26 марта 2003
1993

Алексей Подберезкин: `У России есть будущее` (газета `Красная Звезда`)

Развязав войну в Ираке, Соединенные Штаты поставили под удар всю систему международных отношений. И сегодня многие аналитики задаются вопросом, что ждет мир в будущем. В этом плане определенный интерес представляет недавно подготовленный Национальным советом по разведке США доклад `Глобальные тенденции развития до 2015 года`, в котором в том числе прогнозировалась ситуация в России. Прогноз этот, мягко говоря, неутешителен. Своими соображениями по данному поводу мы попросили поделиться известных экспертов - профессоров МГИМО Алексея Подберезкина и Юрия Булатова и куратора Группы `Генералы и адмиралы за мир и безопасность` генерал-майора в отставке Юрия Лебедева.


Прежде всего мы хотели бы отметить, что принципиально возможно и необходимо не только изучать глобальные процессы, но и прогнозировать глобальные тенденции, их последствия, в том числе и для отдельных стран. Американский опыт в этом плане можно в целом признать удачным. С поправкой на то, что применительно к России он недостаточно насыщен информационно, что само по себе говорит об американских представлениях о роли России, ее участии в процессах глобализации. По существу американские эксперты делают два вывода.
Первый вывод (с которым в принципе согласились многие российские специалисты): если всё в России будет идти так же, как сейчас, в том числе ежегодный прирост ВВП составит 5 процентов (а у нас, напомним, он уже ниже), то Россия останется в `маргинальном состоянии` и не будет всерьез восприниматься в качестве субъекта для соревнования.
Второй вывод: главный фактор, который обусловливает перспективу России, - это эффективность политического и общественного руководства страной. С этим также невозможно не согласиться. Более того, можно добавить, что, на взгляд авторов, именно чрезвычайно низкое качество управления страной в последние десятилетия привело к невиданному кризису, в котором оказалась Россия. Примечательно в этой связи признание М. Тэтчер: `Ошибки, заключавшиеся в том, что желаемое принималось за действительное, были помножены на неспособность понять, что российская экономика зависит от властных структур. Пока властные структуры противятся реформам, эти реформы просто не могут произойти`. К сожалению, эта тема не является популярной среди научных исследований. Она стала заложником идеологических и политических схваток.
В этом смысле представляется перспективной позиция А. Илларионова о сокращении доли государства в ВВП до 25 процентов, которое повлечет увеличение темпов роста до 8 процентов в год. (Понятно, что `сокращение доли государства` должно происходить не пропорционально, а в зависимости от приоритета). При этом справедливо подчеркивается, что необходим `беспрецедентный в отечественной истории пересмотр самих методов политического управления страной`.
В отличие от оценок экспертов США, авторы данного материала полагают, что в будущем десятилетии в России могут и должны быть использованы огромные, до сих пор не использованные ресурсы в интересах ее ускоренного развития. Это как материальные, так и, что немаловажно, волевые, нравственные, духовные ресурсы, которые у России есть и которые либо используются в незначительной степени, либо вообще не задействованы. Экстраполировать динамику экономического развития страны, в случае если это произойдет, действительно трудно, но то, что темпы развития увеличатся качественно, а не на 5 процентов роста ВВП в год, - в этом авторы уверены.
О каких конкретно ресурсах идет речь? Выделим их. Прежде всего огромные государственные активы, эффективность использования которых чрезвычайно низка, иногда и вообще неизвестна. Простая инвентаризация этой собственности, проверка эффективности ее использования могут дать, по нашим оценкам, результат, измеряемый десятками миллиардов долларов.
Далее. Создание системы государственного финансового контроля (ГФК), не зависящего от исполнительной власти, который распространял бы сферу своей деятельности не только на федеральном, но и на региональном и муниципальном уровне.
Создание эффективной антикоррупционной системы. Ежегодно, по оценкам, например, М. Ходорковского, суммы, затрачиваемые отечественным бизнесом на взятки, достигают 30 млрд. долларов. В отчете Генеральной прокуратуры за 2002 год `Состояние законности и правопорядка в Российской Федерации` приводятся конкретные секторы экономики, где обнаружены систематические хищения. Вместе с тем, по признанию независимых экспертов, `в нем нет самого главного - системного анализа российской коррупции`. Если же нет такого анализа, не может быть и системной антикоррупционной работы.
Использование вкладов населения в отечественные банки, которые только за 2002 г. выросли почти на 50 процентов, превысив 1 трлн. рублей.
Резкое повышение зарплаты. Ее уровень в 30-40 раз ниже европейского и американского. С точки зрения экономики это означает, что возможности образования, доступа к информации, самореализации используются крайне недостаточно. Перемены на этом направлении сулят обеспечить экономический рост в разы.
Более того, мы считаем, что если будут задействованы полностью ресурсы страны, то и в технологической области можно добиться резкого увеличения темпов развития, даже качественных скачков. Ведь даже сегодня в некоторых наукоемких отраслях ежегодные темпы роста превышают 10 процентов (в Российском агентстве по системам управления, например, 13 процентов). Подчеркнем, что это происходит без сколько-нибудь серьезного участия государства. И это при старом оборудовании, старых кадрах, без денег.
Принципиально важно, чтобы Россия в полной мере использовала в интересах научно-технического развития имеющиеся материальные и природные ресурсы. Она обладает уникальным преимуществом перед другими государствами по запасам, добыче и реализации углеводородного сырья. Эти ресурсы могут не только обеспечить энергетические потребности страны, но и предоставить финансовые возможности для ускоренного технологического развития. Особую значимость в этой связи приобретает, например, инициатива ЮКОСа. Можно по-разному относиться к этой компании, но то, что за ее счет за три года были подготовлены 30 тысяч специалистов в области образования (для сравнения: Microsoft - 10 тыс.), говорит об огромном ресурсе развития.
Если говорить о долгосрочных тенденциях в развитии международных отношений, то здесь, на наш взгляд, можно выделить следующее.
В условиях усиления процессов глобализации и их влияния на международные отношения во многих государствах начинает набирать силу тенденция усиления роли государства, или государственническая идеологема. Это происходит вопреки укоренившемуся представлению о том, что глобализация неизбежно ведет к ослаблению и уничтожению государственных институтов. Эта тенденция пока что не получила публичного признания, однако практическая политическая деятельность, прежде всего США, Великобритании, Германии, Франции, в еще большей мере Китая, отчетливо свидетельствует об этом. Представляется, что эта реакция суверенных государств на новый этап глобализации - не случайность. Она свидетельствует, во-первых, о том, что борьба с государством (а не с коммунизмом), которая велась в СССР и России, в целом противоречила этой главной тенденции. А во-вторых, что современной России необходимо в качестве приоритетной сформулировать задачу создания эффективного государственного механизма и институтов государства.
Далее. Сохранение за США роли мирового лидера. До 2015 года ни одна крупная держава в мире не сможет составить конкуренцию США. При этом если говорить о военных возможностях и готовности их использовать во внешнеполитических целях, то можно прогнозировать активизацию и повышение этого инструмента политики. Получит, на наш взгляд, дальнейшее развитие тенденция, которую Игорь Иванов охарактеризовал следующим образом: `Думаю, что время стратегических альянсов в их традиционном понимании безвозвратно ушло. Сегодня на глобальном уровне нет противостояния между отдельными странами или группами стран. Одновременно в международных отношениях появился такой мощный объединительный фактор, как необходимость противостоять глобальным угрозам и вызовам, которые затрагивают интересы безопасности всего мирового сообщества. Это создает предпосылки для формирования широких международных коалиций, которые направлены на решение конкретных проблем, а не на создание баланса или противостояние другим государствам. Самое убедительное тому свидетельство - глобальная антитеррористическая коалиция, возникшая на волне солидарности с США после трагедии 11 сентября 2001 года. Думаю, что она вполне могла бы стать одним из элементов новой глобальной системы безопасности ХХI века, разумеется, при условии, что ее фундаментом будет международное сотрудничество и центральная координирующая роль ООН`.
Представляется, что по мере роста экономического потенциала стран - членов ЕЭС их политические амбиции будут не только расти, но и реально подкрепляться растущим экономическим могуществом. Особое значение приобретает укрепление евро - как возможная альтернатива американскому доллару. Вместе с тем рост политических амбиций, экономического и финансового могущества Европы не будет подкреплен адекватным усилением воинской мощи, в особенности в современных видах вооружений и военной техники. Более того, в этой области зависимость европейцев от США будет увеличиваться. Поэтому не стоит, на наш взгляд, слишком рассчитывать на создание в Европе центра силы, который стал бы военно-политической альтернативой США.
Объединенная Европа сможет стать конкурентом США, Китаю и Японии только вместе с Россией. Это, как нам кажется, все более осознают правящие круги ведущих европейских государств и чиновники европейских институтов. Как будет в действительности - зависит и от России, ее готовности идти навстречу Евросоюзу.
Нельзя не отметить очевидность нарастания противодействия американскому влиянию в мире. В наибольшей степени это выражается в позиции арабских государств. Но не только. Ожидается, что такие же `центры противодействия` могут возникать в Юго-Восточной Азии, Южной Азии, возможно, в Центральной Европе.
В качестве возможных `центров противодействия` можно рассматривать и международные, а также неправительственные организации, чье влияние в будущем будет увеличиваться.
Далее. Набирает силу центростремительная тенденция восстановления разорванных связей в пространстве бывшего СССР. Более всего это проявляется в группе Россия - Белоруссия -Украина - Казахстан. Надо признать, что во многом это происходит под влиянием человеческих связей и возрастающего понимания порочности односторонней ориентации на США. Произойдет и некоторый `возврат` в сферу влияния российской политики восточноевропейских стран. Оба процесса будут иметь место, разумеется, при серьезном внимании к ним со стороны российской политической элиты.
Большое влияние не только на АТР, но и на мир в целом может оказать становление Китая в качестве сверхдержавы.
Другой гигант - Индия. В силу ее ускоренного вовлечения в НТР, а также традиционных связей с англосаксонским миром можно ожидать превращения страны в мировой оффшор в области наукоемких технологий.
Весьма вероятно появление в качестве региональной ядерной державы Ирана, что повлечет за собой новый очаг напряженности.
На наш взгляд, чрезвычайно важно иметь в виду, что глобализационные процессы, идущие неравномерно, способствуют усилению различий между отдельными странами и регионами. Более того, даже в одной стране стремительно нарастают противоречия между центрами, где сосредоточиваются власть, технология, деньги, информация, и ` периферией` (Москва - типичный пример). Неравномерность развития отдельных стран ведет к появлению и закреплению неких региональных интересов отдельных государств, созданию и укреплению региональных союзов и организаций. Иногда это может происходить в противовес международным интересам или интересам отдельных великих держав.
В целом высказанные соображения о перспективах развития глобальных процессов до 2015 года не внушают особого оптимизма. Вероятно, что с началом нового столетия человечество вступает в период, который, скорее всего, будет характеризоваться отсутствием мира, стабильности и законности при очевидном доминировании одной сверхдержавы. Такой прогноз нередко увязывают с ростом международного терроризма. Но это только часть правды. Другая, существенно большая часть заключается в том, что эта нестабильность является следствием неравномерности процессов глобализации, их антисоциальной направленностью. Это также объясняется отсутствием эффективного международного механизма, ибо прежние - ООН, ОБСЕ и т.д. - создавались на самом первом этапе зарождения глобализации, совершенно в других условиях.
Поэтому принципиальным мы считаем вопрос о создании модели участия России в процессах глобализации. Политическое руководство страны, основные политические силы должны прежде всего определиться, т.е. принять принципиальное решение о роли России в этих процессах, ее участии в глобализации. У России существует два сценария развития в условиях глобализации на ближайшие 10-15 лет.
Первый - внешне благоприятный, инерционный. Он предполагает, что все будет идти так, как шло в последние три года. То есть не будет ни развала страны, ни ее дезинтеграции. Но не будет и подъема, заметного улучшения. Это приведет в конечном счете к дальнейшей `маргинализации` России, превращению ее в своего рода `большую Португалию`. И тут надо понимать, что страна, обладающая такими характеристиками, не сможет обеспечить свой суверенитет над гигантской территорией.
Второй сценарий - радикально ускорить темпы роста ВВП (до 15 и более процентов в год). Изменить структуру экономики, а также обеспечить опережающий рост наукоемких технологий. Завершить политические, административные и институциональные реформы.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован