28 мая 2002
1455

Интервью А.И.Подберезкина `Радио-Россия`

Вед: Как вы оцениваете визит в Россию Президента США? Каковы будут результаты их переговоров на высшем уровне?

А.И.: Понятно, что отношения России и США, как 2-х великих держав, очень сложные. Россия все-таки была и остается великой державой. Я в этом уверен.

Я бы не очень преувеличивал это значение двусторонней встречи, т.к. в этом году, я думаю, таких встреч будет еще несколько. Это просто нормальный диалог двух президентов, и ждать "выдающихся" результатов от каждой встрече не приходится.

Был подписан договор "О ядерных стратегических вооружениях". Договор очень важный для России, хотя американцы не хотели его подписывать. Другой договор - по ПРО. Они пытались выйти из него уже давно: проводили испытания, которые запрещены Договором по ПРО (например, испытывали системы Управления). Но о выходе они публично заявили только сейчас. Мы на их выход отреагировали, на мой взгляд, слишком мягко.

С другой стороны, надо понимать, что если бы у нас такого договора по ограничению стратегических вооружений не было, в итоге все равно наши экономические и научно-технические возможности слились бы к цифре 1700-2000 ядерных боеприпасов. Россия могла бы себе позволить в ближайшие 10 лет, только этот уровень. Вы знаете, что последние 15 лет мы всячески тормозили не только научно-техническое, но и материальное развитие этих систем, фактически разваливали стратегический наступательный потенциал. 2000 - это максимальный предел, который зафиксирован в Договоре. Но это совсем не предел для США, они никаких обязательств не брали и легко могли сохранить те 10-12 тысяч, которые у них были в 1975-80г.г.

Поэтому эти ограничения во многом имеют добровольный характер, они не являются действительными сокращениями. Это скорее фиксация договоренностей о том, какой будет потенциал через некоторое время у России. Для нас это важно.

Вед: В рамках обывательской логики это можно оценивать просто и однозначно - кто-то выиграл, кто-то проиграл?

А.И.: Нет, так оценивать нельзя, т.к. военно-политические переговоры - это всегда компромисс. И если предположить, что во времена Горбачева, этот компромисс был 9:1 в пользу США, то сейчас он стал 50:50, а может быть даже больше в пользу России. Переговоры - это компромиссная позиция, а если одна сторона диктует другой - это уже не переговоры.

Вед: То, что сейчас происходит между Россией и США можно считать "ростками" дальнейшей дружбы?

А.И.: Я бы не стал говорить о термине "дружба", потому что в отношениях между государствами всегда существовал и существует некий "вотум недоверия". Это, в частности, касается национальных интересов. Серьезные эксперты и политики ведут разговор в терминах "возможностей", т.к. возможности определяют будущее, а намерения могут меняться очень быстро. Скажем, в 1940г. Америка и Советский Союз были близки к тому, что называется врагами, а в 1941г. - стали самыми теплыми союзниками.

Между этими поворотами разница всего год, но потенциал возможностей вы за год не создадите. В те годы, чтобы создать какой-то военный потенциал, нужно было 3-5 лет. НИОКР, разработать модель танка, построить завод, запустить эту серию, обучать 5-7 лет. Сейчас, для того, чтобы создать стратегический потенциал, придать ему новое качество, нужно 10, 12 лет НИОКР, испытании, размещения 10 лет как минимум для новой системы, а то и 15 лет. Поэтому сегодня у нас отношения одни, но если мы считаем, что они будут такими же через 15 лет, что называется "дружбой взахлест", то ведь они через 15 лет могут быть и другими.

Буш не случайно в Андреевском зале оговорился. Многие американцы ему не простили этой оговорки. Он сказал: "Вы знаете, мы сейчас говорим, но мы должны думать, как будут будущие президенты, оценивать эту ситуацию". То есть он сохранил возможность, что отношения могут быть и не очень дружескими. Это правильно, потому что государство должно строить свою политику, внешнеполитическую стратегию, исходя из стратегии наихудшего варианта. Все может быть. Мы должны быть готовы к любому повороту. Другое дело, что для нашей экономики, для решения социальных и экономических проблем сейчас дружба, конечно, выгоднее. Я никогда не верил, что мы можем что-то в материальном плане поиметь от Америки и мои подтверждения подтвердились. Если отношения плохие, то мы можем больше тратить, чтобы нейтрализовать все негативные последствия двусторонних отношений. Американцы во многом управляют миром, поэтому не хотелось бы зря тратить свои ресурсы, т.к. у нас их и так мало. Я вам приведу пример. Американский валовой продукт и военные расходы в 40 раз больше, чем российские. Если мы хотим каждый раз адекватно отвечать на вызовы США - мы должны примерно столько же тратить, с учетом того, что у нас дешевле рабочая сила и в 20 раз больше, чем сейчас. Если мы начнем также тратить деньги на свои внешнеполитические амбиции, то у нас не будет бюджета. Нам ничего не остается, кроме того, как вкладывать в оборону или во внешнюю политику. В свое время нашу советскую экономику это и подточило. Мы должны для себя определиться в приоритетах. Что наше? Я считаю, что наше - постсоветское пространство. Мы должны дать понять американцам, что мы не отказываемся от идеи восстановления единого государства, так же, как это сделали японцы, китайцы, немцы. Я не согласен с тем, что та Россия, которая сейчас существует в рамках РФ, это не Россия, это "обрубок". Мы должны сказать американцам, что это наш приоритет, за который мы готовы бороться. Они должны нас понять.

Вед: Встреча, которая происходит сегодня в Италии. Российский Президент встречается с лидерами 19 стран членов НАТО. В итоге должна быть подписана Римская Декларация. В этой ситуации Россия больше приобретает или теряет?

А.И.: Наверное, все-таки больше приобретает, потому что если бы мы были в стороне от этого процесса, то НАТО, как военно-политический блок - это военно-политическая коалиция. Коалиция всегда против кого-то. Если у нас удастся план интеграции в военно-политическую коалицию, хотя бы в ее политическую часть, то можно рассчитывать на то, что этот военно-политический союз не будет направлен против одного из своих членов. Это для нас очень выгодно. Мы должны понимать, что наш основной рынок и партнер - это Европа. Либо нам нужно создавать свой аморфный союз, очень сомнительный, замыкаться в своих границах, пытаться воспроизводить логику, либо попытаться что-то сделать в рамках политической структуры НАТО, не сделать себе врага, потому что времена меняются и отношения внутри блока тоже не простые.

Европа - это конфигурация, даже стала единой валюта. Для нас важно - не отказаться по ту сторону баррикад. Я не думаю, что нас вдруг все полюбят, это вряд ли, но я думаю, что европейцы друг друга не очень любят. Вчера у меня был очень интересный разговор с одним интересным писателем, он хорошо знает внутреннюю жизнь Франции и он мне привел пример, как раз на эту тему. Говорит, что провели социальный опрос среди французов, кого вы больше всего не любите, русские оказались на последнем месте. К нам отношение лучше, чем к немцам, например. Поэтому, если мы станем своими в полном сообществе, то у нас есть шанс интегрироваться и стать частью этой Европы по истории, а не по культуре. А еще экономически. Экономически сейчас идти в русле глобальных информационных процессов и пытаться воспрепятствовать этим объективным тенденциям - это глупость. Если не сохранять свою специфику, если не пытаться отстоять свой суверенитет в этих процессах, то эти процессы тебя уничтожат. Здесь надо совмещать политику интеграции и политику сохранения самоидентичности, чтобы нас, как нацию, не уничтожили.

Вед: Что происходит в российской коммунистической партии? Вы в свое время были исключены из фракции КПРФ в Государственной Думе, но вы были первым изгнанником.

А.И.: До этого были союзники, называли лидеры КРПФ которых "попутчиками" в узком кругу. Были Руцкой, Говорухин, и я был одним из "эпизодов". После меня были еще несколько человек, они ушли, сейчас еще трое были вытеснены на периферию. Но были и "мягкие" формы вытеснения людей. Скажем, не включать в списки, выставить конкурирующего депутата на выборах. Я сегодня прочитал еще раз "завещание Плеханова", он говорил, что большевистская интрига, с которой привыкли жить в иммиграции, борьба за внутрипартийную власть - она всегда предполагает врагов и их уничтожение. В данном случае - политическое уничтожение. Поэтому, это состояние естественное для партии, оно было таким всегда.

Вед: Раскол КПРФ, что бы ни говорили лидеры партии, это факт?

А.И.: Сейчас это безусловно факт. Я всегда выступал против разговоров о расколе, потому что оснований для этого не было. Я не был членом партии, меня исключили со смешной формулировкой: "За присоединение к блоку Лужкова". Упрекнуть меня как члена фракции было не в чем. Я все решения выполнял и здесь никаких претензий не было. У меня была своя точка зрения, но фракционную дисциплину я не нарушал. Исключили, не проведя даже голосования.

В 1985 году прошел уникальный Пленум ЦИКа по научно-техническому прогрессу и все решения были абсолютно правильные. То, что говорит сейчас Путин об ускорении, это в принципе то же самое, что в 1985 году говорили. Забыли об этом и стали заниматься совершенно другим - перестройкой... Идеологический тупик не развивается. Причем идет внешняя мимикрия, косят под социал-демократов. В организационном плане еще худший застой. Состав Президиума - тот же самый. Только был талантливый человек - Зоркальцев, который заболел и его исключили из Президиума, а все остальное осталось прежним.

Политически сейчас необходимо работать на сверхидею. Сверхидея - это экономический рывок. Президент пытается что-то сделать, Правительство всячески уходит от решения этого вопроса. У нас в 40 раз меньше валового национального продукта, чем у США. У группы развитых государств в 3-5 раз больше валового национального продукта на душу населения, чем у нас. Если мы хотим остаться, то нам надо повысить в 3-5 раз валовой продукт на душу населения. Нам нужен рывок. Есть возможность, есть наукоемкие технологии, отрасли. У нас связь в России развивалась в прошлом году, прирост рынка, коммуникаций и связи - 18%, Интернет-технологий - 15-18%.


28.05.02г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован