19 ноября 2007
5914

Алексей Подберезкин: `ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛЪ`. В центре внимания - Человек: меняющиеся критерии

Main 721
В 2007 году для многих в России стало ясно, что критерии развития экономики и общества изменились. К сожалению, это осознание пришло поздно (да и то отнюдь еще не до конца и не ко всем), что привело к тому, что Россия превратилась в быстро восстанавливающееся, но по-прежнему догоняющее в своем развитии государство. На уровне Китая и Индии. Все в конечном счете зависит от критериев оценки.

Если за критерий развития взять индекс развития человеческого потенциала, то мы увидим, что по сравнению с началом 90-х годов ситуация в России не улучшилась, а даже ухудшилась. Во всяком случае, по оценке группы экспертов под руководством В.Мау, а также зарубежных специалистов.

Значение ИРЧП Российской Федерации за 1992-2006 г.г. Рис. 1


Из этих же оценок можно сделать и другой вывод, а именно: ускоренный рост ВВП в 2000-2007 годы лишь незначительно влиял на темпы роста ИРЧП (за 6 лет с 0,792 до 0,797). Соответственно, если с точки зрения роста макроэкономических показателей период 2000-2007 годов был очень успешный (темпы роста ВВП, инвестиций, экспорта, ЗВР и т.д. были не просто хорошими, а выдающимися), то с точки зрения развития, т.е. темпов роста ИРЧП, была фактическая стагнация. Т.е. существует очевидная разница между ростом и развитием, которая не характеризуется макроэкономическими показателями.

Из этого анализа неизбежен и другой вывод: если в качестве критерия развития мы выбираем ИРЧП, то можно и нужно жертвовать макроэкономическими показателями в пользу развития потенциала человеческой личности, в частности, увеличивая расходы на те составляющие, которые определяют ИРЧП (демографию, образование, повышение душевого дохода (рост заработной платы, пенсий, стипендий и т.д.).

Подобный подход применим и к экономическим отраслям, выбирая из них в качестве приоритетных те, которые в наибольшей степени влияют на развитие человеческого потенциала - науку, образование, информатику, связь и др.

Сегодня, безусловно, в элите сложилось представление о приоритетном развитии этих отраслей, но, во-первых, отставание, допущенное в последние десятилетия, слишком велико, а, во-вторых, усилия на его преодоления - недостаточны. Так, если, например, в качестве критерия взять число пользователей Интернетом, то мы увидим, что в 2006 году Россия (наравне с Китаем и Индией) составила первую тройку "лидеров" по приросту - 21% за год. В развитых странах такой прирост был ничтожен. Но эти "успехи" можно признать условными. По той простой причине, что задача поголовного пользования Интернетом была решена еще десятилетие назад. Поэтому необходимо признать, что главный тезис - инвестиции в человека в эпоху глобализации как основа развития любого современного государства, - к сожалению, на протяжении последних лет игнорировался российской политико-экономической элитой. Что привело к 15-20-летнему отставанию не только в технологическом развитии, но и понимании главных критериев социально-экономического развития. Не преодолена эта инерция полностью и сегодня. В противном случае, распространение Интернета с участием государства шла бы не только по инициативе Д.Медведева в рамках нацпроекта "Образование", но и по другим направлениям - льготному (или бесплатному) подключению, распространению компьютеров, программного обеспечения и т.д. Отраслевой, может быть, успешный подход Минсвязи был бы заменен государственной политикой в области информатизации.

В результате к 2007 году Россия, преодолев макроэкономический кризис, не перешла на стадию информационного общества, т.е. отстает на целый этап в развитии от передовых государств.

Как следствие, российская экономика "образца 2007 года" оказалась не готовой и к адекватному реагированию на новые вызовы, свойственные этому этапу развития, например, кадровому. Как признают эксперты, "кадровый голод стал реальной макроэкономической проблемой". Думаю, что в 2007 году эта проблема, а не энергетическая, или нехватка инвестиций станет для России главной. Причем во всех областях экономики и управления. Но это только одно из ближайших последствий игнорирования роли человеческого потенциала, которое стало настолько очевидным, что приобретает масштабы системного кризиса. Уже не макроэкономического, а институционального, охватывающего все отрасли экономики и общественной деятельности.

Этот институциональный кризис (неэффективность управления, отсутствие механизмов использования ресурсов, кадров, инноваций, инфраструктуры) не может быть преодолен ростом ВВП или промышленного производства. Эти количественные и макроэкономические критерии были свойственны другому общественному укладу, другой экономике и другому обществу, которые развивались стихийно, в соответствии с главным лозунгом 90-х годов: "рынок все поставит на свои места".



Рост числа Интернет-пользователей за год (%)

Индия 33
Россия 21
Китай 20
Мексика 18
Бразилия 16
Италия 13
Канада 11
Южная Корея 8
Япония 4
Франция 4
Испания 4
Германия 3
Нидерланды 3




Результаты эти отнюдь не случайны. Они были идеологически детерминированы "реформами" 90-х годов. Как справедливо признает академик Р.Гринберг, "В области либерализации у нас победила "скоростная" идеология: шоковый отпуск цен, быстрое открытие рынков, быстрая либерализация рынка капитала. Социально-экономические последствия такого подхода известны: примитивизация производства и деинтеллектуализация труда. Особенно пострадали личные доходы, наука и социальная сфера.

По данным российского мониторинга экономического положения и здоровья населения, доля бедных и малообеспеченных составляет 45-46% населения страны. При этом 35% бедных составляют полные семьи работающих граждан с 1-2 детьми. Бедность работающих - это не только социальная угроза, но и серьезное препятствие экономическому развитию".

Иными словами, "реформы 90-х" годов привели не к ускоренному росту человеческого капитала (как это наблюдалось в развитых странах), а к его ускоренной деградации. Соответственно и выбор, стоящий в 2007 году, это выбор между развитием (т.е. ростом человеческого потенциала) и инерцией роста восстановленных тенденций. Понятно, что если успехи или неудачи измерять критериями развития человеческого потенциала, то результаты будут одни. Если макроэкономическими критериями - другие.

Значимость перехода к новым критериям измерения стремительно усиливается с каждым годом и можно ожидать, что с переходом человечества к духовной стадии развития они станут не просто главными, а решающими. Уже сегодня, по данным ВШЭ, наиболее остро не достает квалифицированных рабочих (об этом заявили 77% опрошенных работодателей), а также исполнительных сотрудников высшей квалификации (39% опрошенных пожаловались на это). Дефицит технических исполнителей и неквалифицированных рабочих гораздо меньше - о нем говорили 13% и 18% работодателей соответственно. Согласно конъюнктурным опросам Института экономики переходного периода, нехватка квалифицированных кадров входит в тройку важнейших проблем, мешающих промышленным предприятиям увеличивать выпуск продукции. Число бизнесменов, сообщавших, что столкнулись с нехваткой кадров, стабильно росло с 9% в 1998 году до 35% в 2005 году. В 2007 году ожидается, что некоторые предприятия не смогут работать на полную мощь. И это при том, повторю, что в последние 10 лет число студентов выросло в 3 раза, а расходы на образования росли невиданными прежде темпами.

Пример с нехваткой кадров - лишь одно из последствий недооценки в последние десятилетия роли потенциала человеческой личности в экономике. Он иллюстрирует, то обстоятельство, что компенсационных механизмов, которые бы смягчили пренебрежение этой тенденции, сегодня просто нет. Ни массовая иммиграция, ни другие количественные меры просто не способны повлиять на этот процесс. На мой взгляд, даже существенно повлиять на него.

Таким образом, можно сделать следующие политико-идеологические выводы:

Во-первых, становится принципиально важно (раньше бы сказали - политически актуально) понимание элитой значения человеческого потенциала, которое стало сегодня ключевым требованием эффективной экономики и политики государств. Если станет общепризнанно, что центром приложения главных усилий становится человек, то чем больше возможностей - образовательных, интеллектуальных, информационных и т.д. - будет иметь каждый член общества, тем, соответственно, выше интеллектуальный ресурс всей нации и государства, тем динамичнее темпы роста экономики, тем значительнее возможности общества и государства. Этот вывод в полной мере в свое время был сделан в развитых странах, где господствовали как либеральные, так и социалистические идеологии.

Во-вторых, представляется вполне оправданным и даже необходимым введение новых критериев для определения эффективности и темпов развития государств. В эпоху перехода к информационному обществу, уровень развития государства квалифицируется прежде всего по индексу развития человеческого потенциала (ИРЧП). Эти критерии и должны стать базовыми для оценки эффективности деятельности всех частей государственной машины, включая правительство, Федеральное Собрание, местные органы власти. Пока же в России господствуют макроэкономические показатели - рост ВВП страны, дефицитпрофицит бюджета и т.д., которые могут лишь говорить о самых общих тенденциях - макроэкономической стабильности (что было очень важно для России в 2000-2005 годы), но не о развитии, тем более, развитии опережающем.

В-третьих, необходимо осознать реальный разрыв между Россией и развитыми странами. ИРЧП включает в себя не только душевой ВВП (который может расти, например, за счет сокращения численности населения при сохранении тех же объемов ВВП или только за счет роста экспорта энергоресурсов), но и показатели уровня образования, продолжительности жизни и т.д. Эти критерии, введенные по инициативе Программы развития ООН (ПРООН), выглядят более убедительным и более точно отражают уровень развития современной России. Так, если по уровню душевого ВВП Россия отстает от США и других стран-лидеров в 7-10 раз, то по реальному показателю - ИРЧП - в 15-20 раз. То есть нужна другая экономическая и бюджетная идеология, в основе которой находились бы не абстрактные макроэкономические показатели, а вполне конкретные данные, характеризующие качество жизни и уровень развития потенциала личности.

Это принципиально важно, ибо в ряде развитых стран, например, принимаются такие решения, которые ведут к дефициту (допустимому, до 3% ВВП) бюджета, но повышают уровень жизни и качество образования, т.е. приоритеты развития человеческого капитала заведомо и сознательно ставятся выше макроэкономических приоритетов.

В-четвертых, развитие потенциала личности, с точки зрения экономического и бюджетного планирования, приобретает особое значение в развитых странах. Обеспечение высоких социально-экономических стандартов человека является не только декларируемой целью социальной политики государства, но и наиболее эффективным вкладом в экономику и обороноспособность страны. Полученные возможности развития личности обеспечиваются высоким уровнем образования, доступа к информации, профессиональной переподготовки.

В целом, напомню, показатели ИРЧП сводятся к трем:
- доходу, определяемому показателем валового внутреннего продукта (валового регионального продукта) по паритету покупательной способности (ППС) в долл. США.
Следует отметить, что за 2000-2007 годы этот показатель рос достаточно быстрыми темпами, достигнув к 2007 году 8-10 тыс. долл., а по уровню средней зарплаты - порядка 500 долларов. Однако именно "средний" показатель внушает самые серьезные опасения потому, что он может быть средним между зарплатой топ-менеджера в 10 тыс. и даже 100 тыс. долларов и сотнями граждан с зарплатой в 200 долларов в месяц.

- образованием, определяемым показателями грамотности (с весом в 2/3) и доли учащихся среди детей и молодежи в возрасте от 6 до 23 лет (с весом в 1/3).
Этот показатель также не совершенен, ибо он не характеризует ни качество образования, ни долей лиц, обладающих высшим образованием. Так, тенденция свидетельствует, что в развитых странах доля лиц с высшим образованием равняется 20-22% (в США - 30%), но, что важнее, через 10-15 лет эта доля будет составлять 40-45, даже 50%. Для того, чтобы через 15 лет соответствовать этому критерию, уже сегодня нужны новые ВУЗы, новые программы и педагоги.

- долголетием, определяемым показателем ожидаемой продолжительности предстоящей жизни при рождении человека.
Этот показатель также не вполне корректен, ибо он не показывает качество (активность, дееспособность) долголетия. Так, если человек активен и дееспособен в 70-80 лет, - это одна история. Если он находится в эти годы в клинике - другая.

Тем не менее, эти критерии гораздо более показательны, чем макроэкономические показатели. Итоговый индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) рассчитывается как среднеарифметическая сумма значений этих трех компонентов. Значения индекса развития человеческого потенциала могут меняться в пределах от 0 до 1. При этом значение 0,800 является нижней границей уровня развитых стран. Россия по уровню ИРЧП перешла с 72-го места в 1995 году на 60-е - в 2002 году. При этом показатель ИРЧП только в трех регионах из 89 (Москва, Тюменская область и республика Татарстан) ненамного превысил критический - 0,8. Для всей же страны он составил 0,763, т.е. ниже критического для развитых государств.

Это и понятно, ведь по двум из трех составляющих ИРЧП, уровню доходов и продолжительности жизни, положение в стране - именно критическое. Отдельно можно говорить лишь о третьем показателе, образовании, где накопленный советский научный и образовательный потенциал дает России возможность считаться развитым государством (но отнюдь не находиться в числе лидеров!).

В-пятых, ИРЧП, безусловно, более точный и прогрессивный показатель, чем ВВП страны. Однако и он относится к ушедшей эпохе. В современных условиях информационного общества ИРЧП, например, не дает таких важных качественных характеристик, как творческий, духовный и культурный потенциалы личности, ее способность самореализоваться и т.д. Ничего не говорит этот индекс и о структуре экономики, ее экспорте, наконец, социальной структуре общества, в том числе уровне развития институтов гражданского общества, местного самоуправления, эффективности политического и экономического руководства.

Такими критериями или характеристиками в дополнение к ИРЧП, на мой взгляд, могут быть:
- способность личности к участию в информационном обмене (доля пользователей РС и постоянно работающих в Интернете);
- обладание современными, в том числе мобильными, средствами связи и передачи информации;
- способность личности к передвижению не только в пределах одной страны;
- доступность ознакомления с мировыми достижениями культуры и опытом;
- адекватность личности нравственным нормам нового общества и ряд других.

Понятно, что далеко не все эти качества можно точно измерить математическими количественными методами. Важно подчеркнуть, однако, что, во-первых, развитие таких качеств требует особого внимания и затрат общества и государства, во-вторых, такие затраты следует рассматривать как прямые и наиболее эффективные инвестиции, в том числе и с экономической точки зрения.

В-шестых, прямым следствием этого может и должна стать корректировка всей социальной и бюджетной политики государства, экономических и социальных приоритетов, которые сегодня не соответствуют новым вызовам. Нужна реальная смена экономических, финансовых и бюджетных приоритетов. Так, на мой взгляд, главными показателями в проектах социально-экономического развития и бюджетных должны стать такие, как: ожидаемое увеличение продолжительности жизни, рост душевого ВВП, образования и т.д., включая такие социальные факторы, как динамику развития институтов гражданского общества, нравственных, культурных и духовных возможностей человека.

Необходима, более того, существенная корректировка всей государственной политики. Не только в бюджетной, финансовой, но и в других областях. Например, в области СМИ, культуры, духовности, где усилия государства определяются не только финансовыми затратами и льготами, но и кадровыми и иными решениями. Так, в новых условиях создания экономики знаний особую значимость приобретают такие качества личности, как самостоятельность, инициативность, креативность, чувство долга, ответственности и пр. Эти качества во многом формируются именно обществом и государством, причем необходимо говорить о сознательной и целенаправленной политике общества и государства по их формированию, т.е. государству необходимо "возвращаться в идеологию". Причем активно и массировано.

И наоборот. Конформизм, "усредненность" и прочие "достоинства" человеческой цивилизации прошлых веков становятся факторами сдерживания развития не только личности, общества, но и всего государства. Соответственно, эффективность экономического развития становится во многом производной от эффективности социального развития личности, эффективности институтов гражданского общества, политической и государственной системы. Эффективной моделью государства и общества может стать только такая модель, которая ставит главной целью развитие потенциала личности не только как основы экономического развития, но и показателя степени и темпов развития государства и общества.

Алексей Подберезкин - Лидер политической партии "Партия социальной справедливости".

19 ноября 2007 года.
www.nasledie.ru


Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован