25 апреля 2007
3025

Заложники Истории: Ельцин и Горбачев

Из записей помощника Михаила Горбачева Георгия Шахназарова, 8 июля 1991 года: "Какие амбиции (у Бориса Ельцина. - А.К.) и простодушная детская жажда скипетра! Как это в нем умещается вместе с политическим чутьем - ума не приложу".

Воля к власти была одной из главных отличительных черт Ельцина. Но не меньшей она была и у Горбачева в ту ночь, когда после смерти Константина Черненко, в ночь с 10 на 11 марта 1985 года, секретарь ЦК готовил почву для того, чтобы стать генеральным секретарем.

Вообще говоря, без воли к власти не бывает настоящих политиков. И уж тем более политиков исторического масштаба, каковыми - в большей степени, чем все советские руководители вместе взятые - были Горбачев и Ельцин. Только потому, что они изменили страну, развернули ее от имперского и коммунистического состояния в сторону национального государства, строящегося на принципах демократии и рыночной экономики. Горбачев начал "процесс" в 1985-м, Ельцин завершил его спустя всего 11 лет в 1996-м. На этом историческое время двух великих антагонистов и реформаторов закончилось.

Масштаб и того, и другого лидера был виден в те дни, когда они прощались с нацией - 25 декабря 1991-го и 31 декабря 1999-го. Каждому, с точки зрения вечности и исторической ретроспективы, был отмерен не очень-то и большой срок. Но его им хватило, чтобы изменить страну.

Оба лидера, эти типичные представители советской номенклатуры, классические секретари обкомов, возможно, и не были рождены реформаторами. Но та самая воля к власти, то самое политическое чутье сподвигли их на проведение реформ. Ни у Горбачева, ни у Ельцина не было выбора: в известном смысле они были заложниками времени, они были обречены на перемены, на то, чтобы предоставить командам реформаторов политические "крыши".

То, что не смог сделать Горбачев в границах СССР, сделал в границах России Ельцин. То, на что не мог решиться Горбачев в конце 1980-х, решился Ельцин в начале 1990-х. Им были ведомы и сомнения, и страх перед переменами. Но перемены были содержанием, смыслом, логикой их правления - и деваться Михаилу Сергеевичу и Борису Николаевичу было некуда.

Это только казалось, что они лютые враги и антагонисты. В этом случае речь идет о частностях политической борьбы. На самом деле оба двигали Историю, но в результате История в гораздо большей степени двигала ими. Они были ее заложниками, ее орудием, не целью, а средством.

Не случайно обоих не любит общественное мнение. Социологически измеримому большинству не нравятся перемены, не нравятся лидеры, эти перемены олицетворяющие. Социологически измеримое большинство вообще склонно переоценивать роль личности в истории и недооценивать логику объективных исторических процессов. Ведь если вы выпускаете джинна гласности из зеленой от бронзы сталинской бутылки, у вас начинает разрушаться любая, даже казавшаяся незыблемой, система. Если вслед за либерализацией умов вы либерализуете цены, у вас исчезают инструменты для административного управления экономикой. Решения принимают лидеры - это правда. Но дальше вступает в дело логика саморазвития.

И Горбачев, и Ельцин не до конца оценивали масштабы последствий своих решений. Горбачев был искренне убежден в возможность существования гибрида - рыночного социализма. Ельцин искренне верил в то, что проблемы и сложности реконструктивного периода уйдут в прошлое уже в 1992 году - надо только перетерпеть несколько месяцев после начала либеральных реформ. Жизнь оказалась жестче. Последствия решений - более долгосрочными и серьезными.

Ты делаешь Историю, История делает тебя - куда деваться?..

Непопулярные ныне лидеры были когда-то невероятно популярными: "горбимания" являлась прежде всего отечественным феноменом, а Ельцин на танке - это образ подлинного лидера нации. Утрата популярности связана с тем, что они были лидерами эпохи перемен, и в принципе пытались что-то сделать, в том числе пойти на ответственные, но непопулярные меры (в большей степени это относится к Ельцину).

При всей колоссальной воли к власти и Горбачев, и Ельцин уходили достойно - без истерик, без цепляния за кресло до побеления в пальцах, с осознанием собственного места в истории. И это тоже роднит и объединяет двух столь разных политиков.

Уходя, Горбачев, последний руководитель огромной империи, не мог сказать: "Берегите Россию!". Он говорил о том, что дал жителям страны свободу, и теперь им предстоит научиться ею пользоваться. Учились, как могли. Во всяком случае на карте мира появилось новое национальное государство. Поэтому, в свою очередь покидая президентское кресло, Ельцин мог с чувством выполненного долга попросить беречь Россию.

Каждый может интерпретировать это на свой лад. Но, понимая, какой путь прошел Ельцин Борис Николаевич, можно расшифровать его знаменитую фразу и так, что он завещал беречь свободу.

Этой ценностью - ценностью Свободы - и измеряется реальное значение столь не любимых большинством двух лидеров исторического масштаба, Горбачева и Ельцина.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции



http://www.rian.ru/authors/20070425/64334128.html

РИА Новости

25.04.2007 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован