06 ноября 2000
6590

Знамя дивизии

44-я горнострелковая дивизия 22 июня вступила в бой. Держала оборону на границе, по приказу (и только по приказу!) начала отход на Станислав, а по?том - на Винницу. В конце июля бой вели уже не только боевые расчеты батальонов, полков: работники штаба, политотдела и тыловых служб стали в строй линейными бойцами.
Понимая сложность положения, командир дивизии приказал отправить в тыл документы штаба и политотдела. Было решено вывезти в безопасное место знамя дивизии.
Имущество в знамя были переданы работнику штаба Шеремету, политотдельскому писарю Горшкову, радиотехнику Мягкому.
Капитан в отставке, "слесарь по холодильным установкам П. Г. Мягкий, ныне живущий в Кременчуге, рассказал мне об этой суровой эпопее. К со?жалению, он запамятовал фамилии шоферов: группе выделили три автомашины ГАЗ-ЗА. Охраняли знамя четыре красноармейца...
Знаменная группа 44-й горнострелковой двину?лась в опасный путь. Подъехав к Умани, Шеремет и его товарищи убедились, что город уже в руках врага. К счастью, наши грузовики, замаскированные столбами пыли, не были узнаны перехватившими все дороги немецкими танкистами и мотоциклистами. Принято решение - двигаться на юг, но только по ночам, до наступления темноты прятаться по дубра?вам и оврагам.
Знамя двигалось по территории, не просто за?хваченной противником, но буквально начиненной его техникой и войсками. Знаменосцы решили твердо: если их обнаружат, принять бой, держаться, а ко?гда положение окажется безвыходным, облить бен?зином и сжечь документы и знамя, а самим стрелять до предпоследнего патрона во врага...
Попытались переправиться через Днепр в районе Кременчуга, но неудачно: по пути к Днепропетров?ску стали отказывать моторы грузовиков. Колонна недвижно замерла на обочине. Сейчас можно задним числом подсказать Шеремету и его спутникам наи?простейшее решение: документы и машины сжечь, знамя выносить по пешему.
Ах, как это легко и просто теперь говорить, как надо было действовать. Но три грузовика ГАЗ - это ж военное имущество! Бросить его, своими руками сжечь? Не так воспитаны эти парни из горнострелковой, из 44-й! Ну, а сейфы с документами! Их ото?мкнуть-то почти невозможно, а если зарыть, нет га?рантии, что никто до нашего возвращений не найдет их!
Вдохнуть жизнь в моторы оказалось невозможным, как ни старались шоферы. В отчаянии сидели они на краю кювета с гаечными ключами в обес?силевших, опущенных руках...
А вдали, в серебристом тумане лунной ночи, вы?сились неуклюжие с виду, беспомощно распластав?шие одно крыло над несжатой и потоптанной пше?ницей колхозные комбайны.
Оставив охрану подле машин, ассистенты знаме?ни дивизии, если можно их так назвать в этой ситуа?ции, и шоферы подобрались к полевым гигантам. А моторы-то целехонькие и такие же, как на ГАЗах!
Повздыхали: нехорошо раскулачивать колхозное добро, а ведь придется.
На языке ремонтников эта операция именуется перекидкой мотора. Она и в условиях хорошо обо?рудованной ремонтной базы достаточно хлопотна, а тут пришлось пользоваться только гаечным клю?чом, на руках переносить тяжеленные моторы, без подъемников и талей ставить их, И поставили. В сро?ки, которые в мастерских считались бы рекордными.
Что ж, можно ехать вновь, но дорога на Днепро?петровск перерезана. Окольными путями, петляя и таясь, направились к Запорожью. По знаменитой плотине Днепрогэса, чуть не плача от радости, пере?секли Днепр.
Знамя было вновь среди своих, знамя спасено.
В маленьком городе Орехове стал Шеремет с товарищами дожидаться своей дивизии. Но напрасно: горные стрелки до последней капли крови сражались в Зеленой браме, если кто и пробился к своим, то разрозненно и на разных участках фронта.
Когда остров Хортица был захвачен врагом, по?няли, что не дождется знамя своих красноармейцев, своих полков.
Отправились в Запорожье, узнав, что там заново формируется 12-я армия.
Как положено, сдали знамя, документы, автома?шины. Тут же члены группы Шеремета получили направления в разные части и расстались друг с другом.
П. Г. Мягкий был тогда кандидатом в члены! ВКП(б). Он уже в июле подал заявление в члены партии, получил рекомендации, но рассмотрение де?ла не состоялось - окружение, беспрерывный бой, а потом вот эта командировка со знаменем.
Однако Мягкий предполагал, что в одном из сейфов, в спасении которых он участвовал, хранятся, а значит, сохранились его заявление и рекомендации. Однажды, оказавшись по командировке в штабе Южного фронта, он встретил политотдельского писаря, того самого Горшкова, с которым столько дней и ночей спасали они знамя и документы. Горшков, оказывается, на той же должности, в отделе партучета!
Мягкий получил свои рекомендации, и в феврале 1942 года его приняли в члены ВКП(б).
Коммунист Мягкий из 44-й горнострелковой воевал потом под Харьковом, оборонял Кавказ, участвовал в разгроме Ясско-Кишиневской группировки, в освобождении Варшавы и штурме Берлина.
После демобилизации он работал и поныне работает слесарем. Много было в жизни всякого у ветерана войны и труда. Но, пожалуй, самая запомнившаяся ему военная операция, в которой он принимал участие,- спасение знамени, а слесарная перекидка моторов ГАЗ в просвистанной пулями степи под Днепропетровском.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован