05 октября 2005
1964

Жанр статьи является главным в аналитической журналистике

Понятие "статья" произошло от латинского слова "articulus" и означало первоначально то же самое, что и "сустав", "член", "часть Целого". Это объясняет, почему в журналистской практике любая отдельная публикация, будучи частью, например, всего текста газетного номера, может быть названа "статьей". Не случайно также, что, пожалуй, за исключением коротких сообщений, статьями называют огромное число публикаций различных жанров. Но когда речь заходит о вполне определенном жанре "статья" (в узком смысле этого слова), то под ней понимают публикации, анализирующие некие ситуации, процессы, явления, лежащие в их основе закономерные связи с целью определения их политической, экономической или иной значимости и выяснения того, какие позиции следует занять, как себя вести, чтобы поддержать или устранить такую ситуацию, такой процесс, такое явление.

Еще точнее можно определить статью как жанр, предназначенный прежде всего для анализа актуальных, общественно значимых процессов, ситуаций, явлений и управляющих ими закономерностей[5]. Аналитическое обсуждение предмета в статье должно быть проведено так, чтобы читатели могли, используя публикацию, размышлять далее над интересующими их вопросами. Таким образом, можно говорить об особой функции статьи. Она состоит в том, что статья объясняет читателям как общественную, так и личную значимость актуальных процессов, ситуаций, явлений, их причинно-следственные связи и таким образом инициирует читательские размышления, действия, связанные с предметом отображения в публикации. Кроме того, она обращает внимание аудитории на те задачи, проблемы, которые возникают в связи с описываемыми ситуациями, показывает, какие стратегические или тактические интересы имеются у тех или иных участников этих ситуаций. Удачная статья создает реальное представление об актуальной ситуации, служит основой для выработки идей, импульсов, предваряющих принятие практических мер. "Правильная" статья всегда связана с отображением предмета вполне определенного характера.

Предмет жанра статьи можно увидеть как в тех противоречиях и проблемах, которые содержатся в актуальных ситуациях и процессах, так и в вытекающих из них задачах, в условиях их решения, упорядочения и в связанных с ними тенденциях, перспективах, закономерностях общественного развития.

В настоящее время в прессе существуют относительно устойчивые формы проявления жанра статьи. Основными из них можно считать такие.



Общеисследовательская статья



К этой группе относятся публикации, в которых анализируются общезначимые, широкие вопросы. Например, автор такой статьи может вести речь о направлениях политического или экономического развития страны или рассуждать об уровне нравственности, существующем на сегодняшний день в обществе в целом, или о возможности союза церкви и государства, или о взаимоотношениях страны с зарубежными государствами, или о проблемах создания панславянской федерации и т.п.

Подобного рода публикации отличаются высоким уровнем обобщения, глобальностью мышления авторов. Цель общеисследовательской статьи заключается в изучении различных закономерностей, тенденций, перспектив развития современного общества. В практике советской журналистики современной общеисследовательской статье соответствовала теоретико-пропагандистская статья, рассматривавшая те же глобальные проблемы, но с диалектических позиций марксизма-ленинизма.



Из публикации "Интеллигенция и капитализм"

(Русская мысль. N4283. 1999)



Была, помнится, в начале века такая классическая статья "Интеллигенция и социализм", в которой ставился вопрос о том, как, в каких формах интеллигенция принимает социалистические преобразования и участвует в них. Сейчас настало время рассмотреть противоположный случай: место интеллигенции в капиталистической системной трансформации России.

С одной стороны, все видные реформаторы - представители образованного класса, выходцы из, говоря словами Солженицына, "образованщины". Российская реформация - это реформация завлабов и мэнээсов. С другой стороны, контрреформация питается соками из той же среды, высшие учебные заведения представляют собой оплот интеллектуальной "Вандеи", сотрудники Академии наук смыкаются в своих требованиях с представителями КПРФ, писатели, музыканты и театральные деятели так и вьются вокруг основательных ретроградов типа московского мэра Лужкова.

Представляется, что у этого феномена объяснение что ни на есть материалистическое. Движущей силой, толкнувшей вперед механизм реформации, стал консенсус, сложившийся на основе идей демократии и рынка. Эти идеи, как и невиданные прежде заморские товары и услуги, оказались для неофитов нерасчлененными, слились воедино и превратились в центр устремления как тех, кто по своей социальной сути и жизненному опыту ориентировался на демократические ценности (интеллигенции), так и тех, кто ориентировался на ценности рыночного капитализма (зарождавшийся бизнес, продвинутая часть бюрократии). Консенсус оказался недолговечным, хотя свою историческую роль сыграл успешно: идеи, овладев массами, стали движущей силой, движущая сила передвинула стены, разрушая их - от Берлинской до Китайской.

Рыночная действительность довольно быстро стала разрушать свойственные русской интеллигенции иллюзии. Выяснилось, что сам факт ума, образования, одухотворенности и творческих устремлений вовсе не создает общественного признания необходимости услуг, оказываемых носителями этих ценных качеств, тем более - обещаний, что эти услуги когда-нибудь будут оказаны. Ученым, твердо усвоившим, что наука есть способ удовлетворения своего любопытства за казенный счет, деятелям культуры, свято верящим в то, что государство обязано на корню скупать их высокохудожественные произведения, оказалось крайне нелегко осознать наличие жесткости бюджетных ограничений.

Прежде существовал гарантированный спрос на услуги ученых, деятелей культуры, образования и пр. Фактически это объясняло, что весь образованный класс был советским служащим. Отсюда огромное перепроизводство инженеров, врачей, физиков и лириков, которое продолжается до сих пор: избыточные преподаватели плодят избыточных инженеров.

Сокращение государственного спроса в сфере интеллектуальных услуг оказалось более значительным, чем в иных сферах. В одних отраслях (наука, культура) оно было несколькократным. В других (образование, здравоохранение) монополия государственного спроса оказалась серьезно подорванной - доля софинансирования (формального, а большей частью - неформального) населением их услуг оказалась инфляционно наиболее уязвимой. Поскольку эти услуги практически полностью потребляются на внутреннем рынке, их производители имеют рублевые доходы. В той же мере, в которой они ориентируются на государственный спрос, это фиксированные доходы. Фиксированные рублевые доходы более всего обедняются инфляцией. Их получатели платят самый высокий инфляционный налог. Результатом становится снижение их относительных доходов.

Отмена гарантированного государственного спроса, необходимость фактической "самоприватизации" значительной части образованцев, перехода их в предпринимательскую категорию или категорию работающих по корпоративному найму породила очень серьезные социальные коллизии - вплоть до утраты большими их массами социального статуса. Причем в среде образованного класса переквалификация или пересоциализация принимается особенно болезненно.

Вероятно, дело в том, что это означает реальное обесценение инвестиций в человеческий капитал, который они делали в течение всей жизни, получая образование, защищая диссертации, публикуя статьи и книги и т.д. Обмен утраты долгосрочных инвестиций на повышение текущих доходов является для многих из них неприемлемым. Поэтому они остаются на прежних рабочих местах государственного найма, несмотря на то, что эти рабочие места не обеспечивают более ни привычных текущих доходов, ни социального статуса и престижа, ни даже собственно творческой работы - во многих случаях бюджетного финансирования науки и культуры хватает лишь на выплату минимальных заработных плат, но не на оборотные (не говоря уже об основных) средства, необходимые для запуска научных экспериментов, производства фильмов и пр. В этом случае зарплата становится формой социального вспомоществования, вызывающей отнюдь не чувство благодарности, а презрение к себе и ненависть к дающему, рука которого столь явно оскудевает.

Не надо забывать, что при социализме человеческий капитал использовался в значительной мере не производительно, а только для получения дохода в качестве ренты. Многие работники науки, культуры, образования (особенно женщины) фактически лишь числились на своих рабочих местах, пили чай, беседовали, но никаких реальных интеллектуальных услуг не оказывали. Они просто получали ренту от предшествующих капиталовложений в свой человеческий капитал (грубо говоря, если я закончил институт и прочитал несколько книжек, то уже за это мне должны платить). В известном смысле нынешняя зарплата-пособие аналогична прежней зарплате-ренте. Отличие состоит в том, что раньше вы могли выбирать: хотите - получаете ренту, а хотите - плату за действительный интеллектуальный труд, а теперь выбора нет; во-вторых, зарплата-рента обеспечивала пристойный уровень жизни, а зарплата-пособие - нет.

С другой стороны, предпринимательство в сфере интеллектуальных услуг в значительной мере теряет свой специфический предмет и остается интеллектуальным лишь по вывеске: частные учебные заведения оказываются фабриками по производству сомнительных дипломов, театральная антреприза оказывается стриптиз-баром, а ежедневная газета - тупым орудием лоботомии и имплантирования предмета интереса своего патрона. Этой деградации способствуют и особенности российского законодательства, в частности ограничения на приватизацию производства сферы интеллектуальных услуг, которые заставляют устраивать частные предприятия внутри тела государственных учреждений, становящихся объектами высокодоходного паразитирования. Интеллектуальная услуга дуализируется: то, что остается интеллектуальным, не является услугой (в том смысле, в котором услуга оказывается в рыночном обществе), то, что является услугой, ориентируется на платежный спрос, перестает быть интеллектуальным.

Обесценивание любого капитала, деградация и пересоциализация присущи всякому кризису. Когда они происходят в сфере интеллектуального капитала, они просто виднее и слышнее. В базовом случае обычного экономического кризиса страдающей стороной является молчащий класс (преимущественно мелкое и среднее предпринимательство), в случае кризиса интеллектуального капитала страдает говорящий класс. Поэтому так слышны отзвуки его стенаний в политическом процессе.

Кстати, именно обесценивание человеческого капитала в ходе системной трансформации вкупе со снижением платежеспособного спроса (только тогда это был реальный спрос предприятий и домашних хозяйств) стало трудной причиной вхождения интеллигенции в социализм, несмотря на то, что идеологически русская интеллигенция в большинстве своем была левой (так же как и в начале нынешней реформации была или скорее числила себя правой).

Что же? Нынешнее поколение русской интеллигенции так и будет жить при социализме? На это определенного ответа нет. А вот последующее поколение, похоже, откроет для себя капиталистический материк. Опять-таки, подобно тому, как в период социалистической трансформации решением проблемы стало создание "новой" пролетарской интеллигенции, так же и сейчас происходит становление новой буржуазной интеллигенции. Следует отметить, что уже идущая смена поколений явственно меняет систему приоритетов и оценок рисков при инвестициях в человеческий капитал. Инвестиционная активность здесь явно нарастает - увеличиваются конкурсы в высшие учебные заведения, стремительно растет спрос на услуги тех, кто может осуществить эти инвестиции в наиболее эффективной форме.

Всякий кризис обесценивает часть капитала, давая его структурным элементам возможность обновления и в результате повышая эффективность его функционирования. То же самое проделывает нынешний системный кризис с человеческим капиталом: обесценивая одни его элементы (и безжалостно разоряя их владельцев), он вызывает к жизни другие, более эффективные и динамичные, менее затратные и косные, их владельцами и носителями являются представители капиталистической интеллигенции, способные соединить "дум высокое стремленье" с умением эффективно трудиться, "поверить алгеброй гармонию". Найдя свое место во всеобщей системе разделения и обмена труда, они, может быть, перестанут быть "властителями дум" (непонятно, почему наличие у дум властителей считается таким очевидным благом), зато окажутся крепкими профессионалами, умеющими оказать действительно услугу и действительно интеллектуальную.



В данной статье излагается теоретическая концепция места и роли современной российской интеллигенции в капитализации общества и в процессах становления рыночных отношений. По своему характеру эта концепция является социально-экономической. В чем предметная особенность этой публикации? Прежде всего в том, что статья рассматривает такой важный социальный феномен, каковым является российская интеллигенция в момент его трансформации под воздействием закономерностей, управляющих переходом от распределительной системы отношений в обществе - к рыночным. Цель данной публикации заключается в том, чтобы объяснить, почему российская интеллигенция, бывшая одной из важнейших сил, породивших перестройку, в настоящее время стала активной противницей ее. Такая чисто "объяснительная" цель - важнейший признак публикаций теоретической направленности (научных публикаций в первую очередь).

В ходе изложения своей концепции автор опирается не на конкретные примеры, а на обобщенные суждения, на представления, которые включают в себя совокупный прошлый опыт, на закономерности, лежащие в основе капиталистических отношений в обществе. Данная статья не предлагает какой-либо программы действий, связанной с обсуждаемым предметом. Во-первых, ее очень трудно сформулировать, во-вторых, если бы это удалось сделать, то она выглядела бы (в силу сложности рассматриваемых взаимосвязей) слишком обобщенной, абстрактной. Обычно в публикациях подобного типа рекомендации, как правило, отсутствуют.



Общеисследовательская статья - жанр трудный в том смысле, что он требует не просто знания какой-то конкретной проблемы, но предполагает теоретическое объяснение ее существования. А это под силу лишь опытному журналисту-аналитику. Начинающему журналисту важно сосредоточить свое внимание на некоторых аспектах подготовки общеисследовательской аналитической статьи. Первое, что должен сделать журналист, приступая к ее подготовке, - определить, что именно он хотел бы сказать о том вопросе, который, по его мнению, заслуживает рассмотрения в прессе как один из глобальных вопросов современного развития общества. Иными словами, он должен сформулировать основные тезисы выступления. С этой целью он использует имеющиеся знания об объективных законах и закономерностях, действующих в той сфере, к которой относится предмет будущего выступления. Именно суждения о них и будут основными тезисами статьи. Далее ему необходимо рассмотреть, как эти законы и закономерности проявляют себя относительно обсуждаемого в статье конкретного феномена, т.е. соотнести сформулированные тезисы с актуальным современным опытом. Суждения об этом опыте и станут в статье аргументами в пользу выдвинутых тезисов.

Общие структурные требования к статье данного типа таковы. Статья должна обладать ясной концептуальной линией. Нельзя, чтобы эта линия терялась в гуще фактов. Автор должен развивать четкую ясную мысль, чтобы разъяснить читателю политическую, экономическую или другую суть ситуации. Читателю должны быть понятны те методы, которые журналист применяет при оценке явлений. Это помогает аудитории правильно воспринимать значимость общих событий для себя, вырабатывать свою линию поведения, действий. В решении этой задачи молодому журналисту способствует соблюдение определенных методических установок. Одна из них заключается в том, что статья делится на три части: начало, главную часть, заключение.

К каждой из частей применимы определенные требования. Они состоят в следующем. В начале статьи в первой трети ее излагается экспозиция (своеобразное введение) - читателю дается актуальный повод узнать, почему данная ситуация анализируется, почему она важна для общества, почему ее надо разрешить. Поскольку понимание ситуации зависит от того, насколько ясно осознаются актуальные проблемы и задачи, которые порождаются ею, то надо показать эти проблемы, задачи, их связь с ситуацией. Познакомив аудиторию с проблемами, задачами, условиями их возникновения в данной ситуации, автор далее может поставить вопрос о том, каким образом эти задачи, проблемы могут быть решены и в интересах каких сил. (Например: "Как задача А может быть решена в интересах В, если условия D еще не созданы?" Или: "Как задача А может быть реализована в интересах В так, чтобы не наступили последствия С?) Конечно, в статье нельзя стереотипно использовать эти формулы. В содержательном и в иных отношениях каждая конкретная статья должна быть полностью оригинальна.

Поскольку любая ситуация содержит в себе внутренние противоречия, то это может вызвать сомнения в правильности, полезности, необходимости постановки какой-либо цели, задачи, поиске путей их решения. Поэтому можно сформулировать в прямой или косвенной форме соответствующий вопрос-сомнение и адресовать его аудитории. Подобный вопрос может быть дан не только в свернутой, но и в развернутой форме (как несколько вопросительных предложений). При постановке вопроса автор может сослаться на опыт, который в схожих условиях чаще всего воспроизводится.

В главной части статьи автор может сосредоточить свое внимание на анализе тех факторов, которые помешали разрешить ситуацию, постараться выяснить, почему задача до сих пор еще не решена. Кроме того, он может показать, как, каким образом достичь цели или приблизиться к ней, какие конкретно шаги стоит предпринять для этого. Последовательность действий часто бывает довольно сложной, поэтому следует обратить внимание на то, чтобы не терялась нить рассуждений, чтобы публикация была понятна аудитории.

В сравнении с главной частью, в которой ситуация анализируется, заключительная часть имеет синтезирующий характер. В ней может поясняться, что несет с собой изменение ситуации, какие силы задействуются, какие новые задачи и проблемы должны быть решены далее. В конце статьи могут быть также ссылки на то, что может сделать аудитория для изменения ситуации в лучшую сторону (т.е. могут быть изложены определенные предложения по решению проблемы). Разумеется, опытный журналист всегда находит свое творческое решение при подготовке проблемной статьи, тем не менее в большинстве публикаций доминирует именно логика изложения материала, представленная выше.



Тактико-аналитическая статья



Она обращена прежде всего к актуальным практическим проблемам промышленности, сельского хозяйства, предпринимательства, культуры, науки, образования, бизнеса, финансов и т.д. В этих статьях анализируются конкретные проблемы, события, действия, ситуации, связанные с практическими задачами, решаемыми в той или иной сфере деятельности, отрасли производства и пр. Автор практико-аналитической статьи ставит перед собой цель выявить причины ситуации, сложившейся в той или иной сфере производства, на ряде предприятий, в социальной сфере и т.д., оценить эти ситуации, определить тенденции их развития, назвать проблемы, стоящие на пути решения тех или иных практических задач, по возможности найти пути эффективного разрешения этих задач, вынести на суд общественности какие-то конструктивные предложения.

Если автор общеисследовательской статьи мыслит такими категориями, как "страна", "мир", "планета", "общественное устройство", "политика", "экономика", "благосостояние народа", "цели правящей элиты", "парламентское решение", "международные договоренности", "тенденции развития взаимоотношения стран", "цивилизация", то автор практико-аналитической статьи обращается к категориям типа "задачи обрабатывающей промышленности", "парк машин", "взаимосвязи предприятий", "ситуация, сложившаяся в отрасли", "план реконструкции завода", "прибыли АО", "ценообразование", "учреждение", "предприниматели", "атмосфера в коллективе" и т.п.

Подготовка проблемной статьи начинается с изучения проблемной ситуации, конфликта, существующего в реальности между желаемым и возможным. Проблема встает перед журналистом через осознание им противоречия, существующего между имеющимся у него знанием о заинтересовавшем его явлении и непознанной стороной данного явления. Это противоречие отражается автором в формулировке проблемы.



Спрашивая: "Почему растут цены на продукты питания?", он демонстрирует, что: 1) знает, что цены на продукты питания растут; 2) но не знает, почему они растут. Именно на выяснение причин роста цен, т.е. на устранение незнания о явлении, он и нацеливает потом свое выступление.



Чем больше журналист знает о том предмете, который исследует, чем компетентнее он в той сфере, которую освещает и считает "своей темой", тем больше у него шансов выступить с интересным проблемным материалом. Правильная постановка проблемы возможна только на основе достоверного знания. Если журналист, не имея данных о современной ситуации в стране или опираясь на знания двадцатилетней давности, задаст вопрос: "Чем обусловлен рост населения России?", то в нем отразится неправильно понятая проблема. Выбор конкретной проблемы из той их совокупности, которая может существовать в интересующей журналиста области, первоочередное освещение ее обусловлены прежде всего наиболее актуальными потребностями аудитории, на которую "работает" данное издание.

Уточнение проблемы осуществляется в ходе анализа существующей проблемной ситуации. А для этого необходимо добыть соответствующую информацию. Начинается поиск с выявления конкретных действующих лиц ситуации. Определив их, далее следует узнать конкретные ответы на следующие вопросы: что было (будет) предпринято и кем? К каким социальным группам относятся участники? Какие цели они преследуют? При каких условиях они действуют? Какие противоречия есть между общественными требованиями и личными интересами участников? Какие проблемы возникают при этом? Как реагируют на это участники? Какие средства и методы применяют? С кем и против кого они действуют? Почему действуют так, а не по-другому? К чему это может привести? Что это значит для общества? Какие пути выхода из ситуации можно использовать? Получив подобную информацию, автор может сформулировать основную проблему для обсуждения в будущем выступлении.

В современной журналистике встречается достаточно много статей, претендующих на статус проблемных, однако по сути ими не являющихся: иногда речь в них идет о вопросах, не заслуживающих общественного внимания, или же рассматриваются "проблемоидные" ситуации. В этих случаях проблемы предстают в формулировках такого типа: "Как стать брюнетом?", "Почему Моисеев не нравится Жирику?", "Как взять автограф у Пугачевой?" и пр. Порой формулировки отражают псевдопроблемы: "Почему инопланетяне не идут на контакт с землянами?", "Как сделать человечество счастливым?", "Как построить вечный двигатель?" и пр. Подобного рода "проблемы" журналисты называют "проблемоидами". Увидеть такой "проблемоид" помогает доказательство неразрешимости поставленного вопроса (например, открытие закона сохранения энергии поставило за грань реальных проблем человечества вопрос о создании вечного двигателя).

Настоящая проблема всегда связана с потребностью в решении задач, важных для общества. Чем большего числа людей касается проблема, тем она важнее, тем больше заслуживает внимания серьезного журналиста.

В журналистской среде существует ходячее мнение, что правильная постановка проблемы чуть ли не наполовину означает ее решение. Конечно же, это преувеличение. Точнее будет сказать, что решение проблемы обязательно обусловлено ее правильной постановкой. Решение проблемы журналистом - это ответ на тот вопрос, который содержится в ее формулировке. Получить необходимое для этого знание можно различными методами - как эмпирическими, так и теоретическими. Все они подчинены достижению основных целей проблемного выступления:

1) описанию и оценке проблемной ситуации;

2) выяснению причин возникновения проблемы (барьера, препятствия, задачи);

3) установлению программы и поиску путей устранения (т.е. решения) проблемы, т.е. формулирование действий.



Напомним, что под описанием в журналистике понимается фиксация результатов наблюдения, интервью, беседы, изучение журналистом документов, т.е. результатов эмпирического исследования, а при необходимости и их группировка, типологизация. Оценка - это отношение человека к анализируемому предмету. Часто именно с описания и оценки автор начинает свое проблемное выступление.



Из публикации "Как погибают самолеты"

(АиФ. N12. 1998)



Старый, видавший виды "Икарус", доставляющий пассажиров от здания аэропорта к трапу самолета, лихо развернулся на полосе и взору пассажиров предстал Ил-18. На нем нам предлагалось лететь по маршруту Москва-Львов. На плохо покрашенном фюзеляже проступал герб города Берлина и флаг ГДР. Теперь самолет принадлежал компании "Украинские авиалинии", и на борту красовался жовтоблакитный флаг.

"Не боитесь летать на таком "гробе"?" - спросил я стюардессу.

"Что вы! Это наш лучший самолет. Все остальные гораздо хуже".

Те, что хуже, - это Ан-24 и Як-42, ресурс большинства которых давно уже выработан...



Как правило, описание проблемной ситуации существует в единстве с оценкой разных ее сторон. В приведенном выше отрывке оценочную нагрузку несут вопрос журналиста, обращенный к стюардессе: "Не боитесь летать на таком "гробе"?", и ее ответ: "Что вы! Это наш лучший самолет. Все остальные гораздо хуже", и последующее уточнение автором ее ответа.



В данной статье автор пытается также найти ответ на вопрос: почему так часто в последние годы разбиваются самолеты? Ему удалось выявить пять причин:

1) созданные на базе прежнего "Аэрофлота" 466 авиакомпаний стремятся выкачать как можно больше денег из перевозок, но не выделяют средства на ремонт самолетов;

2) летчики очень плохо (в основной массе) подготовлены, так как учебные полеты сокращены до минимума;

3) все российские аэропорты, наземное оборудование, взлетно-посадочные полосы устарели;

4) диспетчерский состав, аэродромные службы подготовлены плохо, часто не выполняют инструкции;

5) отечественные авиадвигатели малонадежны.



У другого автора этот перечень, вероятно, был бы несколько иной и причины сформулированы были бы хотя и отчасти, но по-другому. Это Предопределено не только тем, что автор - "другой" человек, что он может получить другую информацию из других источников, но и тем, что он может нацеливать себя на другой уровень анализа причин авиакатастроф, его детализации.

Каждая из названных выше причин аварий российских самолетов при желании и возможности может быть "развернута". Так, говоря о первой причине, автор мог бы назвать те авиакомпании, скаредность которых привела к наибольшему числу авиакатастроф. Кроме того, он мог бы, например, привести статистику, показывающую зависимость крушений от изношенности авиалайнеров. Говоря о второй причине, мог бы назвать те денежные суммы, которые необходимы для хорошего обучения летчиков, и те, которые реально выделяются. Он мог бы также указать нормативы по налету часов курсантами и то количество часов, которое получается на практике.



Усугубляя причинно-следственный анализ гибели самолетов, автор мог бы попытаться установить:

1) по какой причине авиакомпании не стремятся и не могут обеспечить надежность авиаперелетов?

2) кем и почему не выделяются необходимые средства на обучение летчиков?

3) кто виноват в том, что не подготовлен и плохо работает диспетчерский состав?

4) в чем причина плохого содержания аэропортов?

5) почему не все самолеты снабжены радарами?

6) почему сегодня в России не созданы надежные (по мировым меркам) авиадвигатели?



Конечно же, автор должен определить конечную точку движения "в глубь" причин. Иначе истинную причину того же бедственного состояния российских самолетов он может увидеть в неправильных действиях Сталина или Николая II, или Петра I, или в российском менталитете, или в происках Запада и т.д.



Важно выявление тех причин, на которые в современных условиях можно повлиять так, чтобы изменить что-то к лучшему. Если же причины лежат за пределами воздействия на них, то они представляют скорее теоретический интерес. Для журналистики, занятой актуальными практическими проблемами, излишняя глубина анализа в известной мере противопоказана.

Очень часто бывает необходимо прогнозировать развитие проблемной ситуации. Ведь именно прогноз дает "модель" будущего состояния исследуемого явления.



Приведенная нами статья также содержит прогноз развития исследуемой ситуации: "И тем не менее нынешний "самолетопад" многие профессионалы старого "Аэрофлота" считают только "цветочками". В будущем по вине экипажей самолеты будут падать гораздо чаще, если не изменить систему подготовки личного состава..."



Практико-аналитическая статья нередко включает в себя и программу действий, которые могут изменить ситуацию в авиации. Конечно, серьезную программу могут составить только специалисты в соответствующей сфере деятельности. Дело журналиста в таком случае изучить программу и толково рассказать о ней аудитории. Но журналисты иногда выступают и со своими предложениями по обсуждаемым в статье вопросам. В этом случае журналист, как правило, ограничивается выражением краткого мнения "по поводу". Само же решение остается за соответствующими службами, учреждениями, организациями.



Полемическая статья



Некоторые издания печатают полемику довольно часто (например, "Независимая газета"). Но в большинстве из них полемические статьи обычно публикуются тогда, когда в обществе возникают споры по каким-либо значительным проблемам. В большинстве СМИ "пик" полемической активности наблюдается чаще всего в преддверии всевозможных избирательных кампаний. Непосредственным поводом публикации полемической статьи обычно является выступление политических оппонентов, представителей "чужой" научной школы, "теоретического", религиозного течения, задевающее каким-то образом интересы автора будущей полемической статьи, его издания, выражающее оценки, представления, выводы, предложения, с которыми автор этой статьи, это издание согласиться не могут.

Осознаваемая автором цель полемической статьи, как правило, представляется ему двоякой. Во-первых, он видит перед собой задачу - обосновать свою собственную позицию по спорному вопросу, показать свое видение проблемы, причин ее возникновения, значимости, способов ее решения. А во-вторых, ему представляется необходимым опровергнуть позицию своего оппонента. Это, естественно, не может не отразиться как на содержании приводимых фактов, примеров, так и на логической структуре статьи. Используемые факты, примеры обычно подбираются таким образом, что они лишь подтверждают позицию автора. Он не может себе позволить в отличие от авторов других видов статьи приводить факты, примеры, которые противоречат его тезисам, не может применить к своему выступлению позицию философа, исходящую из того, что "жизнь есть борьба противоречий". Его выступление должно быть непротиворечивым - это, пожалуй, принципиальное требование полемической статьи.

Своеобразие осознаваемой автором цели выливается в своеобразие логической структуры полемического выступления. Оно формируется на базе доказательного рассуждения, включающего в себя, с одной стороны, аргументацию в пользу главного тезиса автора выступления, а с другой - опровержение тезиса, аргументов, демонстрации, содержащихся в выступлении оппонента. Но это распространенное представление об особенностях полемического выступления обязательно должно быть дополнено знанием и следованием основным законам, которые присущи культурному (цивилизованному) полемическому общению людей с помощью СМИ.

Что они собой представляют? Грубо говоря, такие законы - это совокупность требований, способствующих поиску истины участниками полемики (полемистами)[6]. Ориентация на такой поиск - исходное, базовое положение, которое они обязательно должны иметь в виду. Ибо, как говорили древние, "в споре рождается истина". Если нет желания или умения искать истину в публичной полемике, то нет и никакого смысла ее начинать. Законы спора, представляемого журналистом на суд читательской аудитории, имеют комплексный характер и вырастают из выработанных в течение веков норм логики, правил убеждающего коммуникативного воздействия, требований морали и права.

Поскольку полемика протекает как обмен журналистскими выступлениями, то для каждого отдельного ее участника эти законы выступают прежде всего как требования к содержанию и форме полемической статьи. Правда, требования своеобразного. А своеобразие это заключается в том, что, как уже было сказано выше, автор ее обычно стремится опровергнуть позицию оппонента и доказать, утвердить свою. В том или ином конкретном полемическом произведении соотношение доказательства и опровержения может быть разным. Но и то, и другое в какой-то мере обязательно присутствует в тексте. Поэтому полемист должен владеть как искусством доказательства, так и искусством опровержения.

В любом случае создание полемического текста должно начинаться с формулирования главной мысли (главного тезиса), которую далее автор будет отстаивать как в данном, так и в последующих выступлениях в ходе всей полемической кампании. Эта мысль может быть сформулирована в тексте в виде самостоятельного предложения. Но может быть высказана и в форме намека или ссылки на уже известные публике обстоятельства. Главное, чтобы она была понятна и ясна читателю данного номера издания. Это требование становится особенно актуальным теперь, когда из-за обнищания населения у печатных СМИ становится все меньше постоянных подписчиков и все больше покупателей отдельных номеров газеты или журнала.

Следующее требование - доказательность доводов (аргументов) в пользу основной мысли выступления. Выполнение этого требования - наиболее трудная для полемиста задача. Трудна она по ряду причин. Одна из них, хорошо известная каждому журналисту, заключается в том, что эти самые доводы надо искать. Доводы становятся таковыми только тогда, когда они присутствуют в тексте в качестве подтверждений мысли журналиста. А до этого они обычно существуют для автора под именем фактов. Серьезная полемика требует серьезных фактов. А такого рода факты в наше время часто тщательно скрываются или оказываются недоступными для прессы. В чем отличие фактов от серьезных фактов, многим людям хорошо понятно. Одно дело, скажем, использовать в качестве довода в пользу утверждения, что какой-то человек является героем, тот факт, что он не пожалел времени и перевел через дорогу старушку, а другое дело - сослаться на то, что он, рискуя жизнью, вынес из горящего дома ребенка.

Однако доказательность для читательской аудитории того, что обычно называется фактами, зависит не только от степени их серьезности. Очень важным моментом является источник происхождения фактов. Чаще всего в полемике используются данные, представляющие собой: а) результаты личного наблюдения автором тех или иных событий, о которых он рассуждает, б) свидетельства других лиц, к которым обращается за информацией журналист, в) документы, содержащие сведения по обсуждаемому вопросу.

К сожалению, многие полемисты не вникают в "тонкости" происхождения фактов, которые они используют в качестве аргументов в своих рассуждениях. Между тем, по имеющимся научным данным, наибольшей доказательной силой для большей части аудитории обладают документы. За ними следуют свидетельские показания, мнения (особенно показания авторитетных для аудитории лиц). А на третьем месте стоят личные наблюдения журналиста. Если бы этот момент учитывался участниками спора на газетной полосе, то истина, на которую они стремятся открыть глаза аудитории, стала бы для нее намного очевиднее.

Значительную роль играет и "содержание" факта, т.е. то, является ли журналистский факт действительно фактом, или же за этим понятием стоит мнение, предположение, оценка. Напомним, что факт в журналистике - это твердое знание о том, что реально существует ("имеет быть", как говорят философы) в мире. Оценка - это отношение к факту, т.е. утверждение о том, насколько хорошо или плохо (прекрасно, безобразно и пр.) его существование для нас или кого-то другого. Предположение - это неясное знание о том, существует ли факт или нет, или же каково его значение для кого-то (его ценность). Мнение может включать как фактические данные, так и предположения разного рода. Наибольшей доказательной силой для непредвзятого читателя обладают факты. Поэтому полемист, разумеется, должен стремиться к тому, чтобы его утверждения опирались прежде всего на документы, и прежде всего - документы, содержащие изложение фактов. Хотя в реальной журналистской практике, как известно, это не всегда возможно.

То, какой тип аргументов применяет журналист, когда готовит обычное (неполемическое), разовое выступление, конечно же, может не иметь особого значения. Главное, чтобы текст был интересным, убедительным. Но вот если он собрался вступить в спор по какому-то вопросу, то характер возможной аргументации необходимо тщательно осмыслить. При этом следует найти и представить в тексте такие аргументы, которые по своей доказательной силе должны быть равными тем, которые применяет оппонент, или же превосходить их в этом отношении. К сожалению, изложенные выше соображения не всегда принимаются во внимание некоторыми полемистами, что резко снижает их шансы на победу в публичном споре.



Тульская газета "Молодой коммунар" на протяжении ряда последних лет периодически критикует так называемые губернаторские проекты по строительству в области трех объектов: по производству горюче-смазочных материалов, стекловолоконных труб и соледобыче. Эти проекты газета называет прожектами, поскольку считает их исключительно невыгодным для туляков долгостроем, который ведется в основном за счет не запланированных на его осуществление расходов из бюджета области и соответствующей задержки выплат населению зарплат, пенсий, пособий. При этом "Молодой коммунар" вступает в полемику с газетой "Тульские известия", отстаивающей необходимость и важность реализации "губернаторских проектов", а также утверждающей, что это строительство ведется за счет внебюджетного финансирования. Обосновывая верность своей позиции, журналист А. Гелин цитирует официальные документы.



Из публикации "К сожалению, слово "победа"

на две трети - из слова "беда""

(Молодой коммунар. 19 июня 1999)



Вот первая цитата из постановления областной Думы от 21.01.98 г. N 22/565 "Об обращении губернатора Тульской области об участии администрации области в создании совместных предприятий по производству стекловолоконных изделий, поваренной соли, нефтепродуктов": "2. Администрации области финансирование указанных проектов осуществлять за счет областного бюджета..."

Вторая цитата - из Заключения Контрольной комиссии областной Думы по результатам проверки исполнения бюджета на 1998 год: "...установлено, что 10.04.98 г. Финансовым управлением перечислены средства для оплаты оборудования по контрактам о приобретении нефтеперерабатывающего мини-завода, расходы на который не были предусмотрены в областном бюджете на 1998 год", и только принятием 17 декабря 1998 г. Закона Тульской области "О внесении изменений и дополнений в Закон Тульской области "Об областном бюджете на 1990 год" были узаконены уже произведенные расходы на указанный объект".

В этом же документе мы находим прямое подтверждение того, что деньги, пошедшие на строительство завода, украдены у стариков, детей, учителей, медиков: "В течение 1998 года администрацией области проводилось финансирование отдельных мероприятий капитального характера за счет средств бюджета текущих расходов (так как бюджет развития не был сформирован), что повлекло за собой низкий уровень финансирования по основным социальным разделам". И т.д.



В отличие от "Молодого коммунара" журналист Ю. Аргонов использует в качестве оснований своей позиции аргументы иного типа, а именно - ссылки на мнения лиц, участвующих в осуществлении "губернаторских проектов" (сначала приводит выдержки из беседы с генеральным директором ОАО СП "Тульская нефтеперерабатывающая компания" Владимиром Чернятиным, который сообщил, что "завод создается на базе американской установки "Хай-Тек 100", способной перерабатывать в год 100 тысяч тонн сырья. Но эта установка - далеко еще не весь завод..." И т.д. Затем дается изложение интервью с директором американской фирмы "MG Export-import international", которая поставляет тулякам оборудование для мини-нефтеперерабатывающего завода, Бернардом Голдстейном.



Из публикации "Крах прожектов "МК", или "Секреты",

которые не хотят знать крикуны из оппозиционной прессы"

(Тульские известия. 19 июня 1999)



- Коллеги из "МК" выражали сомнение относительно содержимого контейнеров, которые пришли на тульскую таможню при вашем содействии. Так что же в этих контейнерах? Некондиция? Старье? Б/у?

- Наша фирма существует 50 лет. За это время мы завершили монтаж 47 нефтеперерабатывающих установок в США и других странах мира. В том числе в России: Сургут, Якутия, Дагестан. Оборудование, которое мы поставили в Тулу, производства 1997-1998 годов. Разработка же 1997 года...

- Необходимое оборудование поставлено полностью?

- Полностью поставлено и полностью смонтировано. В ближайшее время мы ждем наших специалистов по электрике и электронике для подготовки оборудования к пусконаладочным работам.

- Ваше мнение о работе российских специалистов, с которыми вам приходилось сталкиваться?

- Очень высокое о профессионализме сотрудников АО "Энерготехмонтаж" и очень низкое о журналистах "Молодого коммунара". Ведь если отдельно взятый журналист некомпетентен, а порой и нечистоплотен, то должен же быть над ним контроль главного редактора?.. И т.д.



Рассказ о заводе журналист заканчивает беседой с первым заместителем губернатора Тульской области В. Богомоловым, курирующим строительство этого объекта:



- Виталий Алексеевич, "MК" пишет, что деньги на строительство завода "украдены у стариков, детей, учителей и медиков".

- На это строительство не истрачено ни одной копейки из бюджетных денег. Областная администрация получила льготный кредит при посредничестве Юрия Михайловича Лужкова... И т.д.



Сами по себе примеры, суждения, приведенные автором "Тульских известий", могли бы показаться аудитории в каком-то другом случае достоверными. Но не в данной полемической ситуации, когда читатели могут сравнивать аргументацию, представленную первой и второй газетами. В результате читатель отдаст пальму первенства доводам "Молодого коммунара". Почему? Потому что, во-первых, документы, на которые опирается журналист А. Гелин, осознаются аудиторией (по психологическим основаниям) как более доказательная аргументация, по сравнению с мнениями, использованными Ю. Аргоновым. А во-вторых, доводы, приведенные автором публикации в "Тульских известиях", проигрывают в том, что они имеют еще один серьезный недостаток, не заметный на первый взгляд. А именно: цифры даны в абсолютном варианте. И по ним трудно судить, насколько значительны масштабы строительства? Что оно дает? Насколько достижения соответствуют потребностям города? Определить это, исходя из приведенных в статье данных, простому читателю, не имеющему дополнительных достоверных сведений об экономической ситуации в жизни области, невозможно. Изъяном аргументации "Тульских известий", несомненно, является и то, что автор использует в качестве аргументов мнения тех лиц, которые, собственно говоря, и критикуются в выступлениях "Молодого коммунара", т.е. заинтересованной стороны. А ведь хорошо известно, что, например, в ходе установления истины в суде заинтересованные лица в качестве свидетелей никогда не привлекаются. Делается это с целью исключения лжесвидетельствования. К сожалению, журналист не учел данное обстоятельство.



Успешный поиск истины в ходе полемики, как уже говорилось выше, будучи основной ее целью, невозможен без установки на взаимопонимание участников полемики. Это требование может показаться нереальным и не соответствующим сути полемики. Но на самом деле только стремление людей понять друг друга помогает удержать ускользающую "правду". К сожалению, на полях газетных сражений приходится наблюдать прежде всего полемистов, которые искренне уверены, что именно они уже владеют истиной "в последней инстанции". А если это так, то поиск взаимопонимания, ради установления истины, уже мало волнует участника спора, он просто хочет навязать всем свою "самую верную" точку зрения. Именно в таком желании заключена исходная причина того, что полемист прилагает все усилия для победы над своим оппонентом любой ценой. Ведь он отстаивает истину! А оппонент этого почему-то не хочет понять. Как тут не показать ему, что он собой представляет? И показывают.



Так, названное выше полемическое выступление "Тульские известия" начинают, как можно предположить, с самого главного для них - выражения своего отношения к оппоненту - "Молодому коммунару". Оно заявлено уже в набранном аршинными буквами, расположенном над названием газеты аншлаге полемической публикации: "Вкусна ли уже обглоданная кость?" Первые абзацы самого текста также повествуют "о главном".



Из публикации "Крах прожекторов "МК""

(Тульские известия. 19 июня. 1999)



Гениальный английский сатирик Джонатан Свифт, известный широкому кругу читателей своей мудрой книжкой "Путешествия Гулливера", в молодые годы написал не менее талантливую, но мало известную "Сказку бочки"... Есть там, между прочим, и нелицеприятное высказывание молодого острослова в адрес тогдашней литературной критики: "Они (критики), как голодные псы, поднимают тем больший вой и лай, чем меньше костей в подаваемом им кушаний..."

Эти слова я постоянно вспоминаю, когда читаю очередной опус младокоммунаровских критиков, касающийся любых начинаний губернатора Тульской области В.А. Стародубцева. Есть ли в очередном начинании областной администрации "минусы" или "плюсы", вой и лай со страниц "Молодого коммунара" все равно прозвучит. Такова уж она, собачья природа. Но, как правильно говорят в народе, собака лает, а караван идет...



Нередко достается не только "противной" газете, но и ее читателям, а тем более тем, кого она защищает. Автор "Вечерней Рязани" Д. Проскурин так отзывается о полемизирующих с "вечеркой" "Рязанских ведомостях" и тех, кто выступает на ее страницах - губернаторе области В.Н. Любимове, его избирателях, местных коммунистах.



Из публикации "Год в кресле губернатора"

(Вечерняя Рязань. 16 января. 1999)



О качестве материалов в "Рязанских ведомостях" судить вам... Если вам кажется, что мы несколько сгущаем краски, читайте "Рязанские ведомости". В них все так гладко, словно мы дошли до светлого будущего - доходяги, блин! Вот, буквально на прошлой неделе в стенгазете рязанских властей появилась рубрика "Рязанцы о работе властей" - рязанцы всем довольны, а Любимов - просто ангел. "Ведомости", наверное, получат премию. Из бюджета.



Не менее воинственно настроен и В. Михайлов, другой автор рязанской "вечерки". Он так видит свои отношения с уже упомянутым губернатором области, в которого мечет свои раскаленные стрелы со страниц того же номера газеты.



Из публикации "Михайловщина.

Нолики обожают ставить крестики"

(Вечерняя Рязань. 16 января. 1999)



М-да, прямо скажем, не сложились отношения между Вадимом Владимировичем (автором статьи. - А.Т.) и Вячеславом Николаевичем (губернатором. - А.Т.). Да и не могло быть иначе... Что-что вы говорите? Кто ты, смерд, и кто Он?! Мол, да как ты смеешь даже в мыслях ставить себя, хиппующего борзописца, на одну доску с Ним, Вседержателем цельной губернии, Помазанником Самого Геннадия Андреевича Зюганова и, в конце концов, Членом Совета Федерации?!

Не любит журналист и читателей "красной"газеты, "большевиков", которые, по его словам, "в силу своей классовой тупости, не только обещали, но и пытались построить рай земной (типа, коммунизм). Чем это закончилось? - Полной и безоговорочной жопой. В коей мы пребываем и по сей день, свидетельством чему служит четырехкратная победа рязанских коммунистов на местных выборах 1996-97 гг.



Хлестко написано. И грубо. Только к чему ведут такие хлесткость и грубость? Помогают ли они найти истину в споре, истину, необходимую всем? - таков вопрос. Ответ на который очевиден - нет. Как очевидно и то, что читатели, наблюдающие за полемикой, ведущейся на страницах газет подобным образом, действительно вспоминают слова великого Джонатана Свифта о дерущихся за лишнюю кость голодных псах.

Чтобы не давать аудитории поводов для подобных мыслей, начинающему журналисту, решившему выступать в жанре полемической статьи, надо всегда начинать с главного - прежде всего нацеливать себя на спокойный и аргументированный разговор, никак не унижающий достоинство оппонента, а значит, и свое собственное достоинство.


evartist.narod.ru
05.10.2005
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован