15 ноября 2007
6024

Алексей Подберезкин: `ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛЪ`. Социальный консерватизм: предпосылки возникновения - политическая конъюнктура


Кроме объективных предпосылок появления новой идеологии важно увидеть и субъективные, а также конъюнктурные факторы, которые могут ускорять, либо тормозить процесс формирования социально-консервативной идеологии.

Сначала о политической конъюнктуре. Очевидно, что "политический сезон 2007-2008 годов" будет непростой, даже, как заметил Г.Явлинский, "предельно нервозный", что неизбежно наложит свой отпечаток на формирующуюся идеологию. С одной стороны, огромное внимание и крупные ресурсы будут вброшены в пропаганду тех или иных взглядов, что ведет к ускорению вызревания идеологий.

С другой стороны, как парламентская, так и президентская кампании неизбежно будут перегружены популизмом и демагогией, когда даже серьезные идеи будут размыты. Объясняется это несколькими вполне конъюнктурными обстоятельствами.

Во-первых, все оппоненты Кремля, как в России, так и за рубежом, имеют, может быть, последнюю теоретическую возможность сменить власть и собственников. При этом другая такая возможность, опять же теоретически, может им представиться только в 2012 году, когда нынешняя элита окончательно утвердится у власти и собственности. "Последний шанс" для реванша - сильная мотивация. В особенности для тех, чья личная судьба непосредственно зависит от политической. Понятно, что они будут готовы потратить свои ресурсы и влияние, чтобы сменить власть и на эту деятельность средств жалеть не будут. Пример агрессивного поведения Б.Березовского - наиболее яркий, но отнюдь не единственный.

Понятно, что такая мотивация и такие ресурсы неизбежно всколыхнут не только РR проекты, но и идеологические изыски и инсинуации, целью которых будет сугубо прагматический захват власти. Но вот идеологические методы - будут самые разные.

Предсказать их в целом нетрудно. Основная направленность - дестабилизация, провокации, раскачивание ситуации. Понятие, что на пользу развития идеологии социального консерватизма это не пойдет, хотя у сторонников этой идеологии, безусловно, появятся новые аргументы, оценки, идеи.

Есть очевидная заинтересованность в дестабилизации и за рубежом. Кампания в западной прессе против В.Путина в 2006-2007 годах приобрела откровенно агрессивный пропагандистский характер. В этой связи обращает на себя внимание, например, требование Конгресса США увеличить ассигнования на 2008 финансовый год на международную активность США до 35 млрд. долл. Большинство этих средств, как известно, идет на "проецирование" влияния США за рубежом. В апреле 2007 года появился откровенный доклад Госдепа США, который прямо апеллировал к вмешательству во внутренние дела России.

Примечательно в этой связи признание одного из ведущих американских экспертов относительно роли США Р.Хааса: "Соединенные Штаты нередко называют "новой империей". Здесь важно не смешивать такие понятия, как "империя" и "империализм". Первое подразумевает наличие правительства, которое в состоянии оказывать влияние на международные отношения и брать на себя ответственность. С этой точки зрения, я думаю, США действительно могут рассматривать себя как империю. Но мы не ставим перед собой цель проводить империалистическую политику экспансионизма и эксплуатации".

Легализация имперской политики влияния при скромной попытки уйти от термина империалистическая политика - не более чем словесная эквилибристика. США не просто открыто декларируют свое намерение влиять, но и обосновывают его "естественными" аргументами - будь то пограничные с ними регионы, либо районы постсоветского пространства.

Во-первых, все это для формирования идеологии России в 2007-2008 годы имеет серьезное значение: деньги будут выделяться в США на подготовку книг, брошюр, конференций, стажировку и другие проекты, которые будут иметь очевидно неолиберальную направленность. Не исключено, что идеологической "проработке" подвергнется и социально-консервативная идеология, которая в основных частях и положениях абсолютно неприемлема США.

Во-вторых, Россия по мере выздоровления начинает играть все более самостоятельную роль в мире. И не только на мировых рынках, но и в международных отношениях. Эта активная роль по многим причинам не устраивает очень разные, в т.ч. влиятельные силы из-за рубежа: там уже как-то свыклись с мыслью о слабой, выпрашивающей подачки, подчиненной России. Но пока они пребывают в относительной растерянности: слишком быстро Россия восстановилась. Так, думаю, продолжаться долго не может. Опыт показывает, что американская элита может быстро и эффективно разрабатывать и принимать меры, ориентированные на новые условия. Вспомним, как быстро отреагировали США на события 11 сентября вторжением в Афганистан. "Задержка с Россией" вызвана не заторможенностью реакции, а тем, что "российская проблема" не была пока приоритетной по сравнению с Ираном и Ираком. Похоже, однако, что она становится таковой и для пришедших к власти в США демократам, да и ряду западноевропейских элит, которых беспокоит усиление России.

Многие наши соседи, включая "самые цивилизованные" Швецию, Финляндию, Данию, пытаются оказать давление на Россию по экономическим и территориальным вопросам. Как и во времена СССР в этих целях активно используются институты гражданского общества в России, получающие во все больших масштабах финансовую и политическую поддержку.

Очевидно, что в условиях внутриполитической стабильности, крепкого рубля, независимости от МВФ это сделать трудно. Поэтому их прямая заинтересованность будет в "демократизации" России, т.е. возвращения ее к хаосу и анархии 90-х годов. Соответственно и любые идеологические мотивы, связанные с укреплением роли государства, опережающем развитием, сохранением традиций, будут подвергаться критике, как в СМИ, так и среди подконтрольных общественных организаций.

Наконец, в-третьих, значительные силы в России - от националистов и коммунистов до либералов - оказались отстраненными от принятия реальных политических и экономических решений. Внутриполитическая стабилизация привела к тому, что они оказались отодвинутыми от пирога власти, финансовых потоков и собственности. Для них выборы 2007-2008 годов - возможность реванша, т.е. получать возможность доступа к ресурсам, сохранить себя не только в политике, но и в бизнесе, общественной жизни. Многие "партстроители" и политтехнологи не только превратили свои партии в источники сверхдоходов, но попросту ничего другого делать уже не умеют. Так, не случайно на съезде профсоюзов В.Путин резко отреагировал на призыв "перераспределить пирог", назвав его "преждевременным и вредным".

Но все-таки на развитие социально-консервативной идеологии (прежде всего таких ее ценностей, как традиция, суверенитет, опережающая развитие) в политическом сезоне будут влиять положительно объективные факторы, которые приведут к тому, что эти идеи и ценности окончательно утвердятся в качестве доминирующих в российском обществе.

Действительно, к 2007 году власти удалось стабилизировать не только экономическую и финансовую ситуацию в стране, не только укрепить ее суверенитет, но и сложить некий политический каркас будущего государства и общества. Каркас из институтов власти, общества и общественно-политических организаций. Задача стабилизации, в т.ч. внутриполитической, была в основном решена. Появились и свободные ресурсы.

На очереди встали задачи развития, а значит, прежде всего, задачи концептуальные, идеологические. "Политический каркас", сложившийся к 2007 году, необходимо заполнить идеологическим содержанием уже в практических целях. И отнюдь не только потому, что у правящей партии нет внятной идеологии (эта проблема, безусловно, стоит, но на втором плане). Главное, что самой власти надо осознанно понять и принять систему взглядов и концепций относительно развития, т.е. движения. А это предполагает всегда точные ответы на вопросы о направлении движения, его темпах, приоритетности решения задач и т.д. При этом надо понимать, что 2006 год стал своего рода рубежным годом, когда В.Путин выстроил не только вполне определенное направление движения, которое включает ряд конкретных тенденций, но и фактически создал Систему государственного и политического управления, т.е. механизм их реализации. По сути, в 2006 году окончательно оформилась "доктрина В.Путина", которую, как отмечает, например Л.Шевцова, он может сдать "под ключ" своему преемнику". Следующий. 2007 год, стал годом ее апробации, практического применения.

Таким образом, формально "не существующая" идеология В.Путина в 2007 году уже существует и как доктрина, и как реальная политика, и как реальный механизм власти и управления. Все это пройдет проверку 2007-2008 годами. Речь идет, скорее, не о создании, а об оформлении, институализации этой идеологии в эти годы, придании ей бренда и формального характера. В форме доктрины, концепции или какого-то иного документа.

При этом принципиально важным остается вопрос о носителе этой идеологии. Прежде всего, конечно же, речь идет о президенте, партии или некой группе лиц, объединенных выработанными за годы В.Путина принципами и правилами. Понятно, что политическим инструментом идеологии, прежде всего, является партия. Вместе с тем, в 2006 году оказалось, что инструмент есть, а самой оформленной для партии идеологии еще нет. Этот парадокс объясняется просто: "Единая Россия" создавалась, прежде всего, как организационно-политический инструмент. Конечно же, был и набор идей, но идеологией тем более строгой и общепринятой, этот набор назвать нельзя. Хорошо это объяснил один известный политолог. "Россия, - справедливо отмечал В.Дымарский, - только создает традицию многопартийности. И вопрос, конечно, в том, каким способом ее взращивать. Пока партийное строительство разворачивается по методу "строек века" (вспомним хотя бы БАМ), когда крупные проекты сочиняются и просчитываются в едином для всех Госплане. Обществу же, не дозревшему до сознательного участия в демократических процедурах, отводится роль "добровольцев- энтузиастов", которых к очередным выборам сбивают в "стройотряды" по спускаемым сверху показателям. Чтобы оценить эффективность такого метода, можно привести примеры не только БАМа, но и предыдущих "партий власти", которые и партиями-то никогда не были, а являются, по точному, на мой взгляд, определению Г.Павловского (ему ли не знать), электоральными проектами". Именно поэтому административные условности, например, обязательная численность партийных рядов в 50 тыс. человек выглядит нелепо. Хотя для современных партий в условиях современной же демократии разработка доходчивой и ясной программы для привлечения избирателей куда важнее количества выданных партийных билетов".

Иными словами, "электоральный проект" в виде "Единой России" сложился (точнее - был сложен) в некий организационный ресурс, инструмент, который только условно можно назвать идеологическим, а тем более, - идейным. Нельзя, конечно же, отрицать, что у этого проекта есть принципиальные сторонники. И не только потому, что это показывают соцопросы, но и потому, что некая идеология стабилизации, замешенная на традиционализме, безусловно, присутствует. Однако системой идеологических взглядов это, конечно же, не назовешь. Хотя бы потому, что в разных регионах и разные социальные слои, поддерживающие "Единую Россию", воспринимали ее идеологию совершенно по-разному.

"Электоральный проект" "Единая Россия", таким образом, еще только становится идеологическим течением, у которого есть признаки идеологии, и определенные идеологические принципы - стабилизация, преемственность, укрепление государства (которые можно отнести к консервативности), а также приоритет в развитии потенциала человеческой личности, определенная социальная ориентация (социальные принципы). Вместе взятые они позволяют говорить об избранном идеологическом векторе - социально-консервативном, - но еще не об идеологии.

Это означает, во-первых, что существует определенная опасность как излишней "гибкости" еще не устоявшейся идеологии, так и того, что эту идеологическую нишу займет другая политическая сила или партия, обладающая большей идеологизированностью и заметными ресурсами: неясность и непоследовательность в защите социальны требований может сыграть с "Единой Россией" злую шутку - партия создаст условия для будущей, социально-консервативной, партии.

Об этом говорит сумятица среди элиты, которую наделало появление конгломерата "Справедливой России" под руководством С.Миронова. В России раскол элит всегда чрезвычайно опасен, но когда такой раскол подкреплен политически административным и финансовым ресурсом, а, главное, современной идеологией, он опасен вдвойне. Тем более что идеологические изъяны и проблемы становятся виднее сразу.

Алексей Подберезкин - Лидер политической партии "Партия социальной справедливости".

15 ноября 2007 года.
www.nasledie.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован