26 апреля 2006
963

Борис Грызлов: Россия - исконно демократическая страна

Сто лет назад, 27 апреля 1906 года в России, появилась представительная власть. В этот день впервые собралась Государственная дума. Спустя ровно 100 лет на том же самом месте - в Таврическом дворце в Санкт-Петербурге - депутаты нынешней российской Думы проведут юбилейное заседание. "Вести. Подробности" - в московском кабинете председателя Государственной думы Бориса Грызлова.

- Борис Вячеславович, добрый вечер! Какая нумерация вам ближе? Какой вы считаете нынешнюю Думу - восьмой или четвертой?

- У нас есть официальное название: Государственная дума четвертого созыва. Наверное, печально, что первый исторический опыт 100 лет назад имел тоже 4 Государственных думы. Пятая не состоялась. Я хотел бы, наверное, самым важным пожеланием считать, что у нас будет Дума пятого созыва. Далее, думаю, доживем и до восьмого.

- Завтрашнее заседание обещает быть насыщенным?

- Завтра заседание будет длительным. Оно планируется до 20.30, так что объем работы очень большой.

- Это будет юбилейное заседание, или какие-то законы тоже планируете принять?

- Это юбилейное, но дополнительное торжественное пленарное заседание Государственной думы. Все депутаты выезжают в Санкт-Петербург. У нас будет и содержательная часть, и собственно торжественная часть. В содержательной части будет доклад об истории парламентаризма, о вкладе России в развитие демократических процессов. Думаю, что это очень важный доклад. Будут выступления председателя Конституционного суда, председателя Центральной избирательной комиссии, руководителей всех депутатских объединений. И будет один вопрос, за который мы будем голосовать - это обращение к парламентам мира. Такое обращение подготовлено, и думаю, что завтра мы все его единодушно примем.

- И что российские парламентарии хотят сказать парламентариям мира?

- Думаю, что самое важное - это обратить внимание парламентов всех стран мира, что Россия - исконно демократическая страна, и что большой вклад в развитие демократии был именно от России. Думаю, что мы сможем убедить в этом все парламенты мира.

- Борис Вячеславович, это только на завтра Государственная дума переезжает в Санкт-Петербург, или там видно будет?

- Конечно, совершенно логично, что мы будем проводить завтрашнее заседание в Санкт-Петербурге, в историческом Таврическом дворце - в том дворце, где было самое первое заседание 100 лет назад. Но это не предполагает каких-либо революционных изменений в работе Государственной думы. Хотя зал готов для заседаний, в зале установлена система голосования на 450 рабочих мест. Так что в этом зале в Таврическом дворце можно проводить мероприятия самого высокого уровня с учетом системы голосования.

- Каждая Государственная дума, которая собиралась в прошлом веке, чем-то запомнилась. Например, первые две были левыми. Третья была правой и лояльной самодержавию. И так далее. Чем нынешняя Государственная дума запомнится?

- Нынешняя Государственная дума - первая из всех восьми созывов, в которой парламентское большинство основывается на одной фракции, то есть на одной победившей партии. Думаю, что это самое главное отличие нынешней Думы от всех предыдущих.

- И вы - первый в истории современной Государственной думы председатель, который совмещает пост главы Думы с постом руководителя фракции. Есть какие-то преимущества такого совмещения? Наверное, существуют и недостатки?

- Я думаю, что преимущество есть. Фракция, которая имеет большинство, и не просто большинство, а конституционное большинство - сейчас у нас 310 депутатов из 450 представляют одну фракцию - "Единая Россия". И по-моему, вполне логично, что я, возглавляя фракцию, возложил на себя работу председателя Государственной думы. За это проголосовали депутаты. Мы проводим заседания фракции, на которых обычно принимаем решение о том, как мы будем голосовать по самым важным законам, какие позиции будем отстаивать. И далее они проводятся в жизнь. Но при этом как председатель Государственной думы я, безусловно, уважаю права всех избранных депутатов, в том числе тех, которые называют себя оппозиционными действующей власти.

- Но сложности такого совмещения вы не ощущаете в этом смысле?

- Если говорить о сложностях, то, конечно, необходимо использовать больше рабочего времени. Но система выстроена. Государственная дума работает системно, ритмично. Фракция работает также в соответствии с регламентом. И не было до сих пор ситуации, когда надо было пожертвовать одними делами в угоду другим.

- Вам, кстати, довелось поработать не только в парламенте, но и в правительстве. Чем сложнее руководить - Думой или министерством?

- Это не просто два разных ведомства, это две разных ветви власти - исполнительная власть и законодательная. Это, безусловно, разный контингент, разные задачи. Если говорить о Министерстве внутренних дел, то, конечно, это была очень тяжелая работа, которая требовала внимания все 24 часа в сутки. Нередко приходилось ночью отвечать на звонки, выезжать в связи с какими-то сложными событиями. В Государственной думе - другие проблемы. Здесь каждый депутат по статусу - министр, и хочет себя таковым считать. Будем считать, что у нас 450 министров, и поэтому сложнее доказывать какие-то позиции, отстаивать решения. Больше приходится убеждать. Если в должности министра больше приходится командовать, то здесь больше приходится убеждать.

- А во время правительственного часа вам не приходилось чувствовать себя министром, который отчитывается в настоящий момент перед депутатами?

- Я таковым себя чувствовал, именно когда отчитывался перед депутатами. Поэтому мне легко понять ощущения, которые испытывает министр, когда разговаривает с депутатами. Вы знаете, я пытаюсь поддерживать министров добрым словом, напутствием, каким-то выгодным для них замечанием, чтобы они более предметно могли рассказать о том вопросе, который мы вынесли на правительственный час.

- Чтобы не чувствовали себя в агрессивной среде.

- Да, иногда приходится действительно помогать. Но это не значит, что мы не принимаем жестких постановлений. Такие жесткие постановления принимались в адрес и Зурабова, и Яковлева, и Фурсенко. Так что мы даем возможность себя проявить, но, тем не менее, если что - жестко наказываем.

- До революции Дума часто находилась на ножах с правительством. Как вы полагаете, существуют ли такие условия, при которых возможно мирное сосуществование кабинета министров и парламента? И вообще нужно ли такое мирное сосуществование?

- Если говорить о том, чтобы наше государство планомерно стратегически развивалось в вопросах экономики и в вопросах социальной политики, то необходимо мирное сосуществование. Если мы возьмем первые Думы - я имею в виду с 1993 по 1999 год, - то эти Думы были левого толка и принимали законы в общем-то популистские. Принимались законы о различных дополнительных выплатах, не закладывая эти суммы в главный закон страны - в закон о бюджете. Поэтому мы говорим о том, что это были популистские Думы, которые работали на свой имидж. Сегодня мы вынуждены реально смотреть на развитие ситуации. Сначала нужно экономически обеспечить внедрение любого закона, а потом уже этот закон принимать. И такое взаимодействие у нас с правительством налажено. Есть показатели, которые касаются коэффициента взаимодействия, то есть количества законов, которые вносит исполнительная власть. Этот коэффициент, безусловно, повысился. Важно также принимать такие законы, которые правительство может реально исполнять. В этом направлении наше взаимодействие также отличается от всех других дум.

- Насколько рациональной в этом смысле вам представляется идея партийного правительства?

- Эта идея сама по себе интересна. Но это дальняя перспектива. Мы не говорим об этом так, скажем, даже на ближайшие 10 лет. Я думаю, что нужно выстроить нормальную политическую систему в нашей стране, и именно этому выстраиванию политической системы были посвящены законы, которые были приняты Думой четвертого созыва. Это законы о пропорциональной системе выборов в Госдуму, о политических партиях и так далее. Поэтому развитая и устойчивая политическая система даст возможность обсуждения темы партийного правительства.

- В своем политическом докладе Генеральному совету партии вы сказали, что "Единая Россия" должна взять на себя ответственность за развитие страны на ближайшие 20 лет. Но Россия - страна непредсказуемая. У вас есть уверенность, что в течение этих 20 лет "Единая Россия" будет оставаться такой же крупной и влиятельной партией, какой она является сегодня?

- Такая уверенность, безусловно, есть.

- На все 20 лет?

- Конечно, на 20 лет. Сейчас есть возможность убедиться в позиции партии "Единая Россия". Все выборы в законодательные органы власти, которые прошли 12 марта, завершились победой "Единой России". Мы сейчас готовимся к выборам, которые будут в октябре, и это не просто выборная кампания. Это реализация тех задач, которые мы перед собой ставим. Потому что мы говорим о том, что партия "Единая Россия" - партия реальных дел, и эти реальные дела, безусловно, делаются, и ощущение улучшения жизни в стране, безусловно, присутствует. Но главное - мы должны заботиться именно о повышении качества жизни наших граждан.


"Вести. Подробности"
Эрнест Мацкявичюс
26.04.2006
http://www.vesti.ru/doc.html?id=116606
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован