25 апреля 2002
2454

Национально-государственное устройство Российской Федерации: `Культурное измерение`

Культура - "цемент, скрепляющий нации" или квадратное колесо национальных отношений в России?
Нуждаются ли национальные культуры в России в "едином культурном пространстве"?
Федеральная культурная политика - средство примирения единства и разнообразия культур


Нет большей беды, большей казни для народа,
чем его гибель от "внутренней порчи",
рождаемой ненавистью к другим народам.

Ф.М.Достоевский


Единая Россия и "Единая культура"


Почему деятели многонациональной советской КУЛЬТУРЫ не стали спасать СССР?

Если в хронологической последовательности проследить по документам ООН 70-80-х годов, как изменялись представления мирового сообщества о путях и средствах преодоления трагических срывов XX века, то увидели бы следующую эволюцию.

С ростом разочарований во всемогуществе научно-технического прогресса, в возможностях безопасного для природы материального роста, в число условий и даже целей действительного благополучия людей в документах ООН все настойчивее и со все большим успехом стало пробиваться... "культурное развитие".

На столь высокую роль культуру подвигнули полуголодные, но не обменявшие свое национальное достоинство на тушенку и "видео" африканцы. И французы - вполне сытые, но вдруг обнаружившие, что становятся "франкориканцами", чем-то средним между французами и американцами. Фактом своего вымирания ее подвигнули оставшиеся в количестве 800 человек российские ижорцы и 200 последних на земле сроков...

В 80-е годы мир взорвался вулканическим выбросом "вдруг" обострившегося национального самосознания народов и динамичным возрождением интереса этносов к своей культурной самобытности.

В конце концов все это отлилось в четкую формулу: условием прогресса и самого сохранения человечества является многообразие "моделей" образов жизни. Изменилась и шкала "человеческих измерений" прогресса, на верхнюю ступень которой была возведена культура как воплощение "человечности человека". При этом мировое сообщество стало все глубже осознавать, что культурное развитие, в свою очередь, тоже может быть успешным настолько, насколько оно многообразно.

Взрыв национального и этнокультурного возрождения произошел в СССР и сегодня происходит в России не потому, что "перестройка" расшатала власть, выпустила на волю злых демонов национализма и сепаратизма. "Перестройка" лишь приоткрыла шлюз для давно и яростно бурлившего потока, который питали те же источники переустройства межчеловеческих и межнациональных отношений, что и во всем мире. Другое дело, что этот поток размыл берега, затопил здравый смысл, в том числе и струями крови.

В отечественной и зарубежной печати не раз высказывалось мнение, что разрушительный дух национализма и межэтнических конфликтов вдохнула в народы Советского Союза интеллигенция, и прежде всего творческая. Можно сказать, что это в значительной мере действительно так. И в подтверждение напомнить, что именно "инженеры человеческих душ" и их коллеги "ставили вопрос" о восстановлении в СССР полноценного статуса национальных языков (а кто же еще должен был ставить этот и в самом деле больной вопрос?). Они же бросали в толпы митингующих идею восстановления традиционных символов былой государственности союзных и автономных республик. Они способствовали возвращению на арену духовной жизни церковников, поруганных в прошлом "националистов", репрессированных народов. Деятели культуры были идеологами множества "культурных обществ", "неформальных объединений" и "центров" в Литве, Грузии, Азербайджане, Татарстане, Бурятии и т.д., а позже и в русских регионах, которые вскоре преобразовались в национально-политические движения и партии.

Однако вряд ли только поэтому М.Горбачев чаще, чем с кем бы то ни было, устраивал встречи с элитой интеллигенции, причем всех республик.

Когда угроза распада СССР стала ощущаться как уже почти неминуемая, он снова, в сентябре 1990 г., призвал в Кремль именно деятелей культуры. На них возлагалась миссия: используя своей авторитет в глазах политических группировок, популярность в народе, мастерство слова и дар внушения стать "цементом", способным склеить союз народов.

Как известно, на призывы М.Горбачева деятели культуры ответили горькими упреками в пренебрежении властью тяжелым положением, в которое попала культура. Суть их ответа была в следующем. Во-первых, власть не должна более использовать культуру как инструмент, служащий ее интересам, и, во-вторых, "единая культура" уже беременна многообразием, а потому больше не является опорой моноидеологии и монополитики. И Горбачев потерпел поражение, ибо "основоположник нового мышления" проявил себя пленником устаревших догм. Однако идея "цементирующей" роли культуры в многонациональном государстве устояла. Теперь на нее уповают в России.


Экономика, политика, культура: чье влияние больше?


За рубежом раздается множество пророчеств о скором распаде Российской Федерации "по подобию СССР" как о деле предрешенном. Руководители российских федеральных властей предупреждают всего лишь об опасности такого распада, хотя собственными же действиями -иногда невинными, иногда явно порочными -подталкивают к нему, призывая население к смирению с возможной катастрофой.

Однако если "громкая" катастрофа это пока лишь вероятность, то "тихая" - уже реальность. Страна превращается в общий котел, где каждая народность, чуть ли не каждый регион хотят самостоятельно варить свой собственный суп. Что касается экономики, то непригодность такого способа уже всем стала очевидна. Но почему-то считается, что "совсем другое дело" -это сфера культуры.

Вот почему утверждается, что каждое национально-государственное образование в составе

Российской Федерации в вопросах культуры - суверенно; всякое этническое образование, не имеющее своей государственности, имеет право на культурно-национальную автономию, любой компактно проживающей этнической, эт-ноконфессиональной и этнографической группе (к примеру, старообрядцам или камчадалам в составе русских) Российская Федерация законодательно гарантирует поддержку в создании собственных культурных и образовательных центров, изданий, учреждений искусства, сохранения обычаев, обрядов, памятников и другого наследия.

Начались процессы культурно-национального изоляционизма; теоретиками-националистами обосновывается польза автаркии - культурной самодостаточности и одного, и другого, и третьего российского этноса; наконец - распаляются войны культур: обвинения в ассимилятивных посягательствах, заносчивость и агрессивность "коренных" к "пришлым", мигрантским. Порой это войны сразу на два фронта. К примеру, некоторые интеллектуалы Бурятии в отношении русской культуры становятся в позу "жертвы", а в отношении культур входящих в бурятский этнос этнических групп булгаров, хоринцев или ассимилировавшихся эвенков в позицию "гегемонов".

Вышла на поверхность и обострилась главная проблема: равновесия между русским и нерусским императивом. В результате естественное стремление к сохранению национальных языков и культурных традиций, расширению пространства для их функционирования порой стало проявляться как протест против русификации, критика ее как критика русских, критика "центра", а дальше уже и федерализма, камуфлирующего "продолжение русской империи". Но и защитники "русского" запутываются в трех соснах: антирусские настроения ("русофобия"), национализм и сепаратизм - угроза целостности России.

Провозглашенные суверенность и автономия национальных культур стали подвергаться критике как воплощение половинчатости формулы, которая должна быть дополнена недостающей частью. Какой же? Культуры народов России призваны скреплять ее единство и целостность, потому что сама многонациональная российская культура - это исторически сложившаяся целостность, единая культура.

Словом, с какого конца ни обратись к культуре, за нею немедленно обнаруживается то подводный камень политики, то надводная скала социально-экономических проблем. Ибо национальные культуры в "чистом", изолированном виде не существуют. Поэтому проблемы культуры разрешимы не наряду с экономическими, политическими, социальными, экологическими и прочими проблемами, а вместе с ними. Значит, и культуры народов России сегодня - в том же самом причудливом котле, где каждый хочет варить свой собственный суп. Так что в поисках наилучшего национально-государственного устройства России нужно помнить о роли культуры. Можно сказать, это палка о двух концах: культура может объединить, а может и разрознить.


Культура России и русская культура


Наши этнографы и по сей день спорят, сколько этносов в Российской Федерации, расходясь в счете на несколько десятков. Однако вплоть до второй половины прошлого столетия и в народном сознании русских, и в наиболее угрюмых официальных департаментах российское население делилось обыкновенно лишь на две части: русские и инородцы.

Официальная политика мало что делала для поддержания нерусских культур, но и не теснила их силою, предпочитая распространять русские ценности мягко, "путем открытия русских школ, обучения русскому образу земледельческого труда и занятий ремеслами, допущением без ущемлений к принятию русских обычаев, нравов и верования". Демократическая Россия XIX века и мысли не допускала, что нерусские культуры можно выстраивать в иерархический ряд от великих до никчемных.

Конечно, власти осуществляли ассимиляцию этносов и русификацию культур "инородцев". Но гораздо большую роль играла аккультурация - процесс взаимного влияния культур, восприятие одной из них элементов другой. Русская культура в процессе аккультурации по большей части оказывалась донором.

И все-таки в дореволюционной России говорили о "великой русской культуре", а не о культуре населявших ее народов и этносов, но никто и никогда о "великой российской культуре" или "единой многонациональной культуре России". Эти понятия появились в 30-е годы как продукт "социалистической культурной революции".


Как большевики создали
"единую многонациональную советскую культуру"


Марксистские идеи интернационализма национальных культур, "ленинская политика в культурно-национальной области" ныне побиты и левыми, и правыми публицистами, учеными-перебежчиками, политиками, как новгородский колокол плетьми. Самые разнонаправленные умы пытаются сочинять новую философию и. новую политику в этой области. Но как ни стараются - впадают "в коммунизм". Отчего бы это?

Ленина нещадно корят за его яростное сопротивление идее o "культурно-национальной автономии". Между тем всякий, кто знаком с историей вопроса не по лживым учебникам и статьям, знает, что Ленин критиковал эту идею в совершенно определенных политических обстоятельствах, а когда они переменились - после Октября - он именно ее и стал реализовывать на практике.

Не в духе времени сегодня цитировать Ленина. И все-таки: "Все области государства, отличающиеся бытовыми особенностями или национальным составом населения, должны пользоваться широким самоуправлением или автономией"; "...всякое мероприятие, посредством которого национальное большинство пыталось бы создать для себя национальную привилегию или умалить права национального меньшинства (в области учебного дела, употребления того или иного языка, в делах бюджетных и т.д.), должно быть объявлено не имеющим силы"; "крайне важно создать автономные округа, хотя бы самой небольшой величины, с цельным, единым национальным составом, причем к этим округам могли бы "тяготеть" и вступать с ними в культурные сношения и разные свободные союзы всякого рода члены данной национальности, рассеянные по разным концам страны или даже земного шара". А еще - это категорические требования об исключительно тактичном и чутком отношении советского государства к вопросам национальной культуры, к национальным обычаям, резкие выражения против навязывания русского языка и против какого бы то ни было вмешательства центра в решение "культурных вопросов" республиками.

Что и говорить: сегодняшние реформаторы, ругая Ленина, в культурно-национальной области не только не смогли отвергнуть или дополнить его, но, даже изнемогая страстью к предельному радикализму, не осмеливаются сполна использовать его на практике. Даже восстановить уже существовавшее и то храбрости не хватает.

Между тем, "сама Г.Старовойтова " признает, что сегодняшняя действительность в культурно-национальной области отстает от практики 20-х - начала 30-х годов. Тогда, в частности, "существовала большая, чем теперь, дробность первичных национально-административных образований: тысячи национальных сельских советов и сотни национальных районов, что позволяло проводить более гибкую, дифференцированную кадровую, культурную школьную политику, отвечающую интересам различных национальных групп" ("Через тернии" - М., 1990).

"Развитие национальных культур", "равенство культур всех народов", выравнивание "культурного уровня" людей всех национальностей - таковы были и пафос, и реальная практика первого этапа культурно-национальной политики послереволюционной России. Требовалась "новая социалистическая культура", содержанием которой была бы коммунистическая идеология. И такая культура была создана. Разлитая по всему пространству многонациональной страны, она оказалась "единой интернациональной культурой". Так наше общество обрело свою систему ценностей не в культуре самой по себе, что было бы естественно, а в политическом проекте, подпитанным культурой.

Эта система породила "новую историческую общность - советский народ". Ни один критик не способен отменить реальности. В стране действительно сложилось метаэтническое образование, наполненное общей для миллионов людей идеологией, нетрадиционной культурой и общесоветским самосознанием. Зарубежные ученые серьезно изучают феномен homo soveticus, наши по большей части - состязаются в поисках обличительных характеристик этого феномена ("духовная невменяемость, присущая так называемому советскому человеку" -"Российская газета" "Коммунистический эксперимент вырастил невиданный по безнравственности и бездуховности "советский народ", который стал пугалом для всего мира" - "Московские новости"; и т.п.). За рубежом обстоятельно изучают феномен "единой советской культуры", действительно ставшей общей системой ценностей для необычайно разнородных по своей генетике и историческим традициям этносов. Оксфордский университет, как известно, предложил объединить усилия ученых разных стран, в том числе России, для исследования этой культуры, считая ее одной из самых значительных по масштабам мировых субкультур XX века.

Одним из проявлений нашего российского "коммунизма наоборот" является транспонируемый в новых терминах большевистский проект использования культур российских народов как цемента, способного скрепить многонациональую Россию.


"Знать надо в десять раз больше, чем делаешь"


Если выхолостить, изъять из "единой российской культуры" все "советское", она перестанет быть единой. Если же не изживать в "единой российской культуре" интегрирующее ее "советское", то остается изобретать некую новую систему ценностей - взамен советской.

Но сможет ли, например, православие заменить собой "советское"? И как тогда быть с иными конфессиями, которые тоже стремятся расширить для себя социокультурное пространство? "Русская идея"? Пока что ее апостолы лишь повторяют сказанное до них и ни на шаг не продвинулись к сегодняшним реальностям. Американизация нашей культуры? Но ей же весь мир противится! Что же остается?

Культура всякого народа не признает межгосударственных границ и внутренних "железных занавесов" - она так или иначе все равно взаимодействует с другими культурами, в том числе весьма отдаленными и географически, и по своим традициям. Объединяющее свойство культуры использовали как инструмент государственных идеологий и политических проектов не только коммунисты, но и имперская Великобритания, а сегодня открыто делают США.

Как же быть - и так нельзя, и эдак нельзя. Но и никак тоже ведь нельзя! Библейская истина гласит: мы строим на годы, а разрушаем на века. Так может быть, не разрушать без разбора старое, пока не знаешь, как построить лучшее новое? Физик-ядерщик академик Ю. Б. Харитон всегда говорит: "Знать надо в десять раз больше, чем делаешь". Коллеги-ядерщики называют это "принципом Харитона". Он мудр, этот принцип, потому что с ядерной энергией шутки плохи. Но культура - это тоже своего рода ядерная энергия любого народа и любого их союза, только духовная.

В.ЧУРБАНОВ,
доктор философских наук, профессор

Обозреватель - Observer






Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован