23 марта 2006
2395

Заместитель министра экономического развития и торговли РФ Андрей ШАРОНОВ: `Деньги нам понадобятся живыми`

Российское правительство одновременно решает очень разные проблемы. То все силы бросаются на сдерживание роста цен, то вдруг всех начинает заботить, как лучше потратить Стабфонд и нужно ли допускать иностранцев к недрам. О том, как решаются эти вопросы и как чиновники оценивают собственную работу, рассказал в интервью обозревателю "Известий" Евгении Николаевой статс-секретарь - замминистра экономического развития и торговли Андрей Шаронов.

известия: В правительстве много спорят - что делать с инфляцией. Какие идеи есть у Минэкономразвития?

Андрей Шаронов: Во-первых, сдерживание тарифов естественных монополий. Последние два года самым динамичным был рост тарифов на услуги ЖКХ. Но в принципе есть законное решение, что они в 2006 году вырастут не более чем на 20%. При этом многие предприятия ЖКХ по-прежнему остаются убыточными, живут на субсидии. А чтобы эти предприятия стали приличными, нужно купить оборудование, которое жжет вдвое меньше газа или мазута. Мы очень поздно спохватились, и тренд тарифа должен быть очень крутой. И этот крутой тренд дает серьезный вклад в инфляцию. Но если сейчас мы заставим предприятия ЖКХ жестко снизить расходы, то это скажется на их долгосрочной надежности. То есть на сегодня они, конечно, смогут зубы на полку положить, но завтра ситуация станет взрывоопасной. Поэтому мы вынуждены смириться с тем, что темпы роста тарифов на ЖКХ все равно будут достаточно высокими.

"Держать Стабфонд в матрасе - нерачительно"

известия: Что вы думаете по поводу предложений по инвестированию средств Стабфонда в акции?

Шаронов: Мы решаем ряд задач, часть из которых противоречива. С одной стороны, у нас есть задача убрать ликвидность с рынка, и с этой точки зрения лучше вообще ни в какие отечественные активы ничего не вкладывать. С другой стороны, мы, собрав такое национальное богатство, должны озаботиться проблемой его сохранения. И с этой точки зрения держать Стабфонд в матрасе нерачительно. Поскольку во внутренний рынок инвестировать нельзя, то возникает вопрос, в какие инструменты вкладывать. В корпоративные бумаги? В государственные? При ответе на эти вопросы мы должны учитывать, что Стабфонд должен сработать в случае ухудшения внешней конъюнктуры, снижения доходов. И деньги нам понадобятся живыми. Ответ получается такой: мы эти деньги должны вкладывать в низкодоходные, высоконадежные активы.

"Иностранцы оценивают риски в РФ как высокие"

известия: Продолжаются ли споры о том, как допускать иностранцев к российским недрам?

Шаронов: Существует проблема в определении стратегических объектов. Есть небольшие разногласия в подходах в законах "О недрах" и "О стратегических предприятиях". Один закон разрабатывает Министерство природных ресурсов (МПР), другой - Минпромэнерго. В законопроекте МПР даны численные критерии. В законопроекте Минпромэнерго выделяются сферы, которые являются критическими. Это американский подход. Плюсы и минусы есть и в одной, и в другой конструкции. Конечно, можно прийти, как это делают американцы, к консенсусу: все заинтересованные согласились - да, разрешаем участвовать, не согласились - вопрос поднимается выше. У них конечный этап - это президент, который может наложить вето на сделку. За последние 20 лет таких случаев было два.

известия: Так что же будет с законом? Его примут?

Шаронов: Его надо принять. У нас есть пожелания Консультативного совета по иностранным инвестициям: "вы уж определитесь и четко скажите, куда можно вкладывать, куда нельзя, потому что сейчас полунамеками мы не понимаем, гонят нас или куда-то приглашают". Именно поэтому иностранцы всегда оценивают риски в РФ как высокие.

"Как работает правительство?"

известия: В правительстве много говорили о новых принципах оценки эффективности работы чиновников. Они уже действуют?

Шаронов: Для всех нас это попытка формализовать, что мы делаем и ради чего. Вот мы, например, хотим уменьшить смертность на дорогах. А какой она должна быть? Когда это должно случиться? Теперь мы не просто всю жизнь проводим в улучшении, а вот у нас есть цель, и мы можем показать, как мы к ней идем. Проблема в том, что показатели до конца не выверены. Мы должны их свести к конечным, а не к промежуточным результатам. Важно не то, сколько мы потратили денег на оснащение больницы, а как снизилась смертность в результате этих вложений. Мы столкнулись с интересным парадоксом после того, как ведомствам были выделены огромные деньги на нацпроекты. Ведомства переписали в своих докладах графики работ, а показатели не изменились. Одна из целей докладов ведомств и сводного доклада - это дать ответ на вопрос "Как работает правительство"? Как оно съедает денежки? И что в результате получает? Наиболее продвинутые умы говорят, что мы должны быстро превратить сводный доклад в инструмент бюджетного планирования, что, конечно, правильно.



Евгения НИКОЛАЕВА
23.03.2006

http://www.finiz.ru/cfin/tmpl-art/id_art-996512
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован