English     

# 220917   
Главная страница VIPERSON.RU
Версия для печати
<< Назад


Андрей Кураев: О нашем поражении

О нашем поражении: предисловие

Предисловие

Если эту книгу Вы держите нормально, то замечаете, что на ее титульном листе
есть три девятки - 1999. Значит, совсем скоро вместо них на календарях
появятся ноли и начнется новый календарный цикл. Что нас ждет в нем? При
переходе из столетия в столетие ( а уж тем более при смене календарных
тысячелетий) интерес к будущему становится просто-таки болезненным...
Ну а если книгу перевернуть вверх ногами, - то в той же самой дате вместо трех
девяток глазам предстанут три шестерки. А это уже пугающий и печальный символ.
У разных людей разные ожидания. Кто-то рвется в новое тысячелетие, надеясь на
то, что оно будет `совершенно фантастическим`. Начнется `Новая Эра`. Перед ее
блеском померкнут все предыдущие эпохи `невежества и варварства`.
Календарь простой переменой цифр закроет наше столетие и - самое главное - все
проблемы, которые мы накопили к концу века. Именно эта иррациональная надежда
делает столь эмоционально насыщенной встречу очередного Нового года. Люди
жаждут обновления. Но они утратили то умение, о котором говорил Николай
Гумилев: `Только змеи сбрасывают кожу, Мы меняем души, не тела`. Люди
разучились менять свой внутренний климат, разучились каяться. И потому тем
больше надежд возлагают на перемену тел (не только в смысле модной идеи
перевоплощения, но и в более широком смысле: они надеются на перемену своего
`социокультурного тела`, надеются на то, что их согреют изменения в окружающем
мире).
Люди, не умеющие каяться и пересозидать свой внутренний мир, все время
надеются на некий внешний душ, который окатит их и отмоет от всех беззаконий,
грехов, похмелий и проблем. Поэтому со странной радостью люди склонны
встречать даже катастрофические новости - о начале войны или революции
(вспомним радостный энтузиазм, охвативший Б. Пастернака при известии о начале
войны 1941 года и описанный им в `Докторе Живаго`).
Вот и календарная `революция` 2000 года воспринимается как радостная
катастрофа: `Все будет иначе и все будет хорошо!` Все мы ведь распевали
песенку Чебурашки: `Если мы обидели кого-то зря, календарь закроет этот лист.
К новым приключениям спешим, друзья! Эй, прибавь-ка ходу, машинист!` Именно
календарю тут приписывается право отпускать грехи и закрывать грязные страницы
нашего прошлого (`если мы обидели кого-то зря`). Не перед Вечностью кается
человек `эпохи Чебурашки`1, не от Вечного ожидает прощения. Календарь стал его
духовником: время топит в себе его грехи и болезни. Спасение от прошлого - в
будущем, то есть все равно во времени, а не в Надвременном.
2000 год объявляет нас подданными будущего, резко придвигает нас к будущему,
бросает нас через `грань` эпох, в будущее, к которому мы все-таки прорвались,
и тем самым освобождает от данничества прошлому с его ошибками.
Апокалиптическое обещание Христа: `Се, творю все новое` (Откр. 21,5)
секулярным сознанием влагается в уста Календарю.
Когда-то люди `отменяли историю`, избавлялись от груза своих ошибок с помощью
ритуалов, которые переносили их в первобытные времена, в те времена, когда
боги творили мир и мир еще не был испорчен человеческими грехами.
Календарно-новогодние праздники не переводили людей вперед, в иное будущее, а
напротив, возвращали их в исходную точку, которая была еще до прошлого, - `во
время оно`, во время мифов2. Из настоящего люди убегали в древнее, точнее -
изначально-священное.
Сегодня же массовое сознание воспринимает переход в новое тысячелетие как
способ убежать от настоящего, но только не в прошлое, а в будущее. Но и это -
тоже форма вполне религиозного восприятия истории. В нем проявляет себя
упование на некое `таинство` календаря, таинство, которое изменит нас
магически, изменит нас без нашего собственного участия.
Итак, первая задача этой книги - пояснить, почему христиане не разделяют
оптимистического энтузиазма, охватившего массы в преддверии нового
тысячелетия. Это сегодня почти общеизвестно. В церковной среде любят
поговорить о `конце света` и `антихристовых временах`. Эти наши разговоры
слышны и за пределами храмов. Но христианский `пессимизм` вызывает удивление.
Удивление неизбежное, ибо пессимизм христиан резко контрастирует с
оптимистическими ожиданиями массмедиа. Тем более нужно объясниться.
Вторая задача этой книги состоит в том, чтобы вмешаться в только что
упомянутые внутрицерковные пересуды и попробовать сбавить градус их накала.
Энтузиазм, который охватил людей нецерковных на пороге вступления в `эру
Водолея`, отчасти пленяет и людей верующих. У них, правда, этот энтузиазм
оказывается мрачным. Безрассудная вера любым слухам, любым `пророчествам`
присуща сегодня многим церковным людям. И с той же легкостью и бездумием, с
которыми светское массовое сознание приемлет любые новшества, - с теми же
легкостью и бездумием многие церковные люди (и церковные издания) готовы в
любом новшестве видеть `антихристово ухищрение` и призывать на борьбу с ним. И
это тоже - нетрезвость.
Итак, попробуем спокойно разобраться: действительно ли просторы
распахивающегося третьего тысячелетия ну нигде не могут прятать `царство
антихриста`? Да и вообще, что это за `царство`?.. Но при этом будем помнить:
`Доносчику - первый кнут`. Тот, кто поднял ложную тревогу, виновен не меньше,
чем тот, кто проспал время тревоги подлинной. Постоянные ложные тревоги могут
оказаться не менее опасными, чем проповедь безмятежности. Люди привыкают: `А,
этим христианам всегда и всюду рога антихриста мерещатся!`. Попробуем же
пройти между бездумным страхом и беспроблемным оптимизмом.
***
Первая статья этой книги уже выходила отдельным изданием в 1996 г. - как
брошюра `О нашем поражении` (и как глава в книге `Сатанизм для
интеллигенции`). Для нового издания она значительно переработана и дополнена,
став почти в три раза больше.
Поскольку она входила в состав моей антирериховской книги, понятно, что и на
нее тоже появились нападки в оккультной печати. Поэтому была написана статья
`Рериховское прочтение `О нашем поражении``. Прежде она не публиковалась.
Поскольку, как ни странно, и у некоторых православных читателей она вызвала
недопонимание, пришлось написать статью `И пораженья от победы нам не дано уж
отличить`.
Своего рода продолжением статьи `О нашем поражении` стало интервью
студенческому журналу `Фома` (М) - `И все же Небо становится
ближе...` Для настоящего издания текст этого интервью опять же значительно
дополнен.
Еще одно интервью, вошедшее в настоящий сборник, - `Что ждет Россию?`. Совсем
малая толика из него была опубликована в газете `Настоящее время`3. Так что
здесь это по сути первая публикация.
Сразу скажу, что и глава `В поисках золотого века` частично (на одну четверть)
уже выходила раньше: несколько ее страниц были в одной из моих первых книг
`Традиция, догмат, обряд` (М., 1994). Эту главу я бы рекомендовал прежде всего
тем, кто готовится к поступлению в семинарию, то есть - к жизни ради Церкви.
Специально для этой книги была написана статья - `Дают ли на Украине печать
антихриста?`. Налоговые `идентификационные коды`, вводимые на Украине, вызвали
смущение многих православных людей. И это дало повод для дискуссий на тему о
том, что же такое `печать антихриста`. Об этом и моя статья. К ней было
необходимо (я все же для Украины иностранец) приложить тексты, характеризующие
официальную позицию Украинской Православной Церкви по вопросу об
идентификационных кодах.
Кроме того, разговор о влиянии современных компьютерных технологий на жизнь
людей потребовал сформулировать несколько принципиальных тезисов о нашем
отношении к компьютерному миру. Об этом - статья `В защиту компьютера`.
Новой является и статья `Попытка быть оптимистом`. Это попытка поговорить о
будущем на языке культурологии. Только ли Апокалипис мы можем видеть в
наступающем столетии? Или и в новом столетии для Церкви будет работа, и будут
возможности для роста?
Наконец, под одной обложкой с указанными статьями, объединенными общей
тематикой, оказались и несколько других, вроде бы не имеющих отношения к
апокалиптической проблематике. Осенью 1998 года в ультраправославной среде
стало модно критиковать `ереси диакона Андрея Кураева`. Это нормально - в
Церкви должны быть дискуссии. Ненормальным оказался только уровень грубости и
невежества в статьях моих оппонентов. Поскольку принципы церковной этики
требуют отвечать на обвинения в ереси - я это и делаю.
Наверно, и впредь мне придется дополнять свои книги полемическими приложениями
и отвечать на статьи с нападками (протестантскими, оккультными, либеральными
или псевдоправославными) в мой адрес. Мое молчание по крайней мере некоторых
людей соблазнило бы больше, чем мои ответы.
Итак, тема Апокалипсиса в прилагаемых полемических статьях не звучит. Но разве
та атмосфера взаимной подозрительности и слежки, что сегодня царит во многих
наших приходах, монастырях и изданиях, - атмосфера, проявившаяся и в той
кампании, что была проведена против меня, не ослабляет Церковь, не делает нас
более беззащитными перед лицом `эры Водолея`?.. `Если же друг друга угрызаете
и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом` (Гал. 5, 15).
Да и просто нетрезвость, полемическая увлеченность, предвзятость и какая-то
идеологическая одномерность влекут к утрате способности ориентироваться, а
дезориентированный человек легко попадает в мир подмен. Мир антихриста и есть
мир тотальных подмен - в том числе и в самой церковной жизни. Эту `опасность
справа` тонко почувствовал о. Серафим (Роуз) и с горечью заметил:
``Сверхправильные` окутаны словно дурманным облаком: даже нормальные люди
теряют там способность мыслить трезво и четко представлять себе положение
дел... Эти священники понятия не имеют о том, что существует `соблазн
справа`... Они построили себе карьеру в Церкви на зыбком, хотя внешне и
красивом фундаменте: на предпосылке, будто главная опасность для Церкви в
недостаточной строгости. Но нет, истинная опасность сокрыта глубже - это
потеря аромата Православия, чему они сами и способствуют, несмотря на всю свою
строгость`4.
Так что связь, пусть и далекая, между апокалиптической тематикой и моей
полемикой есть. На пороге `эры Водолея` каждому христианину надо иметь запас
убеждений, чтобы не позволять своим представлениям меняться в угоду газетным
модам. Даже мода православных газет - не более чем мода. Одно из моих
убеждений состоит в том, что от газет надо защищаться с помощью книг. Поэтому
для меня естественно в книге отвечать на газетные нападки.



1 Нет, нет, сказка дивная, и Чебурашка очень симпатичен. Но вот песенка из
мультфильма уж больно непорядочная...
2 См.: Элиаде М. Космос и история. М., 1987.
3 Пророчества о русских святых // Настоящее время. М., 1998. Сентябрь.
4 Цит. по: Иеромонах Дамаскин (Христенсен). Не от мира сего. Жизнь и учение
иеромонаха Серафима (Роуза) Платинского. М., 1995. С. 694, 706, 508.

Архив:
Книга полностью    [172 Kb]

Реклама


конец рекламы




Кураев Андрей Вячеславович



Дата публикации: 07.02.2005
Рейтинг док. : 972


Облегченная версия:

Андрей Кураев: О нашем поражении





<< Назад







Рейтинг@Mail.ru