25 июня 2007
2041

Законодательное обеспечение инвестиционного климата в топливно-энергетическом комплексе россии.

ГАЛИЧАНИН Евгений Николаевич:
"Приток в последние годы в экономику России доходов от внешнеэкономической деятельности и рост прибыли у организаций, предприятий и государства генерировали инвестиционный и потребительский спрос. Как результат, после замедления в 2002 году, российская экономика вновь переживает период роста темпов развития и совокупного спроса. В первом полугодии 2004 года валовой внутренний продукт (ВВП) вырос на 7,4% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, прогноз роста экономики за год составил около 7%, ожидаемый рост промышленности - 7%, инвестиций - свыше 11 %.
Рост инвестиций стимулирует усиливающаяся в процессе укрепления реального курса рубля рубля (на 5,7% относительно доллара США за январь-август 2004 года) конкуренция с импортом. При этом основным источником инвестиционных ресурсов выступают собственные средства предприятий, а низкие процентные ставки на мировом финансовом рынке кроме того, создают благоприятные условия для заимствований крупнейших кредитоспособных компаний, привлекая в экономику дополнительные инвестиционные ресурсы. По данным Федеральной службы государственной статистики в первом полугодии 2004 года поступило почти 19 млрд. долл. иностранных инвестиций, что на 49,9% больше, чем в аналогичном периоде предыдущего года.
Топливно-энергетический комплекс (ТЭК) России включает в себя топливную отрасль (нефтяная, газовая, угольная и торфяная подотрасли), электро- и теплоэнергетику, нефтепродуктообеспечение, энергетическое строительство, производственную инфраструктуру в виде линий электропередачи и трубопроводов различного назначения. Он является важнейшим сектором экономики России, обеспечивающим жизнедеятельность всех отраслей народного хозяйства страны и удовлетворяющим потребности населения. Экспорт продукции ТЭК (сырая нефть, нефтепродукты и газ) является основным источником валютных поступлений России, а доля налоговых поступлений от предприятий комплекса в государственный бюджет превышает 40%.
В настоящее время деятельность предприятий и организаций в топливно-энергетическом комплексе регулируется 16 базовыми федеральными законами, Указами Президента РФ и Постановлениями Правительства Российской Федерации. Среди них такие как:
Федеральный закон "О газоснабжении в Российской Федерации" который позволяет обеспечивать влияние государства на сферу газоснабжения методами ценовой и тарифной политики в целях удовлетворения платежеспособного спроса потребителей и защиты интересов государства.
Федеральный закон "Об энергосбережении" определяет правовые отношения, возникающие в области энергосбережения в целях создания экономических и организационных условий для эффективного использования энергетических ресурсов.
В федеральном законе "О государственном регулировании в области добычи и использования угля" сформулированы основы государственной политики в области добычи и использования угля.
Федеральный закон - "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации". Внесенные недавно в него изменения и дополнения, создали систему государственного регулирования в этой области под единым государственным контролем.
Вместе с тем ТЭК, будучи капиталоемким сектором экономики, потребляет значительные средства из национальных средств накопления, тем самым огpаничивая деловую активность в ряде отраслей обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве.
Тенденция роста экспортной квоты углеводородных ресурсов по-разному оценивается в политических, деловых и научных кругах. Противники экспортной энергетической экспансии считают, что российские экспортеры "распродают национальные природные ресурсы" и говорят об опасности превращения России в сырьевой придаток Запада.
Однако с этим трудно согласиться, ибо Россия располагает внушительными энергетическими ресурсами. Их геологические запасы составляют около 30% мировых, в недрах России сосредоточено 12-13% мировых запасов нефти, 23%-угля, 32%-природного газа.
Но при этом следует иметь в виду, что должно быть не экстенсивное опустошение ресурсов, а использование прогрессивных технологий при добыче углеводородов, позволяющих высвободить для экспорта дополнительные объемы нефти и газа.
К сожалению, в последнее время состояние нефтяного комплекса характеризуется все менее благоприятными показателями своего развития. Несмотря на принимаемые меры, в нем наблюдаются негативные тенденции, в частности:
- сокращаются разведанные запасы и ухудшается качество сырьевой базы комплекса;
- физически и морально стареет его производственный потенциал при крайне низких темпах обновления оборудования;
- снижается инвестиционная активность.
Лишь высокие цены на нефть на внешних рынках несколько выправили ситуацию. Однако коренных изменений они не принесли. В результате нефтяная промышленность, - важнейшая бюджетообразующая отрасль, находится в состоянии, которое может через несколько лет нарушить гарантированные поставки нефти как на внутренний, так и на внешний рынки.
К середине 90-х годов в России сформировалась относительно устойчивая фирменная структура нефтепроизводящих предприятий, характерной чертой которой была высокая степень концентрации. В 1996 году на 13 вертикально-интегрированных нефтяных компаний (ВИНК) приходилось более 90% всего российского производства нефти. В последующие годы эта доля несколько снизилась и составляет 87%.
В настоящее время в России функционируют 25 нефтеперерабатывающих предприятий общей мощностью 260 млн. т. переработки нефти в год.
Для них характерно:
-отсталость технологии, относительно низкая глубина переработки (в среднем-65%), моральный и физический износ фондов (до 80-90%), низкая производительность труда;
-несоответствие качества части выпускаемой НПЗ продукции международным стандартам, опасная экологическая ситуация в местах расположения нефтеперерабатывающих заводов.
С целью устранения такого положения, Энергетическая стратегия России предусматривает государственную поддержку в модернизации и коренной реконструкции действующих НПЗ с позиций современных требований. В частности, намечается увеличение глубины переработки нефти к 2020 году до 85%, существенное повышение доли выхода светлых нефтепродуктов, радикальное снижение содержания серы в дизельном и топочном топливе.
Газовый сектор российской энергетики развивается относительно устойчиво. По разведанным запасам природного газа и его добычи Россия занимает первое место в мире.
Среднегодовые темпы прироста добычи природного газа в течении 20 лет должны составить 1,2%, а прироста экспорта до 2015 года оцениваются в 2,1%. Прогнозируется стабилизация экспорта газа, начиная с 2016г. Прирост добычи газа будет обеспечивать растущие внутренние потребности, и замедление темпов поступления валютных ресурсов от транзита каспийского газа.
Оценивая состояние топливно-энергетического комплекса России и, в частности, его нефтегазового сектора, на рубеже ХХ и XXI веков, следует сделать вывод о том, что российский ТЭК вошел в XXI век с многочисленными недостатками и проблемами.
В частности, назрела необходимость восстановить когда-то уникальные, а ныне деградирующие месторождения, сократить количество простаивающих нефтяных скважин, заменить физически и морально устаревшее оборудование, внедрить в производство новейшую технологию.
Наряду с этим, необходимо выполнить значительный объем работ по освоению новых месторождений нефти и газа с тем, чтобы удовлетворить растущие внутренние потребности в энергоносителях и обеспечить обязательства по экспортным поставкам.
Решение этих задач потребует мобилизации огромных финансовых ресурсов внутри страны, а также активной интеграции в мировые рынки капитала.
В связи с этим, иностранные инвестиции весьма значимы для российского нефтегазового комплекса. Во-первых, далеко не все отечественные компании готовы вкладывать значительные средства в проекты, имеющие слишком долгий период окупаемости. К примеру, в создание новых маршрутов экспортных поставок сырья за рубеж. Россия также остро нуждается в существенной активизации разведки углеводородных ресурсов, о чем неоднократно заявляли ведущие отечественные политики, хозяйственные руководители, геологи. Но российские нефтедобытчики крайне неохотно вкладывают средства в разведку недр, предпочитая быструю отдачу от уже эксплуатируемых месторождений. Объемы необходимых инвестиций на эти цели составляют несколько десятков миллиардов долларов. Например, председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России, Юрий Шафраник, называет цифру в 35 млрд. долларов в год.
Во-вторых, российские компании в большинстве своем не спешат вкладывать средства и в переработку нефти. Так, вопреки традиционным заявлениям руководства компании "Сургутнефтегаз" о стремлении наращивать собственные перерабатывающие мощности, в последнее время наблюдается абсолютно противоположная тенденция. В мае 2004 года генеральный директор Киришского НП3 и вице-президент "Сургутнефтегаза" Вадим Сомов заявил, что строительство НПЗ в Приморске для его компании нецелесообразно, ибо стоимость такого завода из-за высоких затрат на его сооружение и в связи с отсутствием инженерной и транспортной инфраструктуры может составить до 3,5 млрд. долларов.
Таким образом, иностранные инвестиции в российском ТЭКе крайне необходимы. Но период "легких денег" для иностранцев в России похоже заканчивается так как скорее всего, иностранных инвесторов будут настойчиво убеждать участвовать в совершенно новых проектах, включающих в себя полный цикл ввода месторождения в строй - от разведки до начала промышленной разработки.
Еще одной сферой применения усилий иностранных компаний могут стать проекты, реализующиеся в сложных геологических и географических условиях. Это, прежде всего, разработка шельфовых месторождений Крайнего Севера и Дальнего Востока.
Помимо этого, сегодня Россия имеет реальные возможности привлечь иностранные инвестиции не только в сферу нефтедобычи, но и в сферу переработки сырья.
Этому так же способствует и то, что слабая финансово-банковская система России не позволяет массированного инвестирования банковского капитала в нефтяной комплекс.
Так как финансовых средств, получаемых в самих компаниях, зачастую не хватает для своевременного покрытия капитальных затрат, включая модернизацию основных производственных фондов (ОПФ) и финансирование планов роста компаний, для большинства российских нефтяных компаний привлечение внешних денежных средств объективно необходимо.
Поскольку российские банки не способны предоставлять требуемые финансовые ресурсы, компаниям приходится пользоваться иностранным внешним финансированием с использованием как правило:
1. Синдицированных кредитов;
2. Выпуска акций, включая выпуск зарегистрированных в США Американских депозитных расписок, таких, какими потенциально являются например, акции компании "ЛУКойл";
3. Покупки пакетов акций крупными иностранными нефтяными компаниями;
4. Выпуска квази-облигаций, включая конвертируемые облигации;
5. "Прямых" облигаций;
6. Создания обществ и совместных предприятий.
За счет активизации размещения ценных бумаг на зарубежных фондовых рынках нефтяные компании имеют возможность значительно увеличить свою капитализацию и привлечь необходимые инвестиции. Кроме того, учет нематериальных активов нефтяных компаний может значительно повысить их стоимость на фондовом рынке.
Еще одним резервом, способствующим привлечению портфельных инвестиций в российский нефтяной комплекс, может стать изменение стратегии нефтяных компаний, касающейся бухгалтерской отчетности о деятельности компаний в сторону увеличения их "прозрачности" и приведение к мировым стандартам. "Непрозрачность" деятельности нефтяных компаний не позволяет использовать современные финансовые рычаги, которые широко применяются в развитых странах, в том числе и для увеличения эффективности инвестируемого капитала. Но, к сожалению, в существующих российских условиях, а в первую очередь это касается правовой сферы, устранение вышеперечисленного негативного фактора не представляется возможным в краткосрочный период, так как это проблема масштаба всей экономики страны, требующая коренного решения.
Следует отметить, что привлечение иностранного капитала в производственную сферу, особенно прямых иностранных инвестиций, как формы внешних заимствований, является для России новой, поскольку традиционно страна ввозила капитал в форме государственных займов. За период 1992-1998 гг. основным импортером иностранного капитала являлось российское государство, испытывающее острую потребность в финансовых ресурсах. В эти годы из 140,6 млрд. долл., импортированных Россией, прямые инвестиции в отрасли ТЭК составили лишь 2,3 млрд. долл.
Привлечение иностранного капитала в нефтегазовую отрасль происходило медленно, так как законодательство сдерживало активность иностранных инвесторов, хотя по сравнению с предыдущими годами и был установлен ряд положений либерального характера.
В 1992 году совместные предприятия (СП), в которых участие иностранных инвесторов составляло 30% и более, получили право экспортировать произведенную продукцию, возвращать первоначально вложенные средства и вывозить прибыли без каких-либо ограничений.
Это позволило российским учредителям привлекать из зарубежных стран финансовые ресурсы и современные технологии разработки нефтяных месторождений, а также получить в соответствии с российским законодательством возможность участвовать в экспорте нефти без оформления квот и лицензий в условиях ограниченного доступа к экспортным магистральным нефтепроводам.
На начальном этапе СП были основной, практически единственной, формой привлечения иностранных инвестиций в российскую нефтегазовую отрасль. В 1996 году началась реализация новой для России формы привлечения иностранных и отечественных инвестиций - соглашений о разделе продукции (СРП), позволяющих обеспечить стабильность экономических условий инвестору на длительный период разработки месторождений и гарантировать высокую прибыльность нефтегазодобычи и для инвестора, и для государства. В статье 18. - "Государственные гарантии прав инвестора", Федерального закона "О соглашениях о разделе продукции" принятого 30 декабря 1995 года, прямо говорится, что: "1. Инвестору гарантируется защита имущественных и иных прав, приобретенных и осуществляемых им в соответствии с соглашением., и - 2. На инвестора не распространяется действие нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, а также законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации и правовых актов органов местного самоуправления, если указанные акты устанавливают ограничения прав инвестора, приобретенных и осуществляемых им в соответствии с соглашением...".
В то же время, России в условиях острой нехватки инвестиционных ресурсов, применение еще одной, достаточно привлекательной для инвестора формы вложения своих средств, - на основе концессионных договоров, могло бы дать значительные выгоды.
При этом в условиях России, имеется в виду система договоров между государством и частным инвестором в отношении государственной или муниципальной собственности или монопольных видов деятельности. Таким образом, предметом концессии является государственная или муниципальная собственность, а также вид хозяйственной деятельности, на который имеется монополия государства. Это один из отличительных признаков концессии от зарубежных. Такие договора имеют хорошие шансы обеспечить приток долгосрочных инвестиций в национальную экономику.
Правовая основа для заключения концессионных договоров имеется в Гражданском Кодексе (ГК РФ), согласно которому Российская Федерация, ее субъекты, а также муниципальные образования: "выступают в отношениях, регyлируемых гражданским законодательством на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицaми." (ст.124 ГК РФ).
Принятие закона о концессиях, который в настоящее время разрабатывается, имеет принципиальное значение для эффективного управления государственной собственностью в разных отраслях экономики и сферах деятельности под контролем государства без передачи ее в частную собственность, то есть обеспечивает корректировку программы приватизации и активизацию разработки природных ресурсов.
Эта форма привлечения инвестиций может стать одной из наиболее привлекательных, как для государства, так и для инвесторов.
С 1996 года в России существуют две юридически равноправные системы пользования недрами: лицензионная система и система недропользования построенная на применении режима соглашений о разделе продукции (СРП).
Основными элементами лицензионной системы являются:
- разрешительное получение права пользования недрами;
- общий налоговый режим налогообложения;
- общий публично-правовой механизм гарантий прав стабильности инвестора (как правило на 3 года, а для иностранных инвесторов до 7 лет ).
Режим СРП предполагает:
- разрешительное получение права пользования недрами;
- режим налогообложения, определяемый специальным для СРП налоговым законодательством;
- гражданско-правовые механизмы гарантий прав стабильности инвестора на полный срок реализации проекта (25 лет и более для крупных проектов).
Практика показывает, что на сегодняшний день СРП остается для инвесторов пока наиболее приемлемым способом получить возможность принять участие в разработке месторождений.
Пришедшая к руководству страной в 2000 году обновленная команда Правительства РФ и Администрация президента во главе с новым Президентом России В.В.Путиным, приступили к совершенствованию налогового законодательства.
Основными задачами налоговой реформы в 2000-2003 годах являлись существенное снижение и выравнивание налогового бремени, упрощение налоговой системы и администрирования. Снижение налогового бремени было достигнуто прежде всего, за счет уменьшения нагрузки на доходы физических и юридических лиц, ликвидации налогов с оборота, изменения налогообложения нефтедобывающей отрасли и ряда других новаций.
В 2005 году ожидается завершение налоговой реформы, результатом которой станет низкая налоговая нагрузка, упрощение налоговой системы и налогового администрирования, снижение рисков и издержек в экономике. Цели налоговой реформы - улучшение инвестиционного климата и создание условий для достижения сбалансированности государственного бюджета. Изменения в налоговой системе стали одним из главных позитивных достижений по улучшению инвестиционного климата в российской экономике в последние годы.
Эти меры стали важным фактором развития экономики и роста инвестиций. Правительство РФ заявляет о намерении продолжить снижение налогового бремени в среднесрочном периоде и изменении структуры налогового бремени с точки зрения распределения нагрузки на факторы производства, чтобы способствовать ускоренному росту секторов, способных производить продукцию с высокой долей добавленной стоимости.
Однако следует отметить, что налоговое бремя снижается гораздо медленнее, чем объявляет Правительство РФ в предварительных планах. Желание финансовых властей поддержать доходы бюджета от фискальных изъятий из экономики на существующем уровне конфликтует с намерением экономических властей усилить предпринимательскую активность, ибо бюджетные интересы доминируют над задачами стимулирования экономического роста.
Как следствие, налоговая система по-прежнему излишне бюрократизирована, ее структура не оптимальна, при этом нововведения в налоговой сфере происходят неоправданно часто, что создает дополнительные издержки для бизнеса, вынужденного отвлекать ресурсы на мониторинг и изучение новшеств в налоговой сфере, нести издержки по привлечению консультантов в налоговой сфере. Особенно чувствительна эта проблема для малого и среднего бизнеса.
Начиная с 2002 года в России действует новая система налогообложения доходов и в минерально-сырьевом комплексе. Проводимая налоговая реформа предполагает введение трехзвенной системы налогообложения добывающих предприятий, состоящей из трех основных компонентов:
- налога на прибыль, посредством которого государство изымает у всех субъектов предпринимательской деятельности во всех сферах экономики часть их предпринимательского дохода;
- налога на добычу полезных ископаемых, посредством которого государство изымает у всех субъектов предпринимательской деятельности в минерально-сырьевых отраслях часть горной ренты;
- налога на дополнительные доходы, посредством которого государство намерено изымать у субъектов предпринимательской деятельности в минерально-сырьевых отраслях часть дифференциальной ренты (или сверхприбыли), получаемой предпринимателями за счет эксплуатации объектов, расположенных в лучших природных условиях, отсутствующих у других недропользователей.
Первые два элемента этой трехзвенной системы налогообложения введены в действие с l-го января 2002 г. и будут действовать как в рамках лицензионной системы, так и для проектов по соглашениям о разделе продукции. Работа над третьим элементом - налогами на дополнительные доходы продолжается.
Таким образом, с 1 января 2002 года в целях упорядочения системы платежей (кроме акциза на природный газ и акцизов на нефтепродукты), налог на воспроизводство минерально-сырьевой базы, платежи за пользование недрами отменены, а вместо них взимается налог на добычу полезных ископаемых, который рассчитывается предприятиями самостоятельно по утвержденной Правительством России методике.
Согласно этой методике, налоговая ставка по НДПИ устанавливается в твердой сумме в рублях - 419 руб. за тонну произведенной нефти. При этом указанная налоговая ставка применяется с коэффициентом, характеризующим динамику мировых цен на нефть. Данный коэффициент ежеквартально определяется налогоплательщиком самостоятельно по формуле: (Ц - 9 )Р/261. Где, Ц - средний за налоговый период уровень цен нефти сорта "Юралс" в долларах США за один баррель, Р - средний курс доллара США к российскому рублю. Таким образом, расчет НДПИ ведется в зависимости от экспортной цены на нефть, не зависимо от фактических затрат и цен реализации нефти ее производителями.
Следует заметить, что действующая в России лицензионная система недропользования, задающая унифицированный налоговый режим для всех объектов недропользования, характеризующихся широким разнообразием природных характеристик, не является совершенной и во многом сдерживает развитие производства.
Кроме того, при этом система отношений инвестора и государства регулируется нормами административного права, что на сегодняшнем этапе развития российского законодательства является не достаточно гибким инструментом для нахождения баланса интересов между инвестором и государством, поскольку фактически не предполагает наличия адекватных механизмов встречной ответственности сторон, включая и материальную за невыполнение взятых на себя обязательств.
В результате между государством и компанией могут возникать споры требующие судебного разбирательства, как например это произошло с крупнейшей в России ВИНК-"ЮКОС", которой были предъявлены претензии по поводу неуплаты многомиллиардных налоговых обязательств в бюджеты всех уровней.
В связи с проводимой в стране налоговой реформой предстоит включение в сферу регулирования Налогового кодекса специального налогового режима, применяемого при выполнении соглашений о разделе продукции, путем дополнения его главой: "Налогообложение при выполнении соглашений о разделе продукции". Проект такой главы уже подготовлен и обсуждается в Государственной Думе Российской Федерации.
В случае ее принятия в ней будут отражены все особенности налогообложения СРП - как традиционной схемы раздела, когда инвестор уплачивает определенные налоги, а другие заменяются разделом произведенной продукции в установленной в соглашении пропорции, так и "прямого" раздела, при котором уплата налогов заменяется произведенной продукцией.
По закону "О недрах" лицензия выдается только одному юридическому лицу и ее переуступка в гражданско-правовом порядке запрещена. В связи с этим для иностранного инвестора, желающего работать по лицензии, есть два пути. Первый - создание совместно с владельцем лицензии акционерного общества, и второй - заключение соглашения о совместной деятельности с владельцем лицензии, когда лицензия остается у ее владельца, но иностранный партнер связывает этого владельца договорными обязательствами.
В российском законодательстве подобного типа договор определен в части второй Гражданского Кодекса РФ как договор простого товарищества. Именно этот договор отождествляется инвесторами с договором о совместной деятельности. Такое отождествление, как правило, вызывает неприятие этого вида договора со стороны иностранного инвестора по целому ряду причин. В то же время, при тщательной и детальной юридической подготовке законодательства о порядке заключения договора простого товарищества, можно сформировать договор о совместной деятельности, устраивающий российскую и иностранную стороны.
В связи с тем, что дальнейшее развитие ТЭК России требует модернизации его инфраструктуры, особое значение приобретает привлечение инвестиционных ресурсов в трубопроводный транспорт. В настоящее время мощности основной государственной компании "Транснефть" составляют лишь 350 млн. тонн нефти в год. В то же время объем добычи нефти превысил 500 млн. тонн нефти в год. Недостаток мощностей по перекачке нефти, в том числе и за рубеж, предполагается восполнить за счет строительства и ввода в строй новых магистральных нефте- и газопроводов. В их числе и трубопроводы в страны Юго-Восточной Азии в связи со стратегией освоения новых энергетических ресурсов в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке России.
Решение этой задачи потребует также привлечения весьма значительных финансовых средств, в том числе и зарубежных инвесторов. Между тем, пока в стране правовой базы для корпоративного механизма их вложения непосредственно в трубопроводный транспорт не создано. Эту проблему предполагается решить в 2005 году с принятием специального закона "О трубопроводном транспорте" который в Государственной Думе Российской Федерации уже прошел стадию первого чтения (обсуждения).
В проекте Закона предусмотрено, что за государственными органами должен остаться контроль за стратегической транспортной инфраструктурой, регулирование тарифов на услуги по транспортировке и регулирование деятельности организаций трубопроводных систем как субъектов естественных монополий.
Закон должен охватить широкий круг вопросов деятельности трубопроводного транспорта, в том числе:
- собственности и управления;
-определение порядка доступа и правил установления тарифов;
-сертификации, технических требований и безопасности;
- охраны окружающей среды и землепользования.
В проекте Закона есть раздел посвященный механизму привлечения иностранных инвестиций и "Банку качества нефти".
Анализируя собственно энергетические компании следует учитывать тенденцию дальнейшего роста их капитализации.
В 2000 году целевые инвестиционные средства в составе абонентной платы РАО "ЕЭС России" были утверждены Федеральной Энергетической Комиссией России (ФЭК России) в объеме 5,5 млрд. рублей, профинансировано 5,8 млрд. рублей. В 2001 году утвержденная цифра составила 10 млрд. руб., освоено - 11,1 млрд. руб., в 2002 году вся инвестиционная программа составила 88 млрд. руб., из которых РАО "ЕЭС России" освоено 22,5 млрд. руб., АО-электростанциями - 3,4 млрд. руб., АО-энерго - 37,7 млрд. руб., независимыми АО-энерго - 4 млрд. руб., и концерном "Росэнергоатом" -- 20,4 млрд. рублей. В результате реализации этой инвестиционной программы введено в эксплуатацию 37 агрегатов генерирующих мощностей на 640,4 МВт.
В электроэнергетике инвестиции направляются в два больших сегмента: в генерирующие электростанции и сети. Деньги между ними распределялись до 2002 года в пропорции 70% к 30%, с 2003 года пропорция составляет в среднем 50% к 50%. РАО "ЕЭС России" инвестирует средства, которые ему в качестве абонентной платы выплачивают АО-энерго, в находящиеся на его балансе сетевые объекты и в строительство новых крупных электростанций. Таким образом, все крупные стройки РАО финансирует за счет собранных у дочерних компаний средств на содержание сетевой инфраструктуры. Кроме того, АО-энерго инвестируют собственные средства в модернизацию действующих станций.
Что касается иностранных инвесторов, то их предпочтение пока отдается модернизации наиболее крупных, прибыльных и энергоизбыточных АО-энерго. Между тем, по оценке РАО "ЕЭС России", - инвестиционные средства требуются для развития прежде всего энергодефицитных компаний.
Кроме того, при выборе объекта для инвестиций необходимо учитывать и другие факторы, присущие именно российским компаниям. К таким факторам следует отнести:
1. Географическое положение. Например, учитывать, что в первую очередь планируется проведение реформ в объединенной энергосистеме (ОЭС) Центра, - энергосистемы в этих регионах являются более привлекательными. По сравнению с ними, наименее привлекательными являются энергосистемы Восточной Сибири и Дальнего Востока.
2. Близость к крупным производителям электроэнергии (ГРЭС, ГЭС, АЭС), так как они как правило производят более дешевую тепло- и электроэнергию.
3. Ситуация с неплатежами. Проблема неплатежей все еще остается актуальной в электроэнергетике. Для ее преодоления требуются жесткие действия со стороны менеджмента по борьбе с неплательщиками.
4. Отношения с местными властями. Местные власти пока играют определяющую роль в установлении тарифов с помощью влияния на РЭКИ (региональные энергетические комиссии). Также местные власти контролируют деятельность оптовых перепродавцов электроэнергии, которые в большинстве регионов являются крупными должниками.
5.Планы по реформированию АО-энерго. Реформирование отрасли привело к возникновению дополнительных рисков для миноритарных инвесторов: - риск снижения стоимости активов и размывание пакетов, слияние АО-знерго с муниципальными и региональными производителями тепла и оптовыми перепродавцами (размывание пакета акций за счет увеличения доли местных властей), в процессе реформирования менеджмент АО-энерго и РАО "ЕЭС России" может выводить активы из АО-энерго по заниженным ценам.
Чтобы минимизировать эти риски, акционеры должны активно участвовать в процессе реформирования АО-энерго и налаживать активный диалог с менеджментом и независимыми директорами.
В то же время, либерализация электроэнергетики приведет к тому, что стоимость рОССИЙСКИХ энергокомпаний приблизится к стоимости западных аналогов. Это уже привлекло внимание крупных и мелких инвесторов, что вызвало рост стоимости акций большинства энергокомпаний в несколько раз.
Угольная промышленность России способна в обозримой перспективе решать задачи в области обеспечения страны энергетическим топливом и технологическим сырьем: отрасль располагает значительными запасами угля (202 млрд. т.), большим техническим потенциалом и производственными мощностями. Показатель отношения запасов к объемам добычи равен сейчас по углю 870 лет, и горючим сланцам - 570 лет. Производственный потенциал угольной промышленности представлен предприятиями по добыче, обогащению и брикетированию углей: на сегодняшний день насчитывается свыше 150 угольных шахт и 80 угольных разрезов.
В настоящее время 70 % всей добычи угля в России осуществляют частные угольные компании. Последней крупной сделкой в области приватизации является продажа государственного пакета акций компании "Кузбассуголь" (17,3 млн. тонн годовой добычи).
Угледобывающие компании практически исчерпали лимит повышения цен. Дальнейшее повышение цен на уголь возможно только вслед за европейскими и азиатскими рынками, на которых цены относительно стабилизировались.
Недостаточно активный спрос на уголь на внутреннем рынке заставляет российские угледобывающие компании ориентироваться на экспорт. Однако развитие российского угольного экспорта сдерживается неудовлетворительным состоянием горнотранспортного и горношахтного оборудования. Степень износа основных фондов угольной отрасли достигла 43,8 %, в том числе по машинам и оборудованию 63 %, что не дает возможности выпускать продукцию экспортного качества. .
Согласно положениям государственной "Энергетической стратегии" прирост инвестиций в угольную отрасль направлен, в основном, на добычу угля открытым способом. Однако представляется актуальным оценить реальные возможности и достижения инвестиций в угольную промышленность, определить возможные степени рисков и новые источники инвестиций, их динамику для достижения поставленных в стратегии целей.
Таким образом, из изложенного выше можно сделать вывод, что с учетом значительного потенциального спроса в модернизации и дальнейшем развитии российского ТЭК, иностранный инвестор может ориентироваться на активное участие в проектах различных видов и масштабов по повышению уровня добычи энергетических ресурсов и производству нефтепродуктов и продукции нефтехимии. В качecтве приоритета промышленно-инвестиционной политики возможно так же адресное направление иностранных инвестиций на совершенствование машиностроительного сектора занятого производством нефтедобывающего, нефтеперерабатывающегo, нефтехимического, транспортного, энергетического оборудования, и оборудования для - сжижения природного газа, так как потребности в нем испытывает не только внутренний рынок России, и рынки зарубежных стран.

http://www.evgenygalichanin.ru/content/view/18/46/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован