29 мая 2002
127

Запас прочности

Интерьвью
с губернатором Корякского автономного округа
Валентиной Броневич
- Каждый субъект федерации, по сути дела, остается сегодня один на один со своими проблемами. В этом отношении, на Ваш взгляд, что является основой экономики округа, что позволяет округу выживать в сегодняшних непростых условиях?
- Три года назад, когда я только пришла после выборов, у меня были идеалистические представления о действительной обстановке в округе. Безусловно, я не представляла всей глубины тех кризисных процессов, которые на самом деле уже тогда существовали в экономике округа. Заводы, колхозы к тому времени практически все развалились. Единственная отрасль, существовавшая в округе в нормальном режиме,- это горнорудная промышленность, за счет двух крупных горнодобывающих предприятий: ЗАО `Чайбуха` и ЗАО `Корякгеолдобыча`.
За несколько лет мы провели ревизию всем ранее существовавшим и затем приватизированным предприятиям, работающим в рыбной отрасли. Теперь мы понимаем, что они из себя представляют.
В процессе этой работы мы определились, что все-таки еще можно вытащить из долговой ямы, а что нельзя. Сразу выделили два колхоза - имени Бекерева и `Ударник`: решили, что есть возможность возродить эти хозяйства. Этот вывод стал сферой интересов агентства по банкротству, налоговых органов. Перед налоговиками поставили задачу - сохранить налогоплательщиков и в то же время создать условия для посильных налоговых платежей. Сегодня уже можно сказать, что предприятия возвращаются к нормальному ритму жизнедеятельности.
Для тех, чьи дела оказались безнадежными, была проведена процедура банкротства.
Из существовавших ранее рыбозаводов остались Хайрюзовский и Корфский. Но это не значит, что предприятия-банкроты стали пустым местом. Режим банкротства - явление временное, до тех пор, пока пустующая ниша не будет заполнена вновь встающими на ноги структурами.
- На старой базе?
- От прежней базы мало что сохранилось. Все было в свое время распродано, растащено. Практически не было и флота. Остались лишь существовавшие ранее рыболовные участки.
Сегодня на их месте создаются новые предприятия. Интересно, что в одно и то же время - речь идет о нескольких последних годах - одни предприятия бились за то, чтобы выжить, а рядом с ними появлялись совсем новые, но вполне жизнеспособные. Те же `Иянин Кутх`, `Поллукс`, `Марина Ич`. Эти новорожденные занимают ведущие позиции в округе, да и с областными фирмами могут посоперничать по объемам и уровню технологий.
Таких предприятий пока в округе немного, поэтому и ответственность, и нагрузка на них больше: они становятся базовыми каждый для своего населенного пункта. По Тигильскому району, в частности, в соответствии с генеральным соглашением с администрацией КАО, `Поллукс` стал базовым предприятием для села Лесная.
Сдвиги к лучшему уже есть: еще недавно с. Лесная было одним из проблемных сел района, а в этом году там восстановлена деятельность Лесновского госпромхоза, которому мы полностью передали рыболовные участки под промышленное рыболовство на реке Палана. Бригады сработали очень неплохо, показав, что и специалисты есть и навыки не потеряны. Впереди у госпромхоза, будем надеяться, удачный охотничий сезон.
`Поллукс` при этом оказал содействие в заготовке дикоросов, полностью обеспечил завоз годового запаса продовольствия в село Лесная, позаботился об энергоносителях. Таким мы рассчитываем видеть каждое базовое предприятие.
Для Олюторского района экономической основой является горнорудная промышленность. Это упоминавшиеся выше артель `Чайбуха` и `Корякгеолдобыча`, крепко стоящие на ногах предприятия. Горняков отличают высокая степень организованности, профессиональный подход к любому делу. И они, как базовые предприятия, не только связаны с добычей драгметаллов: используя налоговые и внебюджетные схемы зачетов, общими силами мы строим сегодня дорогу на Корфское угольное месторождение. Ввод в этом году дороги снимет проблемы с завозом угля на Корф и Тиличики, где имеются самые большие потребности по объемам. Тем самым округ получает нормальную дорогу и, как следствие, круглогодичный доступ к углям Медвежкинского месторождения. Сегодня мы очень заинтересованы в том, чтобы перейти на собственные энергоносители, т. к. для этого есть все возможности: второй год Пенжинский район обеспечивается собственным углем, во многих населенных пунктах скопились остатки угля с прошлого года. Медвежкинское месторождение очень перспективно, работает там у нас подразделение `Камчатлестоппрома`. Уголь вывозится также с Гореловского месторождения, где добывается предприятием `Корякуголь`. Получена лицензия на разработку Хайрюзовского месторождения углей, и со следующего года мы им активно займемся. С участием базового предприятия по Тигильскому району `Иянин Кутх` будем развивать Тигильский лесоучасток, чтобы увеличить объемы добычи на существующем угольном разрезе.
Развитие дорожного строительства подталкивает нас к развитию дорожной отрасли. В этом году мы заканчиваем дороги Манилы-Каменское, Оссора-Кострома, Корф-Медвежка, в следующем году планируем закончить дорогу Тигиль-Усть-Тигиль для обеспечения нормальных условий приема грузов с рейда.
Это основные направления, которые характеризуют экономику округа. В целом две трети этого комплекса составляет рыбодобыча, она же является основной доходной частью бюджета, и наш интерес в том, чтобы эти предприятия устойчиво работали.
- Валентина Тадеевна, земля Корякского округа - это земля традиционного проживания коренных народов Камчатки. В сегодняшней экономической модели, где часто звучат слова `промышленный`, осталось ли место для коренного населения? Чем, вообще, сегодня занято местное население?
- Занятость коренного населения в традиционных отраслях хозяйствования - проблема очень серьезная. Традиционно население было занято в прибрежном рыболовстве. Этот род деятельности сохранился и сегодня. Другие занятия - это оленеводство и охотничий промысел.
Госпромхозы, по сути, все, кроме Тигильского, были приватизированы. На последнем заседании по местному самоуправлению мы специально выносили вопрос о восстановлении охотничье-промысловой деятельности на территории округа как отрасли, обеспечивающей занятость коренного населения. Первый пример уже есть, как я говорила, по Лесновскому госпромхозу. Вплотную занялись Тигильским госпромхозом. Планируем рассмотрение дел Пенжинского. В Карагинском районе работают две артели - `Дружба` и `Рассвет`.
Одинаковые рецепты для разных хозяйств применять не стоит - мы находимся в состоянии поиска верных решений. То, что возможно было сделать по Лесновскому госпромхозу, в других хозяйствах пока невозможно. Главное в этом деле - решить вопросы принципиального характера на уровне собственных возможностей: ввести для охотников налоговые льготы в части, касающейся местного бюджета. То есть дать возможность промысловикам встать на ноги. Я думаю, эти проблемы, в том числе и по распределению промысловых участков, мы сможем решить, никого не обижая, создавая условия для развития традиционной отрасли.
Что касается оленеводства - эта проблема, в первую очередь, затрагивает интересы Пенжинского района, который по структуре своей экономики исключительно затратный. Он и был у нас оленеводческим, потому что, кроме угольной промышленности и небольших золотодобывающих артелей, там никакой другой производственной деятельности нет.
Конечно, потери велики: нет, по существу, оленеводческого хозяйства Аянки, проблемное положение в Тигильском совхозе.
При этом надо четко для себя определить, что именно нужно делать в оленеводстве. Без становления других отраслей производства, способных быстро давать прибыль, оленеводство мы поднять не сможем. Оно всегда было дотационным, нуждалось в государственной поддержке, которой мы практически не получаем. Поэтому, если будут нормально работать рыбопромышленный комплекс, горнодобывающая отрасль, безусловно, мы сможем за счет перерас-пределения доходов, целевых средств бюджета помочь оленеводству.
В этом году мы создали фонд оленеводства. Причем создали его на хорошей правовой основе - приняли закон через Думу Корякского автономного округа. Этот закон гарантирует отчисление определенных процентов от добычи биологических, минерально-сырьевых ресурсов. Это - основные источники гарантированного поступления средств.
И первый миллион рублей от рыбодобывающих организаций в этот фонд уже поступил. В целом на этот год мы рассчитываем получить в фонд оленеводства порядка 15 миллионов рублей.
- По какому принципу планируется использовать эти средства?
- Проще всего было бы проесть эти деньги, но мы считаем, что фонд должен быть инвестиционным. Руководители оленеводческих хозяйств понимают, что для развития отрасли необходимо вкладывать средства. Сегодня деньги пошли на приобретение медицинских препаратов для оленеводства, которых в стойбищах не видели уже много лет, закупается кое-какая техника, продовольствие. В общем, то, что дает возможность хозяйствам выжить. По каждому совхозу мы планируем через фонд рассматривать конкретные программы для расширенного воспроизводства. Мы ничего диктовать не собираемся - это наша принципиальная позиция. Задача исполнительной власти - наполнить бюджет фонда живыми деньгами.
Поддержать отрасль - также создать условия для притока в оленеводство новых, молодых людей. Сегодня из-за всех этих экономических невзгод старикам уже, практически, некому передавать свое дело: молодежь в стада не идет, традиции утрачиваются. Поэтому экономическая поддержка отрасли решает проблему социальную - сохранить традиционный образ жизни. Естественно, вопрос такой сложности одномоментно не решить.
- Быстро разрушать - долго восстанавливать, с этой экономической аксиомой успели познакомиться все - от жителя области до руководителя любого ранга. Но подчас в рассуждениях о сельском хозяйстве Камчатской области нет-нет да и проскочат `предательские` нотки мнений: дескать, проще свернуть и купить все необходимое за ту же рыбу. Нет ли в округе угрозы такого же отношения к оленеводству? Тем более, что от некогда сильной отрасли остались крохи.
- Оленеводство - это традиционный образ жизни. И если не сохранить его, то смысл автономии вообще теряется. И слава Богу, что в округе нет таких деятелей, которые, ввиду убыточности или `нецелесообразности`, призывали бы покончить с оленеводством. Таких настроений, к счастью, нет.
- Валентина Тадеевна, статистические сводки, характеризующие уровень жизни жителей Камчатки, все хуже и хуже. Реальные доходы едва превышают прожиточный уровень людей. Прекрасно понимаю, что положение в округе ничуть не лучше, и все же - как можно охарактеризовать уровень жизни населения? Что позволяет людям выживать?
- Это состояние можно охарактеризовать, как стабильно неудовлетворительное. И как не тяжело это констатировать, это действительно так. По сравнению даже с Камчатской областью оценочные показатели намного ниже.
Стартовые условия при вхождении в рынок для округа оказались крайне невыигрышными, разными по сравнению с областью. И, безусловно, на фоне развала экономики говорить о социальном подъеме не приходится. Население находится на уровне выживания. Спасают рыба, икра, тундра, природа.
Все остальное - целевое финансирование, заработная плата - дает возможность только сохранить население, на другое просто нет средств. Федеральный центр не в состоянии решить наши проблемы. Они четко дистанцировались - что является федеральными заботами, а что - нашими.
В то же время за прошедшие три года мы не закрыли ни одного населенного пункта. Как бы тяжело людям ни приходилось, но к закрытию поселков отношение у всех резко отрицательное. В 1997 году были большие проблемы по поселку Ильпырскому. Когда встал вопрос о переселении людей из-за необеспеченности зимовки, жители дали наказ главе поселковой администрации Нине Николаевне Ершовой сообщить, что они против закрытия поселка и примут все меры для подготовки к зиме. Что, в общем-то, и было сделано.
Возможность встать на ноги заключается только в развитии производственной сферы, которая даст жизнь социальной сфере. Сегодня - на уровне выживания, завтра - будем надеяться - появится поступательность, улучшение. Конечно, жить людям надо сегодня: сегодня болеют дети, сегодня им необходимо полноценное питание. Отсюда озлобленность, крайности. Что делать - такое время, и его надо пережить. Москва слезам не верит, надо самим нарабатывать запас прочности.
Самое главное, работники предприятий сегодня понимают сложившееся положение. Практически со всеми мы заключили соглашение на оказание финансовой помощи за счет предоставленных квот. То есть, по существу, мы обложили платой квоты, которые промышленные предприятия должны получать бесплатно. Это было не волевое решение, не на основе разработанного закона - просто и они, и мы понимаем, что без этих дополнительных средств нам сегодня не выжить. И за это понимание я им очень благодарна.
- А что привлекательно в работе предприятий, фирм на территории Корякского округа?
- Наши ресурсные возможности в первую очередь. Для развития национальных промыслов есть определенные налоговые льготы. Принят закон об инвестиционной деятельности на территории округа, другие законы, обеспечивающие возможность развития производства, если оно содействует развитию национальных промыслов и общинно-родовой деятельности. Мы готовы рассматривать предложения, программы отдельных предприятий, учитывая при этом индивидуальный режим налогообложения с учетом важности предлагаемых проектов.
Да, сегодня тяжело. Но я считаю, нам удается создавать долговременный механизм, который в будущем позволит при рациональном подходе выйти на оптимальный уровень, обеспечивать большую часть бюджета собственными силами.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован