28 января 2013
3726

Замминистра образования и науки РФ Игорь Реморенко - о будущем школьного образования

Когда в России началось изменение советской системы образования, многие считают что она была достаточно хорошая, что же потребовалось менять?

Про такие изменения можно говорить и в самой советской системе. В конце 1980-х годов началось движение учителей-новаторов. Шаталов, Ильин, Лысенков, Амонашвили, в это время эти фамилии часто звучали. Они были первыми инициаторами изменения нашей, тогда советской, школы. Изменения эти начались, потому что советская школа была хороша для той экономики, для того образа жизни. Когда можно было планировать на дальний период, когда экономика была плановой. На несколько десятков лет вперед очень четко можно было спланировать качества человека и технологии, какие он должен знать.

Учителя-новаторы пришли с другой миссией: человек будет находиться все больше в среде, которая очень часто меняется. В этой среде нужно постоянно стремиться учиться, стремиться осваивать новые навыки. Эти новаторские подходы и были в той или иной степени с этим связаны. Как научить людей учиться, как научить их быстро адаптироваться к изменениям, которые происходят в обществе. Все, что сейчас происходит, продолжает эту линию. Это попытки изменения школы, попытки изменения образования с целью научить граждан быть успешными в бурных изменениях, которые происходят в экономической и социальной действительности.

До совсем недавнего времени страна жила по двум основным документам - "Закону по образовании" 1992 года и "Закону о высшем и послевузовском образовании" 1996 года. Сейчас в Думе рассматривается документ, объединяющий эти два закона. Что он призван изменить?

Первый - Закон об образовании - был принят еще до Конституции, и в некоторых положениях ей противоречил. За эти 20 лет накопилась масса разных заплаток к этим обоим законам, часто не соответствующих друг другу. Из этого и возник вопрос о создании более гибкого закона. Основное в нем - возможность для каждого образовательного учреждения реализовывать те образовательные программы, которые в действительности нужны гражданам.

Это касается всех ступеней обучения. В том числе, тех случаев, когда, например, инвалиды приходят в нормальную школу. По действующей структуре законодательства для них обязательно должна быть отдельная резервация, и только там они должны учиться. Но с другой стороны, наоборот, надо стремиться интегрировать их в общество, надо давать им полноценную работу, полноценные занятия и нормальное восприятие со стороны других граждан.

То же самое касается программ углубленного изучения. В одной школе может быть много разных программ. Это вполне допустимо, на этом и строится хорошее гуманитарное образование, когда ребенку дают возможность попробовать свой интерес в разных практиках, определиться и выбрать, и, даже в принципе - научиться выбирать.

Принят и новый образовательный стандарт - это уже некие изменения в сути образовательного процесса. Критиков у него много. Хотелось спросить, прежде всего, с позиции регионов, чем это обернется для региональных школ?

На самом деле, у нас стандарт не один, их много. В школе их три: стандарт в начальной школе, стандарт в основной школе и стандарт в старшей школе. И всегда были три такие ступени, но раньше они не очень отличались друг от друга. В итоге получалось: очень успешные начальная и старшая школы. Мы в мировых исследованиях показываем там неплохие результаты. И очень слабенькое среднее звено, 5-9 класс, подростков, оказывается, мы не очень умеем учить. Новый стандарт как раз в эту сторону направлен: сделать содержание образования, то, чему учат ребят в школе, более адаптивным к соответствующему возрасту. Задача - помочь ребятам найти себя и освоить именно те моменты, которые понадобятся в практических ситуациях в жизни, помогут быть дальше успешным.

Кстати, уже сейчас есть ряд подобных практик, в том числе в Ижевске. В Гуманитарном лицее работает одна из таких практик, когда подросткам помогают попробовать себя в разных социальных реальностях и этим самым найти свой профиль, продолжить его развивать в старшей школе и дальше встать на профессиональный путь в жизни.

Один из основных тезисов критиков: в новом стандарте государство взяло на себя только ответственность за некие 37 часов обучения, за которые оно готово заплатить, за некий набор предметов, о которых тоже много споров. И это считается первым шагом к платному образованию, так это или нет?

Это уже старый анекдот. Мы все время отвечаем, что больше часов стало, раньше было гарантировано 36, если о старшей школе говорить, а сейчас будет гарантировано 37 часов. Больше Онищенко не разрешил, на самом деле это так, потому что вся служба санитарных правил и норм состоит в том, что они предельно допустимое число аудиторной нагрузки фиксируют.

Сокращений, безусловно, не произойдет. Единственное, что произойдет, в отношении старшей школы - это три варианта обучения. Первый вариант, когда человек говорит, я возьму всего по чуть-чуть, все дисциплины, которые были, я не знаю, что мне интересно, но я возьму всего по чуть-чуть, такой классический вариант разностороннего подхода к обучению. Второй вариант, я возьму какой-то профиль из предложенных: гуманитарный, естественно-научный и т.д., я его освою и дальше выберу более точную специальность.

И допускается еще и третий вариант, так называемых индивидуальных образовательных программ. Это не частый случай, у нас есть такие одаренные ребята, которые, например, говорят: мне интересны математика углубленно и литература. И мы создаем организационные условия, чтобы и это было возможным. Есть школы, где возможно дистанционное консультирование. Нашел мальчик, девочка преподавателя в заочной школе, который помогает ему углубленно что-то изучать в литературе и математике. И тогда часть часов, которые он там изучает, может быть зачтена в обычной школе. Это вот такая новая практика, которая сейчас нарождается. Новые стандарты могут позволить так сделать. Вводиться, кстати, стандарты будут постепенно, вплоть до 2020 года.

А как не потерять базовую систему российских школ, в первую очередь, в глубинке и на селе? Ушел четко прописанный стандарт, всё теперь зависит от творческого потенциала школы и ее коллектива. Есть ли какой-то базис, который может пригодиться в самой простой деревне?

Помимо стандарта, есть примерные образовательные программы. Это то, что можно взять и работать, это такая программа, которая уже апробирована, в которой традиционные дисциплины, традиционное содержание образования, традиционные учебники, литература. Но тут надо понимать вот что. Я из учительской семьи, сам преподавал, и я очень верю в наших учителей, в их творческий подход. Наши учителя всегда стремятся с детьми работать творчески, чтобы обсуждения, которые у них случаются на уроках, были увлекательными. Им интересно, и детям интересно, это обоюдный процесс. Тут не бывает какой-то готовой технологии, что учитель воспроизвел, все запомнили, и всем понравилось. Сейчас не так. Сейчас можно быть детям интересным тогда, когда есть живая информация, есть живое общение. И когда, казалось бы, традиционные вещи, традиционная классика, которая проходится в школе - она трогает душевное состояние учителя и детей, это живо, это интересно. И тут школа вынуждена каким-то образом делать образовательные программы более открытыми, более интересными. Иначе не получится.

Александр Бадица
http://www.myudm.ru/interview/baditsa/remorenko
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован