17 сентября 2009
1529

Жизнь прекрасна в нашей стране, только жить больно

- Елена Всеволодовна, в начале этого года судебные приставы опечатали здание, где находился Фонд Ролана Быкова, а сам фонд выселили. Долго оставалось неясным - как сложится его судьба?

- На это здание покушались давно, поскольку оно в самом центре Москвы. Отстоять его не удалось. Но, слава Богу, там будет не очередная коммерческая структура, а Министерство по миграционным делам. Но то, что фонд потерял не только дом, а вообще место под солнцем, это чрезвычайно обидно.

- Правда, что архив разошелся по квартирам?

- Практически все у меня.

- За фонд заступались многие общественные организации - писали открытые письма, обращались в суды...

- То, что фонд должен покинуть Чистопрудный бульвар, - решило правительство. С правительством у нас не спорят. Пытались бороться через суд - суды проиграны. Поэтому, снявши голову, по волосам не плачут. В последние годы мы, как могли, отбивались от всевозможных попыток захвата здания. Желающих туда попасть было очень много. Теперь нас выселили, хотя здание было предоставлено фонду еще в советское время решением председателя правительства Рыжкова и подтверждено указом президента СССР Горбачева. Затем, когда распался Союз, издал указ Борис Ельцин: фонд имел право занимать здание вплоть до 2044 года.

- Сейчас работа фонда окончательно остановилась?

- Практически да. Ведь в том здании были не только офисы, но и студии, где шла работа над фильмами. Начнем с того, что фонд снял 86 художественных фильмов для детей и юношества. Это очень серьезно, тем более что сегодня нет детского кинематографа. Фонд проводил фестивали, финансировал детское кино. Теперь этот кинематограф никому не нужен - ни прокату, ни режиссерам. Единственные, кто в нем нуждается, - дети и подростки.

- Вам предложили что-то взамен?

- Поскольку Ролана Антоновича нет уже десять лет, ничего взамен нам не предлагают. А позиция была такая: "Здание было дано не вам, а Ролану Быкову. Его давно нет, поэтому и вам здесь не место".

- Видимо, это болезнь такая в России: с уходом человека стирают и его дела?

- Трудно сказать. Например, в этом году ушел из жизни оперный режиссер Борис Покровский, который прожил огромную жизнь. Он гений чистой воды. И то, что он сделал, мы еще не очень можем оценить - должно пройти время. Но совершенно точно, что его вклад в национальное искусство - просто колоссальный. На Покровского будут ориентироваться и спустя многие десятилетия. По счастью, он прожил огромную жизнь, на которую пришлись революции, четыре войны, культ личности, "оттепель" и дикий капитализм. Он все пережил и остался таким вот мастодонтом, который оказался несокрушим. И это, в общем, воодушевляет - оказывается, что в любую эпоху можно находиться на территории искусства.

- Скоро в "Школе современной пьесы" состоится премьера спектакля "Русское горе" - современная, музыкальная версия "Горя от ума"...

- Еще идут репетиции, но музыкальные монологи Чацкого и Софьи я слушала в исполнении Сергея Никитина (автор музыки к спектаклю. - "НИ"), и они показались мне интересными. Это не пляска на костях классика, а попытка в доступной форме поговорить не только о минувших двух веках культуры и жизни нашего отечества, но и перекинуть мост в нынешний день. Знаете, как Пушкин говорил, я за точность цитаты не берусь, но смысл ее в том, что история тяжелая у нас, но другого отечества мне не надо. Люди, исповедующие русскую культуру, никогда от своего горького отечества не откажутся. И не важно, кто ты по национальности. Ты родился здесь и поэтому действительно "дым отечества нам сладок и приятен". Но больно, что этот дым часто связан с гибелью выдающихся представителей отечества. Вот это - боль, настоящее русское горе. Жизнь прекрасна в нашей стране, только жить больно.

- Разный смысл вкладывался в современную пьесу при советской власти и сейчас...

- Театр не может не отражать той эпохи, которая на улице.

- Но акценты тем не менее сместились?

- Сместились. Сейчас я читаю второй том Товстоногова. Замечательный человек Семен Лосев записал его уроки режиссерского мастерства. И Товстоногов говорил о том, что театр не может существовать вне контекста времени. Если вспомнить, допустим, Вампилова и его потрясающую пьесу "Утиная охота", то этот термин "потерянное поколение" - прорвался именно оттуда. Как люди талантливые, не находящие выхода своему таланту, своей энергии, расстреливают собственную жизнь. По сути, он предрек то, что произошло довольно скоро: когда распалась наша страна, очень многие специалисты, выпущенные советскими вузами, оказались потерянным поколением. Актеры, режиссеры, писатели, ученые - имя им легион. Инженеры, металлурги, дорожники, мелиораторы. Вот уж воистину русское горе.

- Тем не менее для театра есть положительная тенденция. Например, никто больше не навязывает пьесы таких конъюнктурщиков, как Софронов, и некоторых других...

- Здесь я согласна с вами. Впрочем, и в ту эпоху видные режиссеры старались избегать конъюнктуры. Это мужество Рубена Николаевича Симонова, который благодаря таланту своих необыкновенных актеров, молодого Михаила Ульянова, Николая Гриценко и многих других, так "раздраконил" "Стряпуху" Софронова, что она смотрелась блестяще.

- Как вы считаете, в театре многое зависит от случая?

- Во МХАТе была хорошая актриса Татьяна Ленникова. У нее был готов весь женский репертуар. И когда кто-то ломал ногу, попадал в больницу, рожал, она немедленно вводилась и таким образом переиграла огромное количество ролей, стала народной артисткой РСФСР. И если бы не эта ее готовность, она случая бы не дождалась. Но зрители ее не знали, поскольку она мало снималась в кино. Мог бы в безвестности погибнуть и мой отец, если бы не ушел вовремя из МХАТа. Настоящие роли в кино к нему пришли уже после сорока. Кстати, в пьесе того же Софронова "Сердце не прощает" он играл вместе с Аллой Константиновной Тарасовой, которая была в ту пору директором театра. Жили мы в одном доме. И идя однажды после спектакля, не получив разрешения на очередные съемки, отец сказал: "Алла Константиновна, я решил уйти из театра" - "Севочка, почему? К вам все хорошо относятся в театре" - "Да, но это не увеличивает мой репертуар". - "Ну, вообще вы правы, потому что, пока они живы (имелись в виду Белокуров, Ливанов, Грибов, Яншин), они вам играть не дадут". И спасение отца было в том, что он ушел в кино. Сейчас я готовлю к изданию дневники Ролана Быкова, поскольку все погибает в безвестности, если об этом не позаботиться. Память - предатель. Я, например, знакома с монтажером, которая монтировала три картины Ролана Антоновича - "Внимание, черепаха", "Телеграмма" и "Чучело". В нее когда-то был влюблен один из крупнейших режиссеров отечественного кино. И у нее сохранились его письма. Я уже давно пытаюсь объяснить, что это не ей и не ему принадлежит (режиссера нет уже давно), а это часть его души, его мироощущения. И публикация этих писем стала бы еще одним кирпичиком в фундаменте нашей культуры... Поэтому для меня публикация дневников Ролана Быкова - очень необходимое дело.

Автор: Виктор Борзенко

Сайт: Новые Известия

17.09.2009

www.peoples.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован