21 июня 2004
3147

Замминистра культуры и массовых коммуникаций Леонид Надиров: `Мы не соответствуем тому, что должны делать`

Первое заседание Федеральной конкурсной комиссии по телерадиовещанию (ФКК) в новом составе состоялось. На нем констатировали, что нормативная база для распределения теле- и радиочастот не готова, поэтому первый конкурс пройдет не раньше чем через два месяца. Новый председатель ФКК - замминистра культуры и массовых коммуникаций Леонид Надиров в интервью корреспонденту ГАЗЕТЫ Наталии Ростовой рассказал, что срок бездействия комиссии в целом составит полгода. От этого, по его словам, пострадает около ста телекомпаний: они около полугода не смогут получить новые частоты на телерадиовещание.

- Когда комиссия начнет полноценно работать?

- С того момента, когда мы опубликуем официальное объявление в "Российской газете" о заседании комиссии, на котором будут рассмотрены конкретные заявки на получение права на наземное телерадиовещание, должно пройти еще два месяца. Так что получается, что мы откладываем работу комиссии фактически на полгода. Я думаю, что в этой связи около 100 компаний терпит убытки, что недопустимо: реформа ведь ради людей, а не за счет людей.

- Вы говорите о телекомпаниях, которые дожидаются продления действующих лицензий?

- В связи с реформой нет жестких временных рамок, которые позволяли бы закрывать или прекращать деятельность компаний. Я имею в виду прежде всего тех, кто хочет открыться, стоит в очереди, ждет рассмотрения заявок. По сути у нас пропущено три заседания комиссии - мартовское, апрельское и майское. Поэтому нам надо работать быстрее, подстраиваться под требования рабочего дня, хотя и с колес.

- Как прошла первая встреча членов комиссии?

- Это была рабочая встреча, посвященная обсуждению нормативно-правовой базы работы ФКК. Рабочая встреча прошла в том же составе, что и был объявлен. Не было только Генриха Юшкявичуса (советник гендиректора ЮНЕСКО, постоянно живет и работает во Франции. - ГАЗЕТА), который приезжает в Москву 21 июня.

- Все ли члены комиссии, утвержденные министром культуры и средств массовых коммуникаций Александром Соколовым, согласились в ней работать?

- Конечно, все члены пришли на встречу и согласились принять участие в совершенствовании нормативно-правовой базы работы комиссии. При этом, как вы понимаете, членство у нас добровольное, никто не может никого заставить как войти, так и выйти из состава комиссии. И это необязательно делать сейчас. Какие-то причины могут позволить не считать нужным участвовать в этом деле и позже. Это не священная корова, на которую нужно молиться.

- Насколько я знаю, именно вы подбирали кадры для работы в комиссии, а Александр Соколов лишь поставил подпись под этими списками.

- Нельзя так сказать: "Вы подбирали кадры..." В этом участвовал и министр Соколов, и члены нашего медиасообщества.

- Кто, например?..

- Могу назвать Эдуарда Сагалаева, Генриха Юшкявичуса... Это наше общее дело.

- Перед тем как комиссия начнет свою работу, необходимо устранить возникшие юридические сложности. В чем заключается несовершенство нормативно-правовой базы?

- В соответствии с указом президента от 9 марта были упразднены Министерство по делам печати и Минкультуры. А указом от 20 мая была создана Федеральная служба по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия. 3 июня мы прошли заседание правительства, которое утвердило положение о министерстве, федеральных агентствах и федеральных службах по надзору. Правда, эти документы еще не выпущены из правительства, мы их ждем со дня на день. Поэтому пока не можем внести изменения в это положение, хотя это необходимо. Ведь нормативно-правовая база изменилась по сравнению с 1999 годом. Лично меня как председателя очень беспокоит, что работа ФКК уже около ста дней буксует, но не по нашей вине, а по причине формирования правительства. В первую очередь от этого страдает бизнес - и крупный, и средний, и малый, - который работает на медийном пространстве. И, конечно, мы в этом смысле не соответствуем тому, что должны были бы делать, а именно помогать развиваться бизнесу.

- Для вас телерадиовещание - новая сфера...

- Совершенно верно. Это то, что пока мне дается с большим трудом, потому что восемнадцать лет я отработал ректором Академии русского балета. До этого более десяти лет был директором театра Ленинского комсомола, директором-распорядителем Александринского театра. Но у меня есть основное понятие - мерить по здравому смыслу и исходя из собственных ощущений, исходя из опыта, который у меня есть. Мне очень помогает Михаил Сеславинский - самый опытный член комиссии, который был у самого ее основания, еще до того как она была названа ФКК.

- Консультировались ли вы со своим предшественником на этом посту - Михаилом Лесиным?

- Я с ним имел встречи. Так или иначе они касались всех вопросов работы министерства массовых коммуникаций, которые мне поручено курировать.

- В новый состав не вошли три прежних независимых члена комиссии - Манана Асламазян, Всеволод Вильчик и Марк Кривошеев. Почему?

- Это трудно комментировать. Но, как в Библии сказано, любое новое вино нужно наливать не в старые меха. Я не имею в виду возраст членов комиссии. Хотя некоторые и считают, что ФКК возрастная. Я считаю, возраст и опыт многих членов комиссии даст результаты, в то время как во главе многих каналов стоит молодежь - крепкая, вставшая на ноги.

- Вы не видите конфликта интересов в том, что за двумя членами комиссии - Арменом Оганесяном и Борисом Боярсковым стоят крупный действующий вещатель "Голос России" и крупный владелец СМИ "Еврофинанс"?

- Абсолютно нет. Мы в этой комиссии - просто люди. Если бы мы себя позиционировали с корпорациями, с какими-то бизнес-структурами, может, было бы трудно найти общий язык. Решения принимаются ведь путем общего обсуждения. Поэтому я не вижу никаких опасностей.

Смена состава
Новый состав Федеральной конкурсной комиссии был утвержден 11 июня. Из девяти членов старой комиссии остались только трое: глава агентства по печати Михаил Сеславинский, бывший замминистра печати Андрей Романченко и президент Академии российского телевидения Владимир Познер. Места в новой комиссии не нашлось экс-министру печати Михаилу Лесину (был председателем), главе производственно-технического управления Минпечати Сергею Никанорову, министру связи Леониду Рейману, гендиректору АНО "Интерньюс" Манане Асламазян, сотруднику НИИ радио Марку Кривошееву и социологу Всеволоду Вильчеку. Вместо них были утверждены Леонид Надиров (председатель), гендиректор радио "Голос России" Армен Оганесян, советник гендиректора ЮНЕСКО Генрих Юшкявичус, главный редактор журнала "Искусство кино" Даниил Дондурей, президент Национальной ассоциации телерадиовещателей Эдуард Сагалаев и исполняющий обязанности директора департамента лицензионной работы Минкультуры Борис Боярсков.

Впрочем, Владимир Познер заявил после первого заседания, что оставляет за собой право не давать окончательного согласия, пока документы по комиссии не будут доработаны. А Генрих Юшкявичус на вопрос ГАЗЕТЫ о том, не видит ли он препятствий для работы в связи с тем, что постоянно проживает во Франции, ответил отрицательно: "Я каждый месяц бываю в России и именно из-за дальности расстояния не завязан ни в каких интересах". Кроме того, он считает, что знает "законодательство разных стран и про российское телевидение гораздо больше некоторых живущих в России".

Как раньше раздавали лицензии
В прежней комиссии последнее слово оставалось за чиновниками: из девяти членов комиссии четыре были представителями Минпечати, один - Минсвязи. Решающий голос имел Михаил Лесин. В случае, когда его не было на заседаниях (а это случалось довольно часто), право решающего голоса доставалось его первому заму - Михаилу Сеславинскому. Противники комиссии критиковали "лесинский призыв" именно за перевес чиновников над независимыми членами.

Впрочем, критики могли бы найти и другой повод. Комиссия, распределявшая частоты по всей стране, очень редко собиралась в полном составе: Леонид Рейман, видимо, в силу особых отношений с Лесиным на заседания ФКК за исключением пары случаев не являлся. Но даже в таких случаях перевес оказывался у чиновников (решающий голос).

Независимые члены - представители общественности всегда подчеркивали, что председатель на них не давит. Впрочем, они оговаривали, что это не касается тех случаев, когда проходят некоторые "московские" конкурсы. Как заявлял ГАЗЕТЕ один из членов ФКК, "ни за одну лицензию, выданную за региональную частоту, мне не стыдно". А Манана Асламазян даже эмоционально клялась сыном - в том, что никто из независимых членов денег не брал.

Самый скандальный конкурс прошел в марте 2003 года: тогда при существующей у МНВК лицензии (кстати, до сих пор действующей) на частоту ТВ-6 претендовало 13 компаний.

Выигравший частоту Евгений Киселев позже прямо признавал, что победа ему была гарантирована. Впрочем, гарантии, данные Киселеву чиновниками, могли проистекать и из их уверенности в том, что "общественная" часть ФКК поддержит команду, гонимую властями два года. Самым неожиданным было решение ФКК по частоте, занимаемой каналом ДТВ, в феврале этого года. Конкурс, участие в котором принимал Первый канал, проводился два раза. Во второй раз во время конкурса Константин Эрнст пробыл 4 часа в кабинете Лесина. Он объяснил это тем, что не собирается скрывать знакомство с чиновником и делать вид, что он тут "примусы починяет". Частота, впрочем, тогда досталась шведской компании MTG. Неизвестно и то, каким образом в последний момент от заявленного участия в конкурсе на радиочастоту в Грозном отказался "Газпром-Медиа". На эту частоту претендовала радиостанция "Эхо Москвы", но из-за отказа "Эха" победило на 100% государственное радио.



Источник : www.gzt.ru, 21 июня 2004 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован