22 ноября 2007
6307

Алексей Подберезкин: `ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛЪ`. В центре внимания - Человек: роль гражданского общества

"Льется время... Век двадцатый отплясался на стране, и стоят все те же хаты поредевшие вдвойне". Н.Мельников Во многом, если ни в главном, роль человеческого капитала определяется общественным отношением к нему, эффективностью существующих институтов гражданского общества. Строго говоря, действительное значение человека, его возможностей и потенциала, могут приобрести только с признанием обществом этой роли и значения. Идеи развития человека должны доминировать во всех сферах деятельности - от культуры до экономики. Это не может сделать только Правительство, даже вся власть. Это может сделать нация, общественность, созданные ею институты гражданского общества. К сожалению, история российского государства стала ярким свидетельством того, что человек часто становился "расходным материалом" для государственного строительства и реформ. В этом смысле реформы Петра I, пятилетки и реформы правительства Гайдара мало чем отличались. Но когда ценой многих человеческих жизней строилось великое российское государство, это можно оправдать. Мобилизация нации всегда была сильной чертой нации. Но в отсутствии внешней угрозы, отношение к человеку нередко оставалось таким же, как и в периоды кризисов. Поэтому важная задача научиться сегодня сознательно ставить интересы любого человека, личности выше интересов (иногда искусственных) отдельных институтов государства. Сделать это можно, только изменив в обществе отношение к человеку, его потенциалу. Это задача, прежде всего институтов гражданского общества - СМИ, местного самоуправления, партий, общественных организаций. Роль общественных институтов, всего общества на новом этапе развития становится понятна: не зависимо от идеологических, религиозных, экономических и иных предпочтений общество становится той средой - благоприятной или неблагоприятной, - в которой создается, формируется, развивается и самореализуется личность. Иными словами, без изменения общественного сознания по отношению к ценности личности вообще и развития потенциала личности, в частности, невозможна смена алгоритма государственного и социально-экономического развития России. Во всех областях жизнедеятельности, но прежде всего в идеологии, это уже понимает российская элита. Во всяком случае, говорит об этом. "Считаю, что создание в России свободного общества свободных людей - это самая главная наша задача" - говорит В.Путин, т.е. самоценность свободной личности становится политическим приоритетом власти. Проблема сознательной поддержки со стороны государства развития институтов гражданского общества - одна из важнейших для России. Такие институты - это, прежде всего, инструменты, формирующие общество. От них зависит, каким будет новое общество. Но, кроме того, есть и вполне прагматическая цель: следствием развития таких институтов является резкий рост экономической эффективности, качества госуправления, оптимизация расходов и модернизация общества и государства. И наоборот. Недоразвитость институтов гражданского общества все сильнее непосредственно сказывается, например, на темпах развития экономики. Так, в соответствии с соцопросами, проведенными в 2007 году среди представителей российского бизнеса, среди наиболее значимых факторов, которые негативно влияли на развитие бизнеса оказались, прежде всего, факторы общественные, отражающие слабость гражданского общества, а отнюдь не экономические и финансовые. Что препятствует развитию российского бизнеса

Коррупция

62,62

Административныебарьеры

57,62

Общаяполитическая и экономическая нестабильность

53,33

Налогообложение

53,10

Неразвитостьи изношенность инфраструктуры

39,76

Нехваткаквалифицированных кадров

39,43

Недостатокинвестиционных ресурсов

37,62

Неразвитостьсудебной системы

37,38

Изношенностьосновных фондов предприятий

37,14

Дополнительныеиздержки, связанные с ростом цен на энергоносители



27,86

Из этих данных видно реальное значение для целей социально-экономического развития степени развития институтов гражданского общества. Уверен, что большинство существующих проблем, сдерживающих развитие России, государственными средствами решены не могут быть в принципе. Необходимо изменить общественное сознание всей нации, что можно сделать только с помощью инструментов гражданского общества. Эти выводы подтверждаются и международными сопоставлениями. Среди всех государств мира только в Бразилии больше жалуются на чиновников, чем в России. Доля компаний, развитию которых мешает бюрократия, в %

Страна

2007г.

2006г.

Бразилия

60

-

Россия

59

54

Польша

55

56

Греция

52

53

Германия

49

52

Китай

42

34

Индия

37

34

США

34

31

Армения

23

-

Сингапур

16

8

Источник :Grant Thornton Понятно, что у каждого государства будет своя специфика по стимулированию ускоренного созревания гражданского общества, в т.ч. и свои приоритеты, ценности, исторические и культурные особенности, но в общем плане - требуется подчеркнуть эту мысль особо - на нынешнем этапе соревнования в эффективности экономик и систем управления выиграет то государство, которое будет обладать наиболее совершенной и разветвленной системой институтов гражданского общества. Для России здесь есть две важные особенности: во-первых, относительная молодость современной (но не исторической) демократии, и, во-вторых, объективная необходимость развивать собственные, а не привнесенные извне, институты гражданского общества. Эти особенности, по понятным причинам, осложняют в некоторой степени задачу развития институтов гражданского общества для России, ухудшают условия ее соревнования в этой области с другими странами. Возможность "просто" взять за образец западные примеры, на мой взгляд, исключается. Эффективность таких "образцов" для России не только сомнительна, но может быть даже опасной: у России должны быть выработаны собственные приемы и институты, несущие в себе не только традицию, но и необходимость решения специфических задач ускоренного развития. Так, традиции благотворительности, меценатства в России более приемлемы и эффективны. Надо только вернуться и помочь их возрождению. Уже сегодня многие тысячи граждан занимаются благотворительностью не афишируя эту деятельность. Другая сторона проблема - русская традиция. В России совершенно другое отношение, например, к нищим, убогим, сиротам. Если на Западе слабость не поощряется, ее всячески скрывают, даже преследуют, то в России всегда считалась богоугодным делом помощь слабым, больным и немощным. Отсталость институтов гражданского общества в России - справедливо оценивается как синоним слабой экономической конкурентоспособности страны. Поэтому, требуя опережающих социально-экономических темпов развития, мы должны пытаться добиться "еще более опережающих" темпов в строительстве институтов гражданского общества - прежде всего партий, общественных организаций и местного самоуправления. Это должно стать политико-идеологической задачей. Таким образом, выстраивается вполне определенная и строгая идеологическая взаимосвязь: развитие потенциала человеческой личности невозможно без принципиального изменения общественного настроения и мнения в пользу этого приоритета, что, в свою очередь, невозможно без ускоренного и осознанного развития институтов гражданского общества. Весь этот процесс, в свою очередь, является важнейшим фактором опережающего социально-экономического развития, более того, его обязательным условием. Часто использование модных терминов затеняет существо проблемы. Это происходит и с термином "гражданское общество", которое стало популярным, модным, даже расхожим выражением за последние годы в России. Между тем, его конкретное идеологическое и экономическое содержание нередко остается в тени, уступая место, на мой взгляд, второстепенным факторам, искусственно подогреваются политическими оппонентами В.Путина как внутри страны, так и особенно из-за рубежа - свободе СМИ и правам человека. Между тем власть вполне осознает важность приоритета развития институтов гражданского общества. Целый ряд политических решений - создание Совета при Президенте РФ по содействию развития гражданского общества, Общественной палаты, материальной поддержки СМИ, общественных организаций и партий и т.д. - свидетельствуют о том, что Президент России осознанно и целенаправленно реализует эту концепцию. И это не случайно, ведь в ситуации перехода ведущих государств к информационной стадии развития этот, повторим, - осознанный выбор становится для России не только политическим, но и историческим, т.к. определяет место страны в мире и в истории человечества на ближайшие десятилетия. За 2001-2006 годы на уровне общественности и власти были организованы многочисленные мероприятия - форумы, конференции, круглые столы, на которых проблема становления институтов гражданского общества в России становилась предметом обсуждения. В этот процесс оказались втянуты десятки тысяч ученых, общественных и политических деятелей. В нем всё активнее участвуют и госструктуры. Но эти усилия - только самый первый шаг. Их, экономический и политический "вес" ничтожен в сравнении с аналогичным "весом" институтов гражданского общества развитых государств. Вместе с тем, уверен, что тенденция уже заложена. Ее существование объективно и очевидно не соответствует утверждениям некоторых СМИ и общественных институтов о "разрушении гражданского общества", а тем более "противостояния общества и власти" в России (как это, например, прозвучало в передаче "Эха Москвы" 29 августа 2007 г.). Хотелось бы привлечь внимание к такой теоретической проблеме, как то, что проблема развития институтов гражданского общества, их роли в современном мире приобрела огромную цивилизационную и практическую значимость. Если коротко, то суть вопроса можно свести к следующим тезисам: Развитие институтов гражданского общества стало ведущей тенденцией в развитии стран-лидеров. Это - универсальная тенденция, а не только особенность западных демократий. И не только общественно-политическая. Эти институты постепенно вытесняют и замещают государственные институты. Это сказывается как на повышении эффективности управления государством и обществом, так и на экономической эффективности. В ряде случаев государственные функции уже перешли к общественным институтам. Приведем пример США, где за последние 40 лет объемы пожертвований выросли с 70,0 млрд. до 250 млрд. долл. (т.е. равняются сегодня примерно российскому бюджету), достигнув 2% ВВП. Для сравнения: в России - около 0,5 млрд. долл., т.е. в 500(!) раз меньше по объему, и 0,07% от ВВП. Примечательно соотношения средств, выделяемых на благотворительность к федеральному бюджету (а они в России и США примерно составляют 20% от ВВП). В США это сопоставимые величины - 2% и 20%, - а в России - нет: 0,07% и 20%. На практике это означает, что из негосударственных средств в США на: - религию тратится - около 90 млрд. долл.; - сферу услуг - около 20 млрд. долл.; - общественные блага и здоровье - более 12 и 200 млрд. долл. соответственно; - международные отношения - более 5 млрд. долл. - Примечательно, что большинство этих пожертвований собирается не корпорациями, а простыми гражданами, которые таким образом выражают не только свою гражданскую позицию, но и участвуют в развитии и укреплении общества и государства. Так, из собранных 248 млрд. долл. в 2004 году пожертвований в США 75%, т.е. три четверти было пожертвовано гражданами и менее 5% - корпорациями. При этом ежегодно более 70% американцев жертвуют хотя бы один раз в год, в Германии - более 50%, а в Великобритании более 57% жертвуют хотя бы раз в месяц. Похоже, что эти цифры неплохо иллюстрируют, как ресурсно обеспечено гражданское общество в США и России. В этой связи выделение Президентом РФ в 2006 году 500.0 млн., а в 2007 году 1500.0 млн. рублей в помощь институтам гражданского общества можно рассматривать как очень верный политический шаг, сигнал обществу и бизнесу, который не остался незамеченным. В 2005-2007 годы тенденция государственной поддержки получила ускоренное развитие. В особенности в связи с усилиями В.Путина и Д.Медведева по реализации нацпроектов, включая, например, принятие закона о так называемых "эндаументах". Понятно, что если говорить о правильном ресурсном обеспечении негосударственной благотворительной деятельности, то России, чтобы соответствовать стандартам развитых государств, потребуется создать общественную систему, перераспределяющую ежегодно не менее 150-200 млрд. рублей благотворительных средств. Это примерно то, что соответствует уровню развития российской экономики в 2007 году, но, конечно же, абсолютно недостаточно для развития институтов гражданского общества в соответствии с новыми стандартами. В последние годы особенно эффективными оказываются религиозные и сетевые общественные организации. Нередко их эффективная деятельность ведет даже к смене политического курса, отставки правительства и даже революциям. Иными словами, институты гражданского общества уже превратились в политический фактор. Добавим, что этот фактор может, и уже используется, в самых различных политических целях. Так, многие функции Госдепартамента, ЦРУ и ЮСИА в США фактически переданы различным институтам и фондам, которые активно и эффективно проводят необходимую США внешнюю политику. Примеры таких действий в Грузии, на Украине, в Киргизии, Белоруссии и других бывших советских республиках хорошо известны. Соответственно правительства и государства, против которых направлено действуют такие институты, жестко им противодействуют. По признанию заместителя госсекретаря США Б.Лавенкрона, "За последние годы более 20 стран ввели ограничительное законодательство и присоединились к уже принявшим законы, политику и методы, затрудняющие работу институтов гражданского общества. Венесуэла недавно ввела законодательство, по которому принятие НПО иностранной финансовой помощи карается 16 годами тюрьмы. Китай сократил количество общественных организаций, и каждой НПО теперь требуется иметь правительственного или партийного покровителя". Естественно, что, выступая против таких ограничений (на самом деле, ограничений несанкционированной деятельности США за рубежом), приводится "общетеоретическая" обойма аргументов: "Ограничение политического пространства НПО ограничивает собственное политическое и экономическое развитие общества"; "сильная страна заботится о развитии независимых организаций, а государство, которое стремится контролировать все из центра, становится слабым"; "в современном мире стоящие перед государством проблемы слишком сложны даже для самых могущественных держав, чтобы решать их в одиночку"; "вклад НПО необычайно важен для адекватного реагирования на внутренние и внешние вызовы" и др. Общественное и государственное устройство будущих стран-лидеров, эффективность их экономической политики будут, таким образом, прямо зависеть от развития институтов гражданского общества. Либо своих, национальных, либо - чужих. Можно даже допустить, что жизнестойкость ведущих государств будет обеспечена степенью развития институтов гражданского общества. Сегодня НПО во многом заменяют армии и другие факторы силы, существовавшие в ХХ веке. Они так и называются "мягкая сила", но, тем не менее, не перестают быть факторами силы. В ХХI веке - даже более эффективными, чем прямое насилие в ХХ веке. Показательно в этой связи исследование, которое показывает популярность социальных сетей в Интернете различных стран. Во многом этот показатель характеризует уровень социальной активности граждан и степень развития гражданского общества. Для развитых стран он превышает 10%. В странах, где сознательно ориентируются на социальную активность, - 20-55%. В России доля пользователей социальными сетями не превышает 1%. Это означает не только недостаточный уровень развития интернета, но и низкую социализацию общества и средств коммуникации. Доля пользователей социальных сетей среди пользователей Интернета (%)

ЮжнаяКорея

55

Бразилия

41

Китай

27

Мексика

26

США

24

Великобритания

20

Канада

16

Индия

16

Германия

14

Франция

12

Япония

9

Россия

1

Обсуждение закона об НКО в России осенью 2005 года, "шпионский скандал" зимы 2006 года, доклад Госдепа США в апреле 2007 года показали, что российское общество и власть не только понимают сегодня значение НКО и других институтов гражданского общества (что, надо признать, произошло неожиданно), но и уделяет этому фактору большое внимание. Особое значение эти тенденции приобретают в "пограничных", кризисных ситуациях - в условиях снижения авторитета и доверия к официальным представителям власти, политического кризиса, доверия к институтам демократии и попыткам каких-либо влиятельных сил дестабилизировать внутриполитическую ситуацию. В России пока все же существует недооценка негативной роли этого фактора. Объясняется это тем, что в России не сложилась национальная элита в полном смысле этого слова. Напомним, что ошибки, трагедии и преступления последних 20 лет современной политической истории России во многом, даже в главном, объясняются не объективными, а субъективными причинами, прежде всего плохим качеством национальной элиты. Это свойство элиты пока что сохраняется, что делает страну и общество крайне уязвимыми для воздействия, особенно внешнего, через НПО. Появившийся в апреле 2007 года доклад Госдепа откровенно политически обеспечил свободу действий таким институтам гражданского общества. Напомним, что главными качествами элиты должны стать профессионализм, ответственность и способность к стратегическому прогнозу. Квазиэлита, сформировавшаяся в стране на сегодняшний день, не профессиональна и безответственна. Эта безответственность элиты (никто не ответил за все катастрофы 90-х годов) пугает. Прежде всего потому, что не ясно как элита поведет себя в условиях спровоцированного кризиса. Кроме того, элита очевидно не способна прогнозировать последствия принимаемых решений, разработать эффективные механизмы их реализации. Ее профессиональные и нравственные качества также абсолютно не соответствуют уровню задач, стоящих перед государством и обществом, ориентирующимися на постиндустриализм и информационные технологии. А требования эти перед элитой будут неизбежно расти. В этом смысле пресловутая "вертикаль" лишь один из способов страховки от разрушающих действий (или бездействий) российской элиты. К сожалению, отнюдь не гарантирующий сохранения контроля власти над ее поведением. Такой контроль может быть создан только через систему институтов гражданского общества, которые (за исключением спонсируемых из-за рубежа) по определению должны быть заинтересованы не только в контроле над элитой, но и сохранении национального государства, суверенитета и общественно-культурной самобытности. Таким образом, говоря об институтах гражданского общества, следует иметь в виду, что именно их развитие #8213; мало использованный общественный резерв не только в сохранении внутриполитической стабильности, но и в ускорении темпов экономического и социального роста. Идеология социального консерватизма должна в полной мере учитывать эти особенности. С одной стороны, традиция, национальные ценности, культура и другие базовые основы гражданского общества в России, должны оставаться фундаментом для институтов гражданского общества. А с другой стороны, на базе этого фундамента должна формироваться концепция ускоренного социального и экономического развития страны, которая бы опиралась на максимально полную реализацию потенциала человеческой личности. Можно условно выделить несколько возможностей активизации этого резерва. С экономической точки зрения, например, развитая сеть институтов гражданского общества - это сотни тысяч общественных организаций, в т.ч. СМИ, образовательных учреждений и т.д., которые не только создают новые рабочие места, но и являются более эффективными формами деятельности, чем обычные коммерческие, а тем более государственные структуры. Так, в 2006-2007 г.г. именно общественные организации подняли вопрос об организации производства экологически чистого топлива. Кроме того, они, как показывает опыт, могут заменять государственные органы, выполняя их функции, как правило, более эффективно. Это относится, прежде всего, как показывает зарубежный опыт, к стремительно расширяющейся социально-экономической сфере, науке, образованию, культуре. Эти отрасли экономики знаний будут решающими. И их успешное развитие во многом зависит от степени развития институтов гражданского общества. В России, у элиты (прежде всего у бюрократии), в широком смысле этого слова, до сих пор пока в основном не сложилось мнение о приоритетности указанных вопросов, их огромном прикладном политическом, социальном и экономическом значении. Хотя, следует признать, многие чиновники уже делают реверансы в сторону институтов гражданского общества. Можно сказать, что в 2007 году отношение бюрократии изменилось: от открытого игнорирования она перешла к признанию значения таких институтов. Различные чиновники и ведомства стали создавать экспертные и координационные общественные совета. Можно признать, что в 2007 году эта тенденция охватила практически все государственные институты - от Счетной палаты и Минобороны до региональных властей. Теперь важно, чтобы эти общественные институты стали реально влиять на власть. И это главная идеологическая проблема. Когда говорят об НПО, то, как правило, в связи со свободой получения зарубежных грантов и разнузданностью СМИ. Особенно у партий, как основных институтов общества. Напомним, что партии - главный инструмент политической деятельности в условиях демократических режимов. Политическая деятельность - это специфический вид общественной деятельности, направленный главным образом на достижение, удержание, укрепление и реализацию власти. Именно креативность, творчество общества, политики создает новые эффективные решения возникающих у общества и государства проблем. Те или иные объективные задачи - в зависимости от политического искусства, могут быть решены с КПД в 2%, или 90%. И партии, как важнейший институт гражданского общества, могут и должны быть ориентированы на решение позитивных задач развития, а не популистских задач закрепления любой ценой во власти. К сожалению, сегодня большинство российских партий видят свою цель исключительно в обеспечении политического присутствия в избираемых органах власти. Идеологические, концептуальные вопросы очевидно уступают место электоральным технологиям. Что, во-первых, угрожает внутриполитической стабильности, превращает такие проекты в инструмент для дестабилизации ситуации в стране. Во-вторых, подобный упрощенный, "политический" подход лишает содержательности, возможности эффективного использования инструментов гражданского общества в интересах развития нации и государства. Прежде всего, экономического: важно подчеркнуть, что, развивая эти институты, государство и общество, по сути, открывают новые каналы развития, в т.ч. экономического и научно-технического, где роль партий и НПО особенно велика, как организаторов массового, "низового" движения. Важен и другой, внешнеполитический аспект. Сегодня институты гражданского общества становятся самым важным инструментом внешней политики, вытесняя прежние - классическую дипломатию и военную силу. Слабость России в этой области, ее элиты становится уже внешнеполитической слабостью, угрожает национальной безопасности страны. Алексей Подберезкин - Лидер политической партии "Партия социальной справедливости". 22 ноября 2007 года. www.nasledie.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован