05 сентября 2003
2810

Замминистра финансов Сергей Колотухин - о российской долговой политике

Тема долговых выплат России сама собой ушла "на второй план" общественного внимания, когда стало окончательно ясно, что внешнеторговая конъюнктура позволяет стране не просто решить "проблему-2003", но и жить с профицитным бюджетом. Однако "испытание рынком", каким должно стать размещение еврооблигаций, Россия пока не прошла. Откладывая решение о выпуске бондов, Министерство финансов продолжает работать над улучшением структуры долга, улучшая тем самым и условия для будущего выпуска. О долговой стратегии и тактике заместитель министра финансов Сергей КОЛОТУХИН рассказал спецкору агентства Интерфакс-АФИ Ольге ХЛЕБНОВОЙ.

-- После кризиса 1998 года Россия не заимствовала на внешних рынках. В 2002 и 2003 годах планировались выпуски еврооблигаций в размере соответственно 2 млрд и 1,25 млрд долл., но правительство отказалось от их размещения. Почему?

-- Второй год подряд мы отказываемся от размещения, потому что бюджет не нуждается во внешних займах. В этом году условия для выхода на внешние рынки были исключительно благоприятными: в США сложились исторически низкие процентные ставки, которые, правда, сейчас начинают расти.

Условия благоприятные, но бюджетных потребностей во внешних заимствованиях нет с учетом дополнительных доходов, полученных бюджетом вследствие высоких цен на нефть. В этой связи в текущем году, как уже говорил министр финансов, мы не будем осуществлять выпуск еврооблигационного займа.

Хотя было бы, конечно, очень заманчиво сделать так называемое префинансирование, то есть привлечь еврооблигационный заем сейчас, чтобы в случае необходимости использовать его в дальнейшем. Но, учитывая неэффективный механизм размещения средств финансового резерва, эта операция все равно была бы убыточной для бюджета, несмотря на низкие процентные ставки и удачный момент.

-- Почему? Ведь ставки привлечения средств были бы рекордно низкими для России.

-- Попробую пояснить. Если бы мы привлекли сейчас этот заем, то нам фактически пришлось бы направить его на увеличение финансового резерва, в котором аккумулируются временно свободные средства бюджета. Даже если бы мы привлекли заем под 7% годовых, то поскольку ставки низкие не только в отношении привлечения, но и в отношении размещения средств, доходы от этих средств в составе резерва составили бы условно не более 2% годовых. Это в целом было бы убыточно для государства. В этой связи я пока не вижу необходимости в привлечении еврооблигационного займа.

-- Произойдет ли размещение еврооблигаций России в 2004 году?

-- В 2004 году мы планируем разместить еврооблигации на сумму до 3 млрд долл. на срок до 30 лет. Естественно, объем размещения будет зависеть от фактических потребностей бюджета. Если бюджету надо будет меньше ресурсов для обеспечения сбалансированности источников, в частности для рефинансирования погашения внешнего долга, то тогда мы будем и меньше привлекать.

Бюджет на следующий год сбалансирован как по доходам и расходам, так и по источникам с учетом необходимости рефинансирования погашения внешнего и внутреннего долга за счет привлечения средств на внутреннем и внешнем рынках. Привлечение в следующем году внешних займов в сумме до 3 млрд долл. необходимо для целей рефинансирования погашения части внешнего долга.

-- То есть высока вероятность того, что в следующем году мы впервые после кризиса выйдем на внешние рынки?

-- Учитывая, что одним из основных элементов сбалансированности бюджета на 2004 год по источникам является привлечение внешнего еврооблигационного займа, то вероятность того, что Россия выйдет в следующем году на рынки еврооблигаций, высока. Однако если в ходе исполнения бюджета мы увидим, что бюджет не нуждается в этих средствах, то тогда мы не будем выходить на внешние рынки.

Основным отличием бюджета-2004 от бюджета на текущий год является формирование стабилизационного фонда за счет части доходов бюджета, сокращение налогового бремени на 2% ВВП, что обуславливает снижение общего профицита бюджета. Это означает, что значение профицита в качестве источника погашения внешнего долга в 2004 году снизится и погашение долга должно будет осуществляться за счет займов, в том числе внешних. Это основное отличие от ситуации в текущем году.

-- Вы учитываете в планах по размещению евробондов перспективы получения Россией инвестиционного рейтинга?

-- Я не думаю, что вопрос о получении Россией инвестиционного рейтинга решен и это будет обязательно в 2004 году. Получение инвестиционного рейтинга зависит, прежде всего, от результатов выборов, от того правительства, которое будет сформировано после выборов, а также от того, как будут продолжаться структурные реформы.

Ведь основная проблема для России с точки зрения получения инвестиционного рейтинга -- это большая зависимость от конъюнктуры на международных рынках сырьевых товаров. Мы получим инвестиционный рейтинг, когда международное сообщество, включая рейтинговые агентства, убедится, что Россия становится менее зависимой от колебаний цен на сырьевых рынках, что экономика ее становится более диверсифицированной.

В этой связи я считаю очень важным создание стабилизационного фонда, поскольку он может стать амортизатором, нивелирующим последствия колебаний цен на сырьевые товары на внешних рынках. Если стабилизационный фонд будет сформирован в нужных объемах, то одновременно с успешным ходом структурных реформ можно рассчитывать на то, что Россия получит инвестиционный рейтинг.

Получение инвестиционного рейтинга в следующем году возможно, для этого есть все предпосылки, и правительство готовит эти предпосылки. Но конец 2004 года -- это самый оптимистический вариант. Все будет зависеть от того, как нас будут воспринимать иностранные инвесторы и рейтинговые агентства. Не исключено, что Россия может получить инвестиционный рейтинг не ранее 2005 года.

-- Может быть, отсутствие с 1998 года России как заемщика на мировых долговых рынках играет негативную роль, например, корпоративные заемщики лишены ориентира по справедливой доходности внешних займов?

-- Я думаю, что оно не играет негативной роли. До тех пор пока мы будем оставаться нетто-плательщиком по внешнему долгу, это будет положительно влиять на инвестиционную привлекательность России и в том числе на ее возможности привлекать еврооблигационные займы на внешних рынках. Поэтому я не вижу ничего страшного, что мы не выходили на внешние рынки с 1998 года, наоборот, это положительный момент.

Второе: я не сторонник наращивания внешнего долга, поскольку внешний долг всегда сопряжен со значительными рисками. Поскольку источниками его погашения являются валютные поступления страны и резервы Банка России, то любые колебания курсов и процентных ставок на международных рынках могут привести к удорожанию стоимости обслуживания долга, увеличению сумм на его погашение.

Следует также учитывать, что доходы бюджета формируются в рублях, а платежи по внешнему долгу осуществляются в валюте. Другими словами, государство имеет огромную "открытую валютную позицию" в сумме 120 млрд долл. Любые значительные колебания курса рубля к иностранным валютам могут, например, вызвать увеличение расходов бюджета в рублях по обслуживанию долга, которое не будет компенсировано соответствующим ростом доходов бюджета. В этой связи сокращение внешнего долга -- это сокращение "открытой позиции" и валютных рисков государства.

Кстати, это коренное отличие внешнего долга от внутреннего долга, где таких рисков нет. Поэтому я сторонник постепенного увеличения доли внутреннего долга в государственном долге России.

-- Кстати, как вы относитесь к заявлению своей коллеги, замминистра финансов Беллы Златкис, курирующей внутренние заимствования, о необходимости уравнять внешний и внутренний долг к 2008--2010 годам по сравнению с текущим соотношением 85 на 15?

-- Те предложения, которые мы сформулировали в области государственного долга, мы разрабатывали вместе с Беллой Златкис. В отношении увеличения доли внутреннего долга наши точки зрения на этот вопрос совпадают, как и на многие другие. Если соотношение между внутренним и внешним долгом будет даже больше, чем 50 на 50, я буду только "за". Однако в реальности, все будет зависеть от того, какова будет емкость внутреннего рынка заимствований и стоимость привлечения средств на нем.

-- Достигнут ли компромисс с Всемирным банком, заявившим о том, что правительство России, заложившее недостаточные объемы внешних заимствований на 2004 год, срывает программу сотрудничества с банком?

-- Что касается привлечения связанных кредитов от правительств иностранных государств и займов международных финансовых организаций, в том числе Всемирного банка, то тут надо учитывать следующее. Эти займы являются источником финансирования определенных видов расходов бюджета. В настоящее время бюджет является профицитным, а это означает, что все расходы по проектам уже профинансированы доходами бюджета. Но нам предлагают привлечь еще и займы, которые не нужны, и платить по ним проценты и комиссии. В настоящее время нет необходимости привлечения связанных кредитов и кредитов от международных финансовых организаций.

Правительство, проанализировав текущую ситуацию и поняв абсурдность привлечения внешних займов в условиях профицитного бюджета, приняло решение об ограничении привлечения связанных займов на цели финансирования расходов по новым проектам, в том числе с участием Всемирного банка.

Естественно, правительство и Минфин всегда выступали за расширение сотрудничества с Всемирным банком, в том числе в области реализации проектов на территории России. Но ситуация на сегодняшний день сложилась таким образом, что деньги банка нам не нужны, у нас есть собственные средства для реализации этих проектов.

Я думаю, что в какой-то момент со стороны банка произошло недопонимание реальной ситуации с федеральным бюджетом России. Всемирный банк смотрит только с точки зрения финансирования конкретных проектов, а мы смотрим также с точки зрения состояния бюджета и экономики. Специфика ситуации, может быть, в какой-то момент не была понята Всемирным банком, естественно, мы провели соответствующие встречи, чтобы разъяснить позицию России и свою заинтересованность в продолжении сотрудничества с банком.

Мы договорились с банком о разработке новых, более гибких, форм сотрудничества по действующим проектам, чтобы исключить заимствования, когда в них нет необходимости. Требуют корректировки и финансовые условия займов от Всемирного банка, которые в последние 10 лет не менялись и стали невыгодными для России.

-- Как же тогда должно строиться сотрудничество с Всемирным банком в новых условиях?

-- Мы заинтересованы в сотрудничестве с Всемирным банком, и мы будем продолжать с ним сотрудничество. Но когда нам не требуются деньги на финансирование проектов, мы будем увеличивать их софинансирование из федерального бюджета без привлечения внешних заимствований или использовать другие источники финансирования расходов по этим проектам.

Наша цель -- завершить все действующие займы и привлекать займы от Всемирного банка только в случае возникновения потребности бюджета в этих займах.

Если мы можем обойтись расходами из федерального бюджета, мы не будем привлекать займы от Всемирного банка, продолжая сотрудничество с ним, потому что банк обладает большим опытом реализации подобных проектов. Можно сохранить сами проекты, но изменить соотношение компонентов заемных средств и средств, выделяемых из бюджета.

-- Но ведь как аргумент в пользу связанных кредитов приводится их низкая стоимость...

-- Всем известно, что с учетом косвенных расходов связанные кредиты, в том числе кредиты Всемирного банка, очень дорогие. В настоящее время, если правильно считать стоимость привлечения, с учетом всех косвенных расходов займы Всемирного банка обходятся нам в районе до 11% годовых, а связанные кредиты -- до 9% годовых. Обратите внимание, что в то же время доходность еврооблигаций со сроком погашения в 2030 году сейчас составляет 7--8%. При этом кредиты Всемирного банка предоставляются на срок 17 лет, а связанные кредиты -- 10 лет.

Поэтому в настоящее время с точки зрения стоимости привлекать эти займы невыгодно с учетом всех косвенных расходов -- front fee (платеж в размере 1% от стоимости кредита, который при подписании соглашения о кредите сразу возвращается Всемирному банку. -- Ред.), комиссии за обязательство, оплаты услуг консультантов.

Есть еще такой вопрос: в настоящее время "законтрактованные", или планирующиеся, займы от международных финансовых организаций в целом составляют 5,2 млрд долл., в том числе займы Всемирного банка -- около 4 млрд долл. Это либо заключенные соглашения, либо соглашения, которые планируется заключить. При этом использование этих займов составляет 1,5 млрд долл.

И надо учитывать, что на эти 4 млрд долл., особенно уже по займам, по которым соответствующие соглашения заключены, мы платим комиссию за обязательство -- 0,5% годовых. Вот и посчитайте, сколько ежегодно составляет комиссия за обязательство, а это будет примерно 20 млн долл., на что вполне можно финансировать пару-тройку проектов, которые финансируются сейчас за счет займов Всемирного банка.

Кроме того, по нашим расчетам, средний срок реализации проектов, которые финансируются за счет средств Всемирного банка, составляет 11--12 лет, и проект будет завершен тогда, когда он уже никому не будет нужен. Эту ситуацию надо тоже менять.

-- Такие финансовые условия применяются ко всем заемщикам Всемирного банка или конкретно к России?

-- В принципе это условия, применяемые к России. В этой связи, очевидно, Всемирный банк должен каким-то образом адаптироваться с точки зрения стоимостных условий займов к изменившимся экономическим условиям в России. Это просто новый этап наших взаимоотношений с Всемирным банком. Мы не можем сразу прекратить прежние формы сотрудничества, но мы будем постепенно переходить на новые формы сотрудничества с банком, по-прежнему являясь заинтересованными в этом взаимодействии.

Мы будем настаивать на изменении условий привлечения займов с тем, чтобы они были более конкурентоспособными по сравнению с условиями привлечения Россией еврооблигационных займов. Это касается ставок, косвенных расходов и сроков. И естественно, мы эти займы будем привлекать, когда эти средства нам нужны, а не в любом случае. Мы должны сформулировать вместе новые формы сотрудничества, достаточно гибкие, позволяющие это сотрудничество эффективно продолжать, но, тем не менее, с учетом складывающейся ситуации в экономике страны и с ее бюджетом.

-- Может быть, имеет смысл погасить долг перед МВФ досрочно, тем более что он не такой большой, и тогда Фонд сможет рассмотреть вопрос о выдаче кредитов в рублях?

-- С точки зрения досрочного погашения этот вопрос, конечно, может рассматриваться. Но пока, по крайней мере в 2004 году, мы не планируем досрочно погашать долг перед МВФ, учитывая, что это не самый дорогой элемент задолженности.

Если мы ставим целью сокращение расходов на обслуживание долга, что является очень важным, потому что уровень расходов на обслуживание долга остается высоким, то нам надо досрочно погашать другие категории задолженности, которые являются более дорогими. В том числе ряд очень дорогих еврооблигационных займов, которые были привлечены в 1996--1997 годах с купонами 10--12% годовых.

Единственная проблема заключается в том, что их очень сложно погасить, а при достижении инвестиционного рейтинга, может быть, и невозможно будет досрочно погасить.

Дело в том, что возможность осуществлять операции по управлению внешней задолженностью существует только до момента, когда страна достигла инвестиционного рейтинга. После этого считается плохим тоном осуществлять выкуп своей задолженности с дисконтом. Более того, страны с инвестиционным рейтингом, которые этим занимаются, вполне могут этого инвестиционного рейтинга лишиться. Поэтому, поскольку мы рассчитываем, что Россия вскоре достигнет инвестиционного рейтинга, то через некоторое время такие операции станут невозможны вообще, и тогда мы будем вынуждены погашать эту задолженность по номиналу.

-- Когда Минфин погасит свой валютный долг перед Центральным банком в размере 6 млрд долл.?

-- Пока мы следуем нашему соглашению о реструктуризации этого долга, подписанному между Минфином и ЦБ. Эта задолженность реструктурирована до 2008 года, и платежи идут нарастающим итогом, а основная сумма погашения падает на 2007--2008 годы с учетом пиков платежей по общему внешнему долгу России.

В рамках соглашения о реструктуризации долга перед ЦБ мы частично погасили этот долг в 2002 году на сумму 176 млн долл. В 2003 году погашения основного долга перед ЦБ не планируется, его нет. А в 2004 году предполагается сумма побольше. В соответствии с этим соглашением на 2004 год предусмотрено погашение на 700 млн долл.

-- Ранее Минфин объявлял о намерении создать систему мониторинга привлечения внешних займов корпорациями. Когда эта система начнет работать?

-- Сейчас по Министерству финансов подписан приказ о формировании рабочей группы по созданию системы управления государственным долгом, в том числе и системы мониторинга внешних заимствований регионов и корпораций. Руководителем рабочей группы является первый заместитель министра финансов Алексей Улюкаев.

И естественно, в рамках рабочей группы эти вопросы будут прорабатываться, в том числе и механизмы осуществления мониторинга. При этом мониторинг внешних заимствований корпораций уже осуществляется ЦБ. Рабочая группа будет уже конкретно заниматься и вопросами создания автоматизированной системы по учету долга Минфина. Она объединяет представителей и внешнего долга, и внутреннего долга. И это будет дальнейшим шагом по совершенствованию системы управления государственным долгом.

-- А что с созданием долгового агентства на базе Внешэкономбанка, или эти планы уже неактуальны?

-- Что касается концепции управления государственным долгом и создания агентства, то в плане заседания правительства на осень этого года этот вопрос есть, мы готовим соответствующие предложения, поскольку ранее правительство направило эту концепцию на доработку.

Но мое глубокое убеждение, это уже лично как человека, не как замминистра финансов, что создание такой системы необходимо. И как бы ни казались некоторые мероприятия, предусмотренные в концепции, тривиальными, их все равно надо осуществлять и реализовывать на практике. Потому что общее понимание принципов есть у всех, только очевидно следует внедрить эти принципы.

Что же касается Внешэкономбанка, то фактически процесс трансформации его в агентство уже идет.

-- Но ведь ВЭБ также будет осуществлять функции госуправляющего пенсионными средствами, а также через дочерний Росэксимбанк -- агента по поддержке экспорта...

-- Что касается функции Внешэкономбанка по поддержке экспорта, я думаю, что это достаточно временное явление. Оно было связано с тем, что есть институт, который обладает какими-то определенными навыками и опытом в этой работе, унаследованными от Внешэкономбанка СССР. Поэтому, естественно, на первоначальном этапе участие Внешэкономбанка в создании Росэксимбанка было необходимо для того, чтобы придать жизнь этому учреждению.

В дальнейшем, по мере развития этой системы, естественно, вопросы участия Внешэкономбанка в системе поддержки экспорта могут подвергаться ревизии и пересмотру.

-- Можно ли считать решенной "проблему 2003 года" в смысле пиковых выплат по внешнему госдолгу?

-- Я могу легко ответить на этот вопрос. Дело в том, что, как вы знаете, с 2000 года Минфин активно проводил работу по сглаживанию пика платежей по внешнему долгу, который возникал у нас в 2003 году. Результатом этой работы стало то, что пика платежей по внешнему госдолгу в 2003 году не было вообще.

Первоначально "пиковый" объем платежей в 2003 году оценивался в 20,9 млрд долл. Фактически, по предварительным данным, в 2003 году расходы на обслуживание госдолга составят 6,5 млрд долл., в то время как в соответствии с законом о бюджете было 6,6 млрд долл. Погашение долга составит 11,2 млрд долл. по сравнению с предусмотренными в законе о бюджете 10,8 млрд долл.

Погашение получается несколько больше запланированного за счет роста курса евро, поскольку мы делаем оценку в долларах США. Рост курса евро несколько увеличивает оценку платежей в долларовом эквиваленте, но фактически объем платежей не увеличивается. При этом фактически мы использовали из финансового резерва на погашение долга только около 76 млрд рублей.

-- Какой объем платежей по внешнему долгу запланирован на 2004 год? Из какого курсового соотношения между долларом и евро при этом исходит Минфин?

-- В 2004 году платежи по обслуживанию внешнего госдолга запланированы в объеме 7,1 млрд долл., по погашению -- 9 млрд долл. При подготовке структуры внешнего долга на этот год мы еще в прошлом году говорили о том, что мы планируем курс евро к доллару на уровне 1,2 доллара за евро, что, если вы помните, вызывало критику у отдельных депутатов, считавших этот прогноз завышенным. Но наше отличие от этих депутатов в том, что мы не угадываем прогнозы, мы строим наши прогнозы на основании оценок различных финансовых ассоциаций.

И как показала реальность, в текущем году Минфин оказался абсолютно прав в отношении прогноза курса евро к доллару США, поскольку курс практически соответствовал уровню, который установлен в бюджете. У нас нет сомнений в том, что наши прогнозы, заложенные в бюджете, являются реальными. Кстати, такие же соотношения мы предполагаем на следующий год.

-- Когда Россия может столкнуться с новыми пиками платежей по госдолгу?

-- Следующий пик платежей нам предстоит в 2005 году, правда, он не такой большой, как в 2003 году. В 2005 году платежи по внешнему долгу превысят 18 млрд долл. Поэтому, естественно, Минфин в следующем году должен принять достаточно серьезные меры, чтобы, как и в отношении 2003 года, частично сгладить указанные пики.

-- Какие меры вы имеете в виду?

-- Это и переговоры о реструктуризации задолженности бывшего СССР, я имею в виду, перед оставшимися кредиторами, с учетом наличия пиков. Это и операции по активному управлению долгом, включая проведение операций по конверсии долга, которые сокращают его объем и, соответственно, объем начисляемых на этот долг процентов.

Хотелось бы подчеркнуть, что 2002 и 2003 годы были исключительно благоприятными с точки зрения управления внешним долгом ввиду низких процентных ставок в долларах США и сравнительно низкого курса евро. Начиная с 2003 года эти благоприятные условия стали сходить на нет ввиду резкого роста курса евро по отношению к доллару, а также наметившейся тенденцией к росту процентных ставок. Конечно, это не может не отразиться на стоимости обслуживания долга, несмотря на сокращение его объемов. Поэтому к прохождению пика платежей 2005 года необходимо готовиться заранее.

-- Каким будет внешний долг России по итогам текущего года, к концу 2004 года, какова его структура по валютам?

-- Объем внешнего долга на 1 января 2003 года в долларовом эквиваленте составлял 122,1 млрд долл., в эквиваленте евро -- 117,2 млрд евро. По предварительным данным, на 1 января 2004 года внешний долг составит 118,9 млрд долл., или 99,1 млрд евро. При этом мы планируем, что к началу 2005 года внешний долг сократится до 113,14 млрд долл., а в эквиваленте евро -- до 94,5 млрд.

То есть внешний долг будет продолжать сокращаться. При этом если в долларовой оценке в 2002 году долг сократился всего на 7,2 млрд долл., то в эквиваленте евро он сократился на 29,9 млрд евро. Другими словами, в какой валюте ни считай, внешний долг сокращается быстрыми темпами. Что касается структуры внешней задолженности, то доля долга, выраженного в евро, в общем объеме внешнего долга составляет около 28%, долларов США -- порядка 70%, остальное -- японские иены, швейцарские франки и другие валюты.

Полную версию интервью читайте на сайтах www.vremya.ru и www.interfax.ru


http://www.vremya.ru/



Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован