Эксклюзив
01 января 2015
4398

ЗАКУЛИСЬЕ

Закулисье - политический детектив, героями которого являются известные политики, предприниматели, журналисты. Время - конец нынешнего десятилетия, когда все радикальные изменения уже в прошлом, парламентские и президентские выборы - состоялись, кардинально изменив расстановку политических сил внутри страны. Новая политическая элита, пришедшая к власти после выборов 1999-2000гг. стала формировать новый курс государства. Что стоит за схваткой старой и новой групп - суть книги. В основе интриги лежат реальные политические события 1999-2000 годов, когда столкнулись две группы, представляющие различные слои национальной элиты. Столкнулись в борьбе за верховную, президентскую власть. На карту было поставлено будущее Российского государства, а не просто парламентские или президентские выборы. Автор книги не только прекрасно информирован, - ряд лет входил в сотню ведущих политиков, но и лично знаком с большинством из них многие годы, - участвуя в политической жизни страны более 10 лет. Автор попытался передать суть политической жизни страны через свой опыт и знания. Все совпадения, узнавания и ссылки на известные лица могут рассматриваться читателями исключительно и только как случайности, за которые он заранее приносит свои изменения. Предисловие. Проезжая сегодня на работу, у Кремля, водитель Николай показал на соседнюю машину, отличную новую ВМW со всеми прибамбасами, - мигалкой, "флажком" и кучей антенок. - Александр Иванович, аграрий едет!...Николай за 10 лет знал не только все номера, но и всех хозяев машин, а часто и их водителей, давая им свои собственные оценки и клички. Вот и сегодня утром, когда его обогнал старый знакомый (что случалось исключительно редко и только с нарушением правил), он не удержавшись, сказал: - Вот... Вон опять.. придурок едет. Придурком он называл сына известного политика, также, впрочем, ставшего "политиком" и получившего по наследству все необходимые атрибуты...Вообще, езда по Рублёвке имеет свои прелести. Если повезет, то промчишься за полчаса от Барвихи до Центра. Если нет, простоишь вместе с другими, пока мимо тебя на безумной скорости промчатся кавалькады президента и премьера. Чуть меньше заставит подождать Лужков, скромно сопровождаемый одной машиной. Говорят, что у него одно время даже мигалку сняли. Мысль опять вернулась к проезжающей ВМW. Действительно, на переднем сидении (как и встарь, - любимом месте советских начальников) гордо восседал известный борец за права российского крестьянства Никита Хретон. Тот самый, про которого лидер аграриев сказал, что пора бы ему уже отвыкать от сиськи коммунистов. Память, черт ее возьми, напомнила картинки из недавнего прошлого: прогибающегося по всякому поводу перед "дядей Зю" Хретона. Впрочем, прогнуться этот ловкий крестьянин любил перед любым начальством. Делал он это умело, просто и естественно. Амплуа защитника крестьянства ему при этом не мешало. Наоборот, чувствовалась какая-то естественная простота с хитрецой, как казалось, свойственная крестьянству. "Как много их таких в нынешней Думе," - думал он, - простых приспособленцев, спокойно и незатейливо год за годом эксплуатирующих свою делянку: "крестьянина", "рабочего", еще кого-то, но, по сути, не верящих ни во что, способных мгновенно менять свое мнение в угоду конъюнктуре или просто отойти в сторону. Вот и этот. Пошел на развал собственной партии, второй год скандалит с лидером, исправно получая за это лидерство в депутатской группе от коммунистов. Это и есть то, что эти господа - будь они не ладны - называют политикой". Сам Александр Иванович относился к политике трепетно. Он считал ее уделом немногих профессионалов, овладевших политикой как наукой, так и искусством. Давным-давно, еще студентом МГИМО он раз и навсегда запомнил мудрую мысль одного английского политика и писателя: " Политика, это когда сначала добиваешься власти, с тем, чтобы затем её использовать ради достижения общественно значимой цели". Такое отношение никак не вписывалось в нынешние российские реалии, когда большинство политиков дрались за власть без всякой мысли о главном- ради какой цели она нужна. Больше всего его почему-то волновала мысль о том, что в таких случаях думают люди. Друзья, знакомые, либо вообще незнакомые люди, с чьим мнением надо бы считаться. И как он так и не смог привыкнуть к мысли о том, что в политике как раз и нельзя считаться с этим, пропади пропадом, мнением. Во всяком случае, успех одних и неудачи других показывают, что те, кто оглядывается на это самое мнение, а тем более, с ним считается, никогда не успевают "сманеврировать", вскочить на волну успеха. И наоборот. Способ достижения успеха - конформизм и беспринципность. Был обычный июньский день 2000 года. Даже самый обычный. Предстояло несколько встреч - в администрации нового президента, с советником председателя Госдумы, с Председателем Счетной палаты. Кроме того, множество разговоров и решений в аппарате партии. Большинство из которых - совершенно пустые, ненужные, даже вредные. Но деться от них некуда. Александр Иванович подумал, что пройдет еще один теплый июньский день, потраченный, скорее всего впустую. Лучше бы провести его на даче - мечтал он. Так продолжалось все последние годы: весь год работаешь и мечтаешь о том, когда можно будет не ехать на работу и остаться на даче. А когда это время наступает - и так каждый год - оказывается, что и недели нет для этого. Вот и вчера вечером на дачу приехал один из советников большого "Политика". Уболтал на срочную подготовку документа. Срочно - это когда в запасе день. А документ, между прочим, страниц на 40, да еще и разноплановый - программа очередной партии, опекаемой и создаваемой "Политиком". А самое главное, что ничего путного из работы не выйдет - знаешь заранее. Даже спасибо не скажут, да и кроме амбиций через пару месяцев ничего не останется. Весь этот поток сознания скользил, не затрагивая чувств и эмоций. Похоже, что за последний год все чувства каким-то образом истощились. Да и то: когда по несколько раз в день бросаешься на амбразуру, полностью выкладываешься, то через год-другой такой жизни, вдруг осознаешь, что ты пустой, что ничего уже всерьез не хочешь. Неприятно, когда многого хочешь и не можешь. Еще хуже, когда многое можешь и уже не хочешь. Память вернула его в то же теплое утро прошлого года, когда резко, радикально, в одночасье произошел крутой поворот в судьбе, заставивший целый год немеренными дозами ежедневно потреблять адреналин. Итак, 6 июня 1999 года, именно тогда, да, да. 6 июня две группы в правящих кругах России составили свои сценарии борьбы за власть. Глава 1. - На РАСПУТЬЕ. Июнь 1999 года выдался жарким как никогда - во всех смыслах этого слова. Никто среди политиков и не думал отдыхать - впереди парламентские, а за ними и президентские выборы. Наступил завершающий этап позиционирования: с кем и против кого надо дружить. Для партии, лидером которой был Александр Иванович, наступили сложные времена. Их союзники и старшие партнеры, коммунисты, все очевиднее не только разваливали народно-патриотический союз, но и делали все от них зависящее, чтобы их союзники вообще прекратили бы свое существование. Задача была поставлена просто и жестко: либо вы нам полностью подчинитесь, либо.... Он и теперь не находил разумного объяснения этой глупости: союз очень хорошо себя зарекомендовал на выборах 1996 -1999 годов, впереди парламентские и президентские выборы, а эти идиоты думают только о том, чтобы насытить свой партийный актив местами в Думе. - Может их просто подкупили, тупо продают места в списке перед пенсиями? - думал он. Он ждал сегодняшнего разговора с "дядей Зю" полгода. Тот под разными предлогами уходил и от разговора, и от обсуждения вопроса. Наконец сегодня утром по мобильнику он подтвердил: - Хорошо, Александр, после заседания фракции встретимся, посидим и решим. План мне твой нравится. Это был план парламентской и президентской кампаний. Он еще не догадывался, что через пару часов никакого разговора не будет. А будет стремительное исключение из фракции. Просто встанет "главный идеолог" (не написавший ни одной книги), его поддержат пару секретарей, а "Дядя Зю" в ответ на просьбу некоторых членов фракции, просто бросит в зал: - Вопрос решен. Его воспоминания прервал голос автомобильного приемника. Занудливо он повторял: ... Советская власть - это сущность нашего бытия... Крестьянская община, казачий круг, дворянское собрание, собрание трудового коллектива... - Вот, легок на помине, - подумал Александр. - Как ему не надоест пять раз в день на протяжении стольких лет одно и то же твердить. И вообще, наши лидеры КП РФ так и не смогли изменить Россию, зато изрядно ее удивили. Прежде всего своим нежеланием добиваться результата. Именно это неумение добиваться результата и легло в основу того простого факта, что летом 1999 года, накануне решающего этапа борьбы за власть, лидеров КП РФ в расчет уже не брали. Совсем другие силы выходили на авансцену истории. Точнее две. Первая - достаточно авторитетная часть элиты, сложившаяся в период правления М. Горбачева и Б. Ельцина. Она полагала, что получит остатки власти, которые пока не находились вне ее контроля, естественным путем. Можно сказать "по наследству". И серьезного противника перед собой не видела. Поэтому и вела себя излишне легкомысленно. И напрасно. Напрасно потому, что именно в эти месяцы формировалась политическая колонна новой, нарождающейся элиты, которая не очень-то признавала ни официальные авторитеты, ни их "законное" право на престолонаследие. В новой России эти люди привыкли действовать как в бизнесе: честно формулировать прагматические цели и беспощадно-бескомпромиссно их добиваться. А между тем машина въехала во двор штаб-квартиры, расположенной в самом центре Москвы на маленькой улочке. Первая встреча была со старым знакомым, бывшим министром Вячеславом Сергеевичем. И он, и Александр Иванович, во многом одинаково смотрели на вещи. И сходились в главном, в том, что для многих являлось водоразделом - не только политическим, но и личным: на историю и будущее России. Оба были империалистами, т.е. считали, что Россия существовала и может существовать в будущем только как Империя. -Привет, Вячеслав! -Здравствуй, Александр! -Что думаешь делать? Пойдешь служить дальше на государеву службу или займешься чем-то другим? -Еще до конца так сам и не понял. Вот уже какой месяц после выборов размышляю и пока что так и не пришел к какому-то выводу. Главное, что сам пока что не определился, чего хочу. Вопрос, как ни странно, больше философский: чего я сам-то хочу от этой жизни. Вроде бы все испробовал: был в науке, создал крупный бизнес, поработал публичным политиком, даже министром побывал. А вот, что сейчас делать, так и не решил. Похоже, что меньше всего опять хотел бы быть чиновником. Общественную деятельность также не хотел бы бросать - вот и все на сегодня, к чему пришел. А ты, что надумал? Александр посмотрел на Вячеслава. Мысли опять были похожи. Вот так и он после парламентских и президентских выборов осмысливал, что делать дальше. Пока что пришел к одному выводу: партию бросать нельзя. Как это некоторым ни покажется бесперспективным, но работать нужно дальше. В тебя поверили, ты увлек за собой десятки тысяч людей, и несешь за них ответственность. -Да, Вячеслав. За последний год многое изменилось радикально. Новые люди во власти, новые идеи. Многое, что стало привычным за последние 10 лет, - уходит в прошлое. Безвозвратно. Нужна смелость это осознать, но у многих ли она есть? И, главное, - необходимо понять, нет, четко проанализировать, какие глубинные тенденции стоят за всеми этими переменами. Похоже, что все произошедшее за последний год, укрепляет меня в мысли о том, что наша главная идея - восстановление единого государства, Империи, становится все более привлекательной. -Ты, Александр, очень смело и правильно поступил, когда решил озвучить ее в своей кампании. Честно сказать, я ожидал очень серьезных нападок, даже истерии по этому поводу, но, ведь, этого не произошло. Как думаешь, почему? -Две причины. Во-первых, было не до меня, Я, ведь, не был главным претендентом, И даже в числе фаворитов. Поэтому и относились к моим заявлениям вскользь. А, во-вторых, наверное, идея казалась настолько экзотичной, что критики не хотели тратить на нее время. А зря. Я бы, с удовольствием, ее пообсуждал. -Конечно, хотелось бы верить, что есть и третья - народ стал созревать, понимать, что Империя это единственная дееспособная форма существование России как государства, как Нации, что это не только великое прошлое (которое многократно искажали западноевропейцы и наши недоумки), но и единственно возможное великое будущее. Но, похоже, для этого нужны еще годы и годы. Хотя в истории бывало не раз, вспомним хотя бы развал Союза, - рассчитывали на десятилетия, а сделали за годы. -Вот, поэтому-то, я к тебе сегодня и заскочил. Мне кажется, что идею эту не только нельзя бросать, но и необходимо резко активизировать, В частности, у меня появилась мысль: а не создать ли нам достаточно элитарный клуб сторонников этой идеи на базе активистов твоей партии. Немногочисленной, творческой, рассредоточенной по регионам. Способный не только обсуждать, но и продвигать свою идею через интеллигенцию. Особенно в регионах. -Я, кажется, ухватил суть. Ты думаешь, что нам удастся четче обозначиться в общественном мнении, так сказать позиционироваться? -Да. Но не только. Удастся сконцентрировать пусть небольшую, но самодостаточную группу людей, которые занимали бы ясно проимперские позиции. -Ну, ты понимаешь, конечно, что эта мысль не вызывает энтузиазма у многих в России. Все, что касается сильного государства, национальной самоидентификации, православия, а особенно, когда все это выступает в отчетливой имперской форме, - немедленно привлечет жесткие нападки, Я уже не говорю о Западе: там смогут проглотить даже возврат коммунистов, но не возврат Империи. -Я вот что думаю. Необъяснимый до сих пор страх перед Россией, страх и пренебрежение - это генетически заложено в памяти западноевропейцев. Еще с тех времен, когда Москва и православие доминировали в Европе. Со времен развала Империи - реформации, протестантизма - этот страх они пытаются компенсировать своей необоснованной нелюбовью, даже ненавистью к России, русским, православию. Мы со своими идеями, даже в мягкой государственнической форме, попадаем в перекрестке прицела, в эпицентр этих страхов. -Ты прав, Александр. Заметь, кстати, что при всех заявлениях о приверженности демократии и рыночным реформам, В. Путин встречает очень серьезное сопротивление на Западе. Там, видимо, интуитивно сознают, что так или иначе, но его государственность будет перевешивать его приверженность либерализму. -Точнее, агрессивному протестантизму. Со всеми его атрибутами; стремлением глобализировать культуру, размыть национальные ценности, ослабить православие и государство. Все это, естественно, под лозунгом демократии. Только какой? А точнее чьей? -Так, так. Но суть-то в чем, что идеи нужно двигать, а клуб - одна из форм. Ты согласен? -Конечно. Сегодня же и начнем работу. Думаю, что за один-два месяца соберем актив, а где-то в августе сможем провести конференцию и учредиться. Я вообще думаю, что объективно наш вектор будет усиливаться. Все больше людей начинают понимать, что нынешний конфликт в России это не конфликт между "демократами" и "коммунистами", а конфликт между сторонниками того или иного пути развития России. (И последний год это наглядно показал. Те же коммунисты, точнее их лидеры, все более и более перемещаются в сторону троцкизма. Государственнические, даже державные нотки, которые они активно использовали прежде, все дальше отходят на второй план. Не удивлюсь, поэтому и их повороту в сторону правых. Это не просто несогласие с новым президентом или стремление обозначиться в оппозиции, как кажется многим, это одно из проявлений того глобального процесса, который идет в России последний год - формирования двух лагерей, двух групп - сторонников и противников русского пути в развитии России. У "дядюшки Зю", в частности, оказалось, что его генетические коммунистические пристрастия перевесили патриотические. Иначе не объяснить ни его позиции по развалу единого народно-патриотического союза, ни его постоянным маневрированием, когда речь напрямую заходит об интересах государства. Кстати, не далее как час назад, по дороге сюда, я вспоминал происходившее год назад. Должен сказать тебе, что хотя я многое видел и понимал уже тогда, но и я не ожидал, что события так быстро начнут развиваться в нашем направлении. Не думая, например, что уже в сентябре коренным образом пересмотрится позиция по Чечне. А как было думать? Когда я резко выступил против этого хасав-юртовского договора, то на удивление мало нашлось политиков, которые думали также. И вот осенью 1999 эта позиция на 100% оказалось воспринята не только властью, но и большинством населения. Буквально за месяц страна перевернулась: из апполитично-безразличной она превратилась в гражданско-патриотическую. Значит, в Нации происходит накопление патриотических сил. И Президент это почувствовал, использовал. Говорят, что цинично, ради победы на выборах. Думаю, что скорее, его субъективные представления совпали с общественными ожиданиями. Поэтому и победил. Сначала в декабре, а потом в марте. И дело даже не в том, что в наших широтах проигравший выборы теряет голову... -Ты знаешь, Александр, для меня ведь даже не важно, что победил этот человек. Победила идея, даже вектор развития государства. Надолго ли? Если ему удастся удержаться, то это значит, что у России есть будущее. И не потому, что он уж очень толковый. Или его люди. Здесь можно поспорить. А потому, что он объективно развивает правильный вектор. Даже, точнее, единственно возможный и перспективный для России. -А теперь самое интересное, Вячеслав. Как ты думаешь, сколько времени необходимо для того, чтобы консолидироваться его противникам. От правых и центристов, до коммунистов, региональных элит и СМИ? И другой вопрос, когда это произойдет, сможет ли он с относительно небольшой командой им противостоять? Особенно с учетом позиции Запада, чьи симпатии будут известно на чьей стороне. Обрати внимание: свобода слова и СМИ, Европарламент, бунт губернаторов, объединение правых (смотри-ка, перед выборами не смогли, а на антипрезидентской основе легко удалось объединиться) и т.д. Все это за один-два месяца. Я думаю, что значительная, если не подавляющая часть элиты не просто напугана, а сознательно идет семимильными шагами на консолидацию на антипрезидентской основе. Если так дальше пойдет, то к осени соотношение сил радикально изменится против президента. И против только нарождающегося вектора в развитии России. -Согласен. Лето будет весьма показательным. И отнюдь не простым. Ну, что же, пока. Я уезжаю на день в Питер. Вернусь, продолжим. С этими словами Вячеслав встал и энергично направился к выходу. Он все делал энергично: говорил, двигался, принимал решения. Людей с такой сильной внутренней энергетикой ничтожно мало. А Александр вновь вернулся к событиям годичной давности, параллель с которыми он совершенно неожиданно обнаружил сегодня, год спустя. А в это время в Администрации Президента России, тоже беседовали двое. Один из них - хозяин кабинета, молодой, усталый высокопоставленный чиновник, говорил другому - руководителю новой партии: - Слушай, Андрей, к сожалению, стихийная трансформация политической системы, сложившейся в годы Б. Ельцина, в новую, пока что неизвестно какую. Прослеживаются вполне определенные тенденции, но стихийность, неуправляемость этих процессов, - очевидна. И мы, как бы нас в этом ни подозревали, крайне слабо влияем на ситуацию. Ну, удалось кое-что в декабре, ну, пожалуй, добились чего хотели в марте на президентских выборах. Но это еще не все. Партийной системы как не было, так и нет.На первый взгляд в политическом спектре современной России существуют самые разные цвета. Но так как на основной политической сцене страны, в Государственной Думе присутствуют только партии, преодолевшие на выборах 5-ти процентный барьер и представленные в парламенте, складывается впечатление, что других сил нет. Достаточно привести пример "Единства" и СПС, которые не являются, даже после победы на парламентских выборах, сколько-нибудь оформленными - идеологически и организационно - движениями, а тем более партиями. Сложилось ложное впечатление, что без идеологии, без организации, без того, что называется "коллектив единомышленников", опираясь только на административные, информационные и финансовые ресурсы, можно стать партией. Во всяком случае, победить на выборах, занять свою нишу в политической системы государства. Похоже, что современная политическая история нас так ничему и не научила, ведь сколько этих верхушечных партий, опирающихся на административно- финансовые ресурсы создавалось и исчезало за последние годы! Все они напоминали пирамиду, стоящую на своей вершине - лидере, который занимает заметный государственно- чиновничий пост. Обломалась верхушка - и обвалилась пирамида потому, что других опор у неё не было. Партии В. Черномырдина, И. Рыбкина, В.Шумейко, Е.Гайдара - лишь некоторые примеры, не говоря уже о десятках, сотнях более мелких, "спеченных" под выборы. А между тем, устойчивая политическая и государственная система в России невозможна до тех пор, пока не сформировались стабильные - идеологически и организационные - партии, представляющие вполне определенные и осознанные интересы отдельных социальных групп и слоев всей Нации, носители определенного типа мировоззрения. Это и называется гражданским обществом. Таковых не может быть много, к устойчивым тенденциям в идеологии можно отнести: государственно-патриотическую, либерально-демократическую и коммунистическую (естественно, с различными вариантами). После всплеска многопартийности, в конечном счете именно вокруг этих трех течений и будет формироваться политический спектр России. И мы, в администрации в этом кровно заинтересованы. -У меня для тебя, Андрей, и твоего управления по связям с общественностью, есть поручение. Но вначале скажи коротко, что сам-то думаешь о ближайшей перспективе. -Я полагаю, если коротко, Владислав Владиславович, что ближайшие месяцы покажут, как в политической системе государства трансформируются эти три основные течения идеологической мысли. В частности: Первое, окончательно прояснится расстановка политических сил в стране, которая сформировалась после парламентских и президентских выборов. Вероятно, они сгруппируются по трем основным векторам: догматически - коммунистическому (КПРФ); либерально-демократическому ( Яблоко, СПС); государственно-патриотическому (Президент, ... "Единство"?) Второе,неизбежно изменится и расстановка сил внутри президентской команды: баланс интересов не бывает, как показывает история, сохранен долговременным вокруг фигуры нового лидера страны.. Но это, сами понимаете, уже не в моей компетенции. Хотя, чего скрывать, все об этом думают и не учитывать мы этого не можем. Третье,всерьез может измениться не в пользу президента и соотношение сил внутри элиты страны, большинство которой уже в той или иной форме оппозиции. Последний пример - бунт Совета Федерации. Некоторые политологи предсказывают, что такое соотношение сможет даже угрожать избранному Президенту, особенно если Запад окажет реальную поддержку этим силам. Таким образом, сегодня обозначаются контуры крупнейших коалиций, которым предстоит сыграть ведущую роль не только на следующих выборах, но, и главное, в формировании вектора развития государства в ближайшие месяцы: на правом фланге - это коалиция СПС - "Яблоко", на левом - КПРФ с остатками сателитов, в центре - Президент, сформированное недавно "Единство", "Отечество", традиционные патриотические партии, движения, отдельные личности. -Ты анализировал чем нам это может угрожать. Я имею в виду прежде всего политику президента и стабильность в стране. На кого сможем опереться? -Меня беспокоит то обстоятельство, что ни одно из этих объединений не занимает ясно выраженную патриотическую нишу. Относительно СПС и "Яблоко" этот тезис, я думаю, не нуждается в обосновании. Сложнее обстоит дело с КПРФ. С момента своего возникновения в 1992 году это партия небезуспешно манипулирует патриотическими лозунгами и претендует на роль центра консолидации. В 1996 году по инициативе КПРФ был создан НПСР (Народно-патриотический Союз России), объединивший несколько десятков партий и движений патриотической ориентации. Следует признать, что НПСР сыграл немалую роль: успешное участие НПСР в целом ряде избирательных кампаний на протяжении 1996-1999 гг. доказало эффективность объединенной оппозиции и открыло перед ней широкую перспективу победы на выборах. Но тут, как раз и проявилось подлинное лицо лидеров КПРФ. Состоявшийся в октябре 1998 года Пленум ЦК партии, совершенно неожиданно для союзников по НПСР принял решение о самостоятельном участии КПРФ в выборах в Государственную Думу. Тем самым руководство КПРФ фактически раскололо и предало своих соперников по НПСР. Более того, она сделала все, чтобы не дать другим партиям и движениям, входящим в НПСР, организоваться в единую коалицию. Фактически это означало попытку партийных бюрократов подмять под себя патриотическую оппозицию.Результат известен: КПРФ участвовала в выборах самостоятельно и фактически потерпела поражение, уменьшив свое представительство в Думе в полтора раза. А разобщенные патриотические организации и вовсе оказались не представлены в парламенте России. На сегодня они предоставлены сами себе. Этот итог все яснее осознается в патриотическом движении. Такая линия руководства КПРФ далеко не случайна и объясняется ни только соображениями сиюминутной тактической выгоды. Дело в глубоко лежащей идеологической несовместимости коммунистов и подлинных патриотов- государственников. Внимательному наблюдателю ясно, что идеологически и организационно КПРФ эволюционирует в прежнюю партийно-идеологическую нишу, все более и более уподобляясь КПСС последних лет застоя. Косметические выверты лишь подчеркивают, что интересы партии по-прежнему превалируют над интересами государства. Другое дело, что лидеры КПРФ будут и дальше пытаться манипулировать патриотическими лозунгами, и привлекать на свою сторону общественность и патриотические организации. Очевидно уже, однако, что лидеры КП РФ все дальше и дальше будут уходить от государственно-патриотической идеи. - Ну, а наше любимое детище? Я хоть и не был на съезде, но информация у меня самая противоречивая. Что касается "Единства", то к сожалению, первые шаги новой партии наводят на размышление о праволиберальном и бюрократическом наследстве НДР и "Всей России". Не случайно, наверно, в прозвучавших с трибуны Учредительного съезда партии "Единство" выступлениях, политическое местоположение новой партии несколько раз было охарактеризовано как "правый центр". Таким образом "Единство" изначально отодвигается от государственно-патриотической идеологии, уступая её другим силам. И не только в идеологии. Нельзя не отметить еще несколько удручающих обстоятельств. Во-первых, отсутствие у новой партии каких-либо идеологических программных документов, но и даже желания заниматься мировоззренческими вопросами всерьез. Не смогли восполнить этого пробела и выступления лидеров "Единства". "Консолидация", "укрепление государственности", "поддержка власти" - вот весь набор. Более того, опыт показывает, что для наработки такой идеологии нужны годы и серьезные усилия: десятки книг, сотни статей, семинары, конференции, дискуссии и, конечно же, время. А главное желание и понимание важности этой работы. Во-вторых, обращает на себя внимание социальный состав делегатов Съезда. Подавляющее большинство из них относится к государственным служащим. Такое положение нельзя считать нормальным, ведь уже есть печальный опыт такого объединения госслужащих "по месту работы" в областной администрации - НДР. Печальный опыт, похоже, ничему не научил. Этому движению, спохватившемуся в последний год, так и не удалось развиться в полноценную партию. Третье: настораживает стиль руководства, который был продемонстрирован на Съезде лидером "Единства" Шойгу. Явное пренебрежение к демократической процедуре и демонстративное игнорирование требований ряда региональных делегаций, свидетельсвует о не понимании самой сути политической работы. Ну и другое, Как он недавно заявил "Мы пока еще непривычны давать протечки" и т.д. Наконец, в-четвертых, все это неизбежно ведет к появлению заведомо недееспособной политической "партии начальников", которая ( как показал инцидент с В. Гусинским) не только не сможет обеспечить общественно-политической поддержки государственническим тенденциям в политике президента, но и создать устойчивой социальной базы для нового курса. И это главное. Вместе взятое это заставляет довольно скептически отнестись к долгосрочным перспективам вновь созданной партии. Выиграть выборы, оперируя огромными ресурсами такая партия может, а сформировать общественно- политический климат, обеспечить развитие государства по государственно-патриотическому вектору, - никогда. - Слушай, Андрей. То, что ты сказал, меня лично, очень настораживает. Попробую подытожить твои рассуждения. Среди крупнейших общественных сил, ни одна не стоит на вполне последовательных государственно-патриотических позициях. Речь идет, во-первых, прежде всего о тех, кто считает необходимым и срочным укрепить государство, восстановить эффективность его институтов. И не ради самого государства, - хотя и это немало, - а понимая, что только сильное, дееспособное государство способно гарантировать создание гражданского общества в России. Со всеми свойственными этому обществу демократическими институтами, а не уродливыми порождениями либерально-демократического хаоса. Во-вторых, государственники - это те политические и общественные силы, которые ставят интересы своего государства выше интересов своей партии, движения, своей социальной группы. Не отказываются от своих социальных интересов, но ясно ставят их ниже в системе приоритетов. И действуют соответственно в политической практике. Наконец, в-третьих, государственники это те, кто, понимая закономерности мирового развития, особенности глобализации и демократизации, не отказываются от специфических национальных особенностей. Более того, считают их такими же важными, как и особенности эволюции всей цивилизации. Эту нишу занимает сейчас лишь фигура Президента, пытающегося однако без стабильной политической базы построить новое здание российской государственности. А теперь главное. Именно поэтому вопрос об объединениях многочисленных, но разрозненных пока государственников встает сейчас как никогда остро. И наоборот. В течение уже многих лет, в т.ч. и в доперестроечный период, существуют идеи, их сторонники и организационные структуры, иногда серьезно влияющие на жизнь страны, но никак не представленные " во власти". Речь идет о "государственниках", "почвенниках", "патриотах" и т.д. Как и в начале 90-х годов, когда была предпринята безуспешная попытка объединения государственно-патриотических сил, сегодня задача подобного объединения имеет общенациональные последствия. Если удастся этого добиться, то под формирующийся вектор развития государства будет подведен не только мировоззренческим, но и общественно-политический фундамент со всеми свойственными атрибутами: идеологией, кадрами, стратегическим планированием. Если же и эта попытка провалится, то в доминирующих цветах политического спектра не будет явно присутствовать главный - государственно-патриотический.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован