23 ноября 2004
2744

Игорь Зубов: `Задачи, которые поставлены по наведению правопорядка в Чечне - будут достигнуты`

Интервью заместителя министра внутренних дел РФ Игоря Зубова в программе Александра Любимова `Здесь и сейчас` (ОРТ).
Игорь Николаевич, очевидно, поездка министра не случайность. Существует ли угроза проникновения боевиков сейчас в Дагестан?

- Ну, такая угроза, безусловно, существует. Дело в том, что Дагестан, он как бы с самого начала являлся объектом пристального внимания чеченских бандформирований, хотя бы прежде всего потому, что в силу определенных географических и иных обстоятельств, Чечня как самостоятельный субъект не был бы в состоянии экономически выиграть. А Дагестан с его огромной территорией, выгодным геостратегическим положением, границами на море, он, конечно, представлял огромный интерес.

Где инфильтрация идет постоянно, не зависимо от того, что там уже теперь все-таки, по сравнению с ситуацией прошлой осенью, находятся какие-то...

- Я считаю, что на сегодня ситуация принципиально изменилась. Дело в том, что вот в прошлом году на чечено-дагестанской границе административной, там количество сил наших было очень незначительным. И мы анализировали тогда обстановку, и министр принял решение о вводе туда дополнительного контингента войск, который бы буквально накануне попыток вторжения бандформирований занял, так сказать, некоторые ключевые позиции. Их было, конечно, не достаточно, но тогда, как Вы помните, поднялось все население Дагестана. И мы получили принципиально новую ситуация, когда, фактически, народ Дагестана противопоставил себя бандитам, и это лишило их и тактического, и стратегического и иного маневра. И на сегодня вот эти перспективы, они сохранились. Поэтому, хотя угроза вторжения есть, хотя бы со стороны непримиримых...

Ну, хотя бы то, что подозреваемых во взрывах в Буйнакске, их же задержали на территории Дагестана.

- Конечно. Так это же дагестанцы и есть.

Ах, вот оно что?

- Это дагестанцы и есть. Это уроженцы Дагестана, это группа в составе 9 человек, среди которых есть лица, длительное время проживающие на территории Афганистана и Пакистана, которые, в общем-то, являлись военными инструкторами, по нашим данным по крайней мере. Это те оперативные материалы, которые требуют проверки. Поэтому угроза почему не снята, потому что не сняты предпосылки.

Насколько вероятен прорыв талибов, вот этих 70 талибов, о которых вчера говорил Ястржембский, через территорию Дагестана, Азербайджана, Дагестана в Чечню на помощь боевикам в горной Чечне?

- Ну, я думаю, Вы должны сами четко осознавать о том, что 70 человек, они не могут решить ситуацию ни в Чечне, ни в Дагестане. Вероятность проникновения, она имеется всегда. Раз есть люди, в этом заинтересованные, раз в это вложены определенные средства, есть, так сказать, обученные для этого соответствующие наемники, прежде всего, располагающие средствами, конечно, вероятность, они имеется.

То есть Дагестан в этом смысле, та южная его часть и прилегающая... Западная часть, прилегающая к чеченской границе, это для Вас не тыл?

- Нет, это полноценная, так сказать, рубеж обороны и активной обороны при чем. Я бы сказал так, что МВД России, выполняя указание президента Владимира Владимировича Путина, уделяет этому первостепенное внимание. Мы выделили дополнительные ресурсы, дополнительную штатную численность. Сегодня это не обычные там органы внутренних дел там находятся, это усиленные органы и вооружением и техникой. Мы там применяем методы активного поиска и обнаружения бандформирований, их тайников, сладов, и они приносят такие очень ощутимые плоды. Поэтому исключить попыток провокаций, диверсий нельзя, но я могу сказать, что, в целом, мы готовы к такому роду развития событий.

А Ингушетия - тыл?

- А Ингушетия вот в силу специфики того, что ингуши и чеченцы являются братскими вайнахскими народами, и традиционно есть семейные и иные узы, которые их скрепляют. Вот даже возьмем положение с беженцами, более 200 тысяч беженцев находятся на территории Ингушетии. Это, естественно, среда, которая питательна для различного рода социальных взрывов...

Да не только. Понятно, на что я намекаю. Это нападение на колонну внутренних войск.

- Нападение на колонну. Но, если Вы помните...

Известно, как они пересекли границу, или это было исполнено...

- Нет, это было исполнено бандгруппой, которая пришла с территории Чеченской республики. Вот. Он подготовились, отрыли окопы в горной местности и длительное время, видимо, ожидали прохождения колонны. То есть расслабляться здесь нельзя. Вы ж понимаете, какую сегодня цель могут ставить перед собой бандиты и их, так сказать, зарубежные пособники - это разжечь новую кавказскую войну. Вовлечь в конфликт Северную Осетию, Ингушетию и Дагестан. И тогда в несколько ином плане будет выглядеть вся ситуация на Кавказе.

Вы упомянули международные исламские террористические организации, которые направляют денежные средства и, наверное, не только на помощь чеченским боевикам. А есть факты или это оперативная информация? То есть насколько это так, кто, какие организации?

- Ну, я... Вы знаете, любое название конкретных, так сказать, сегодня стран приводит потом к различного рода нотам, протестам, запросам. Я могу сказать, что мы располагаем обширной оперативной информацией. Руководство страны поставлено в известность, в том числе и соответствующие демарши и по линии министерства иностранных дел приняты. Но в основе, это, конечно, неправительственные организации, это всевозможные благотворительные фонды, религиозные объединения, религиозные организации. Ну, как бы является фактом, и это признано, допустим, если в турецких или других газетах мусульманских стран публикуются списки погибших в джехаде в Чеченской республике. Если в мечетях Иордании, в некоторых других странах открыто собираются пожертвования для чеченских моджахедов. Если в Афганистане существуют лагеря по подготовке именно чеченских бандформирований.

Вчера мы с господином Починком обсуждали ситуацию, которая сложилась в Ботлихском районе и двух других пограничным районах, где людям не выплатили деньги, компенсацию за причиненный ущерб во время ведения боевых действий, и там проблема, что деньги вроде бы перечислены в местные администрации, а людям не выплачены. И он со своей точки зрения говорил о том, что необходимо казначейское исполнение, но, может быть, это просто, так сказать, имеет совершенно другую природу, это специально, чтобы дестабилизировать ситуацию кто-то делает? Вам не удалось выяснить, в чем там дело?

- Нет, мы в курсе этой ситуации. Есть специальная комиссия правительственная, которая работает в этом направлении, неоднократно выезды в эти районы проводились, встречи с населением, с местной администрацией. Там ведь проблема не в том, что не выплачена компенсация, а в том, что оспариваются размеры этой компенсации. И в свое время, когда после боевых действий проводилась оценка причиненного ущерба, было большое количество злоупотреблений.

Да, мы об этом в наших программах рассказывали.

- В списки одни люди попали, другие не попали.

Да, то есть тот, кто был на организации, своих родственников...

- Да, да. Размер самого ущерба оспаривается как бы. И там создана так называемая конфликтная комиссия, которая сейчас уточняет эту ситуацию. И кстати, возбуждено большое количество уголовных дел. Или, например, возникает вопрос компенсации за погибший скот. Появляются новые цифры. Если раньше фигурировали одни цифры, теперь появляются другие, естественно возрастают суммы. Это не простой процесс. На те суммы, которые были изначально заявлены самими руководителями местных органов Дагестана, они перечислены и распределены.

Распределены.

- Конечно.

Понятно. Спасибо больше, Игорь Николаевич, просто мне кажется, что и таких, может быть, не очень значительных вещах нужно, может быть, разбираться до конца и людям рассказывать, что реально происходит, поскольку это тоже...

- Это абсолютно верно. Я могу только сказать, что президент станы, правительство, силовые структуры. Мы абсолютно последовательны в том, что мы делаем. И все те заявления, которые делались, Вы наверное обратили внимание, что они практически все реализованы. Если сейчас вернуться назад, допустим, конфликт в Дагестане. Помните, Владимир Владимирович Путин сказал тогда, что через две недели будут освобождены населенные пункты. Пошло две недели, буквально, с небольшим, это было сделано. Мы говорили о том, что мы войдем в Чечню и наведем порядок там, мы это сделали, как бы это трудно нам не было. Мы говорили о том, что лидеры бандформирований будут задержаны и уничтожены, и мы последовательно с трудностями, с проблемами решаем эту задачу. Поэтому у нас сегодня нет сомнений в том. что вот задачи, которые поставлены по наведению правопорядка, прежде всего в Чеченской республике, они будут достигнуты.

Ну, точность в мелочах, тоже путь к стабильности.


23.05.2000


1994-2004, Национальная
служба новостейhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован