Эксклюзив
Аванесов Вадим Сергеевич
23 июля 2009
20391

Вадим Аванесов: Экзамены прошли, проблемы остались

Введение

Недавно министр образования и науки Андрея Фурсенко доложил Президенту РФ об успешном проведении единого государственного экзамена (ЕГЭ) в 2009 году. Аргументации или конкретики, подкрепляющей его мнение, не было. Не была озвучена и реакция Президента на доклад министра. Однако известно, что он получает с мест информацию противоположного толка, где ЕГЭ оценивается иначе.

По мнению президента Всероссийского фонда образования С. Комкова, результаты ЕГЭ скорее плачевные, чем успешные, а потому ему непонятно, о чем докладывал А. Фурсенко. "Даже премьер-министр России на недавней встрече с руководителями думских фракций сказал, что существует очень много проблем с ЕГЭ, которые надо как-то решать, - заявил С. Комков. Единственная задача, которую, по словам Путина, выполнили, - это борьба с коррупцией. Однако пример с Дагестаном показывает, что уровень коррупции не только не снизился, но и многократно вырос". (Юлия Котова. Президенту доложили об успехе ЕГЭ http://gzt.ru/topnews/education/247336.html  , 03.07.2009.

О чём не сказал министр

Между тем, А. Фурсенко имел возможность сказать Президенту совсем другие слова. Например, о том, что в 2009 году, вместо единых, в школах прошли раздельные аттестационные и приёмные экзамены. В вузах к этому добавились собственные экзамены или собеседования. Иначе говоря, вопреки принятому Закону, вместо единых экзаменов в 2009 г. возникло удвоенные и утроенные экзамены.

Он мог бы также сказать Президенту РФ, что введение принудительных государственных экзаменов в образовательных учреждениях не характерно для большинства по-настоящему демократических государств. Также министр мог бы добавить, что в ЕГЭ уже давно нет экзамена, в нормальном смысле этого слова. Там используется эклектическая смесь форм и методов оценивания, которая в силу ошибочной конструкция обречена быть некачественной и затратной. А потому весь замысел и исполнение ЕГЭ - это своеобразная фикция, не имеющая отношение к реальным проблемам образовательной деятельности. Но эту правду министр точно не сказал. А должен был бы.

Мнение комиссии при СФ не совпадает с мнением министра

Cейчас готовится доклад Общественной комиссии при Председателе Совета Федерации С.М. Миронове по вопросам проведения ЕГЭ. Мнения большинства членов комиссии относительно ЕГЭ, высказанные ими на предварительных заседаниях, во многом не совпадают с мнением министра образования и науки.

С тех пор, как феноменом ЕГЭ заинтересовались в Совете Федерации, в этом министерстве началась активная работа на опережение выводов комиссии. Первым шагом стало закрытие многолетнего и бесплодного эксперимента по ЕГЭ. Логика проста: нет эксперимента, нет и проблем. Но эта логика легковесная и обманчивая. Проблемы ЕГЭ остались, они продолжают волновать значительную часть социума, их действительно, как говорит В.В. Путин, надо было своевременно решать.

Попытка совмещения несовместимого

Бывшее правительство под руководством М. Касьянова некритически восприняло предложение бывшего министерства образования РФ о проведении в стране ЕГЭ. В Постановлении Правительства РФ № 119 "Об организации эксперимента по введению единого государственного экзамена", от 15.03.2001г. N1033 было написано: "Принять предложение Министерства образования Российской Федерации о проведении эксперимента по введению единого государственного экзамена, обеспечивающего совмещение государственной (итоговой) аттестации выпускников ХI (ХII) классов общеобразовательных учреждений и вступительных испытаний для поступления в образовательные учреждения высшего профессионального образования (http://www.ege.ru/prikaz119.html .

В Министерстве верили, что совмещение возможно, но не знали, что это можно делать только некачественно. Обеспечивать некачественное совмещение можно столько, на сколько хватит денег в госбюджете, а качественно это делать нельзя вообще. В течение восьми лет официоз бездоказательно твердил об успехах единого, совмещённого экзамена.

"В результате эксперимента, - написано в документе Рособрнадзора, - доказана принципиальная возможность совмещения государственной (итоговой) аттестации выпускников XI (XII) классов общеобразовательных учреждений и вступительных испытаний в ссузы и вузы в форме ЕГЭ, а также эффективность выбранной организационно-технологической схемы проведения ЕГЭ. (Федеральная служба по надзору в образовании и науке. Стратегические цели и тактические задачи Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки. http://www.obrnadzor.gov.ru/strategy 23.03.06.

Восемь лет экспериментирования показали, наконец, ложность идеи совмещения двух экзаменов. Совмещение двух экзаменов в одном - ошибка государственного масштаба.

Многие авторы, опираясь на педагогическую науку и на теорию педагогических измерений, с первых дней государственной затеи с ЕГЭ утверждали о невозможности качественного совмещения этих двух экзаменов. Потому что различны цели и педагогическое содержание этих экзаменов, уровни подготовленности испытуемых, не говоря уже о критериях оценки, которые отличаются как небо от земли. Но Правительства РФ всех прошлых составов это мнение специалистов самоуверенно игнорировали.

Поэтому не случайно ошибочное мнение о возможности качественного совмещения различных экзаменов в одном перекочевало в те положения Закона об Образовании, которые связаны с ЕГЭ. Так возник миф о том, что используемые в ЕГЭ т.н. контрольно-измерительные материалы (КИМы) позволяют совместить государственную итоговую аттестацию выпускников общеобразовательных учреждений со вступительными испытаниями в учреждения среднего и высшего профессионального образования.

Правительство и доминирующая в Госдуме партия "Единая Россия" восемь лет пытались доказать, за счёт госбюджета, возможность проведения единого совмещающего экзамена, но ничего путного из этого не получилось. (Подробнее см. в публикации автора этой статьи на сайте http://viperson.ru/wind.php?ID=550135&soch=1 ).

Все теоретические положения и эмпирические факты свидетельствуют в пользу именно такого вывода, а не мифа, втиснутого в закон. Нет ни одного реального факта в пользу возможности качественного совмещения, в то время как доказательств некачественного совмещения и нарушений - много.

Раздвоение  единого  госэкзамена

В 2009 году, когда статью Закона об Образовании относительно единого госэкзамена надо было выполнять в обязательном порядке, единый экзамен, неожиданно для всех, раздвоился. Все единые госэкзамены, вопреки принятому Закону РФ, в Министерстве образования и науки разделили на два уровня - аттестационные для выпускников школ и приёмные для абитуриентов вузов. Как единый экзамен, в настоящем смысле выделенного слова, он без всякого шума, в 2009 году незаметно исчез. Название осталось, деньги выделялись, но единая сущность госэкзамена испарилась.

В итоге таких странных манёвров положения Закона "Об Образовании" относительно совмещающего ЕГЭ повисли в воздухе. Государственную аттестацию выпускников школ провели на основе только двух экзаменов, по русскому языку и математике, что оказало разрушительный эффект на процесс объективной и всесторонней аттестации, и на отношение учащихся к остальным учебным дисциплинам. По всей стране нашли примерно 30-40 тысяч выпускников школ, которым решили не выдавать аттестат зрелости. Точной образовательной статистики в России нет уже давно.

Это довольно много, хотя министр сообщил, что неудачников оказалось меньше, чем ожидалось. И это тоже было подано им, как успех ЕГЭ. Жаль, что министру не пришла в голову мысль о его личной виновности, виновности ведомства и государства перед теми выпускниками школ, которых в Министерстве решили притормозить уже после проведения экзаменов. А это не принято делать ни в одной стране мира, с этической точки зрения. Критерии должны быть приняты до проведения экзаменов. Государство и уполномоченные им лица взялись научить пострадавших, но за все 11 лет обучения не справились с такой задачей. Так кто виноват?

Остальные экзамены были срочно перенацелены для приёма в вузы. Шесть категорий абитуриентов были освобождены от сдачи ЕГЭ в 2009 г. Во многих престижных вузах пришлось срочно вводить свои приёмные экзамены, значимость которых при приёме фактически оказалась выше государственных экзаменов. Где министр увидел успех "единого" на словах, но фактически раздвоенного госэкзамена? В 2009 году из аббревиатуры "ЕГЭ" буква "Е" фактически слетела. Теперь там остались только две буквы - "ГЭ".

В случае с ГЭ мы имеем дело с настоящей общественной проблемой, которая вместо решения имеет тенденцию к обострению. Именно на это указывает рост социального напряжения в сфере образования. Общественная проблема определяется в литературе как форма существования и выражения противоречия между уже назревшей необходимостью определенных общественных действий и недостаточными ещё условиями её реализации.

Продолжающаяся нелегитимность ЕГЭ

Несмотря на ряд принятых юридических норм, ЕГЭ был и остаётся нелегитимным. Сейчас в Законе об Образовании (статья 15, пункт 4.1) написано: "Единый государственный экзамен представляет собой форму объективной оценки качества подготовки лиц, освоивших образовательные программы среднего (полного) общего образования, с использованием заданий стандартизированной формы (контрольных измерительных материалов), выполнение которых позволяет установить уровень освоения ими федерального государственного образовательного стандарта среднего (полного) общего образования".

Нет никаких данных, свидетельствующих об объективности результатов этого экзамена. ЕГЭ породил удивительный правовой казус, суть которого заключается в том, что Закон РФ утверждает объективность метода, которая ничем не подтверждается. Напротив, есть данные, которые однозначно указывают на необъективность этого экзамена.

Автор этой статьи с первых дней эпопеи обращал внимание на отсутствие какой-либо научной концепции, которая была бы положена в основу ЕГЭ. Кроме того, публично обращалось внимание на отсутствие правдивых публикаций по реальным результатам этого экзамена и на отсутствие содержательной основы для разработки ЕГЭ, на ненадёжность и несправедливость этого экзамена, на очень высокий уровень погрешности индивидуальных результатов испытуемых. По таким данным принимать решения относительно социального и профессионального развития личности принимать нельзя. Всё было тщетно. Им чиновники разрешали эту критику игнорировать - вот в чём вопрос. Итог такой образовательной политики мог быть только плачевным.

Задания т.н. стандартизованной формы имеют множество дефектов - логических и содержательных, ответы во многих случаях угадываемые. В первой части ЕГЭ примерно одна четвёртая часть заданий может быть, по вероятности угадана теми испытуемыми, которые отвечают наугад. И такой метод в министерстве, не моргнув глазом, продолжают считать "объективным".

Ещё одна проблема состоит в том, что узаконенного стандарта в России на сегодняшний день не существует. Возникает парадоксальная правовая ситуация: выпускники 2008/09 учебного года должны будут на выходе из школы соответствовать неким требованиям, которые не сформулированы. Более того, в правовом смысле вся процедура ГЭ в 2009 году была построена вокруг не существующего пока Федерального государственного образовательного стандарта, результаты освоения которого, как мы знаем, согласно закону и проверяет обязательный ЕГЭ.

Совместными усилиями Верховный Суд, Генпрокуратура, Минюст и Минобрнауки отбились, пока что, от судебного иска родителей о нелегитимности проводимого ЕГЭ. Но похоже, что если Правительство РФ не умерит свои амбиции, дело о ЕГЭ может доплыть до Международного суда в Страсбурге.

Вред от ЕГЭ

В течение всех восьми лет эксперимента с разрешения Минобрнауки и Минюста всем двоечникам страны ставились т.н. «халявные» тройки, всем тем, кто приходил на ЕГЭ и заполняли пустые экзаменационные бланки. И этого одного только факта явки на экзамен  хватало для выставления им тройки. Никто не посчитал ущерб, нанесённый стране от такого удивительно антиобразовательного совместного решения двух министерств. В 2009 году упомянутое решение, было, наконец, отменено.

После проведения государственного экзамена выпускников школ в Министерстве образования определили допустимый процент тех, кого можно лишить аттестата зрелости. Но так не делается ни в одной стране мира. По министерским критериям, гений русской литературы Александр Пушкин, не знавший математики, живи он в 2009 году, был бы быстро лишён аттестата зрелости.

Не поддаётся исчислению вред от ЕГЭ, нанесённый педагогическому процессу. Восемь лет проведения этого экзамена изменили учебный процесс, подчинили его сдаче ЕГЭ. Последний превратился в универсальный показатель, главный критерий успеха учащихся, учителей, школ, городов и субъектов РФ. Собственно образовательную деятельность заменило стремление сдать ЕГЭ.

Когда ЕГЭ ещё только замышлялся, автор этой статьи предупреждал, что такой экзамен может способствовать появлению целого поколения людей с так называемым конвергентным мышлением, нацеленным на поиск однозначного ответа. В то время как новое время предъявляет повышенный спрос к кадрам, обладающим противоположным, дивергентным типом мышления, способствующим поиску нескольких вариантов решения проблем, жизненных и учебных. (Единый государственный экзамен или это вещь будет станет посильнее Фауста Гёте. http://www.ug.ru/00.49/t25.htm ).

Безотчётно и без видимых положительных результатов на проведение "эксперимента" были затрачены огромные средства государственного бюджета - порядка 3,5 миллиарда рублей. Эти деньги нужны сфере образования, но они тратятся на антиобразовательную, по существу, деятельность.

Принудительность ЕГЭ

Идея принудить школьников лучше учиться угрозой проведения государственного экзамена имеет корни в старой немецкой педагогике. Однако международный педагогический опыт, особенно современный, показывает, что в наше время принуждение приносит больше отрицательных результатов, чем положительных. Эти результаты предвидел замечательный русский педагог и хирург Николай Пирогов. "Я почти ежедневно убеждаюсь из опыта, что экзаменационное направление ... не приносит никаких благих результатов. Оно вредно, возбуждает наклонность в учащихся учиться для экзамена, а не для науки", - писал замечательный русский педагог и хирург Н.Я. Пирогов. Избр. пед. соч. М.1952. - С. 219-220.

Решение образовательных проблем посредством усиления государственного надзора может возникать только в условиях целенаправленного ослабления общественных органов управления образованием. Одним из примеров такого ослабления - проведение ЕГЭ под руководством министерства; последнее проверяет результаты своей же работы, что нельзя признать правильным.

Опыт и история всех стран с образованным населением убеждают, что образовательные проблемы адекватно могут решаться на основе соблюдения законов и существенной автономности образовательных учреждений. Министерский ЕГЭ вошёл в сильное противоречие с общественной составляющей образовательной деятельности в стране.

Ни в одном подлинно демократическом государстве контроль знаний не принято рассматривать как проблему государственную. Она всюду общественно-профессиональная, но государство стоит на страже прав граждан. У нас случилось наоборот, и в этом заключается одна из уникальных особенностей ЕГЭ. Вместо усиления роли общественности в образовательной деятельности, страна попятилась к усилению госнадзора.

Рухнувшие надежды

По окончании т.н. "эксперимента по введению ЕГЭ" многие стали понимать, что, по существу, ЕГЭ не оправдал ни одной надежды.

Этот экзамен не стал:

- средством борьбы с коррупцией и гарантом равенства возможностей в доступе к качественному высшему образованию, как мыслилось ранее;

- средством улучшения образования, как полагали в бывшем министерстве образования;

- качественным методом контроля знаний выпускников школ и объективного приёма в вузы, как надеялись в Рособрнадзоре.

Напротив, ЕГЭ стал:

- средством дальнейшей деградации образования;

- превращаться в линию размежевания между обществом и государством;

- источником значительных растрат бюджетных и заимствованных за рубежом средств;

- полем для коррупции, которая лишь переместилась с традиционного вузовского уровня на школьный. Не обеднели и организаторы ЕГЭ, покупатели и продавцы дорогостоящей зарубежной техники и секьюрпаков, организаторы тысяч различных комиссий, издатели книг и пособий по подготовке к ЕГЭ, частные компании, обслуживающие ЕГЭ - все они выступают за продолжение госэкзамена.

Причины деградации образования в России

Первая и главная причина деградации качества образовательной деятельности в РФ - это ошибочная ведомственная образовательная политика, практически полностью заменившая собой в последние годы государственную образовательную политику.

В течение длительного времени ведомственная образовательная политика опиралась на дискредитировавшие себя монетарные и бюрократические методы управления. Доминирование ведомственной образовательной политики над общественной и государственной политикой является, по западным социально-политическим меркам, весомым признаком недостаточного качества управления образовательной сферой.

Вторая причина ухудшения качества образования в стране - это некачественные формы и методы (на бюрократическом языке - инструменты и механизмы) осуществления ведомственной образовательной политики в стране. Самыми худшими из таких механизмов стали ЕГЭ, КИМы ЕГЭ и т.н. государственные именные финансовые обязательства (ГИФО). На самом деле это инструменты ошибочной монетарной политики уменьшения обязательств Правительства РФ по полноценному финансированию образовательной деятельности в стране.

Перспективная форма управления образованием

Самой перспективной формой управления образованием в стране было бы полезно признать общественно-государственное управление. На примере критики некачественного ЕГЭ у Общественной комиссии СФ есть редкий шанс убедить Президента и Правительство РФ в необходимости перехода, по примеру большинства стран мира, от преимущественно государственных форм управления образованием к общественно-государственным формам.

Национальный проект "Образование" фактически стал первой попыткой апробации новых форм управления образованием, при которых бюрократически задуманный и организованный ЕГЭ в нынешнем варианте был бы невозможен. (См. подробнее: Вадим Аванесов. Национальный проект "Образование" как форма перехода от государственного к общественно-государственному управлению образованием. Сайт viperson.ru . Напомним, что до сего дня так и не появилось вразумительной концепции ЕГЭ, нет официальной информации о качестве (а точнее, о некачественности) ЕГЭ, нет реальных отчётов по политическим, экономическим, образовательным, социальным и психологическим результатам т.н. эксперимента по "введению ЕГЭ в штатный режим".

Отчёты ФИПИ по ЕГЭ

Опубликованные Федеральным институтом педагогических измерений (ФИПИ) отчёты по результатам проведения ЕГЭ оказались преимущественно предметно-методическими, написанными в описательном стиле, не по существу. Они представляют содержательный интерес только для узкого круга методистов-предметников по отдельным учебным дисциплинам, создающим новые партии КИМов ЕГЭ и для репетиторов, ведущих целенаправленную подготовку к успешной сдаче ЕГЭ за счёт феномена редукции  (уменьшения) объёма проверяемых знаний. Такая деятельность, как известно из научной литературы, подрывает валидность результатов педагогических измерений, порождает незаслуженно высокие оценки у тех, кто подготовлен недостаточно.

Отчёты ФИПИ не содержат информации о метрических свойствах отдельных заданий и КИМов ЕГЭ в целом, не содержат подлинного метрического анализа реальных результатов ЕГЭ, не имеют обязательных для педагогических измерений математико-статистического и программно вычислительного обоснования качества каждого задания и КИМов в целом, по каждой учебной дисциплине. Ежегодные декларации об улучшении качества КИМов ЕГЭ ничем не подтверждены. Такие отчёты не нужны даже образовательному ведомству, не говоря уже об общественности, Правительстве и стране в целом. Всё это даёт основания усомниться - являются ли КИМы ЕГЭ действительно методом педагогических измерений? (См. статью автора "Являются ли КИМы ЕГЭ методом педагогических измерений"? (viperson.ru).

По итогам применения ЕГЭ совсем нет критического анализа реальной образовательной ситуации в стране, политических и теоретических оценок положения дел, нет и гласных предложений по выводу образования из затянувшегося кризиса, которые можно и надо было сделать на огромных массивах информации, полученных за годы проведения ЕГЭ. Знают ли в стране, на каком месте находится Москва или Санкт-Петербург по итогам ЕГЭ? Эта информация не опубликована. А жаль! Это бы высветило некачественность оценок ЕГЭ.

Сложилась немыслимая для демократической страны ситуация, когда за государственный счёт "экспериментируют" чиновники, а отчёт по реальным результатам ЕГЭ вместо них должны писать члены Общественной комиссия. Это тоже зримый признак деградации чиновного управления образованием в стране.

Другие проблемы ЕГЭ

В КИМах ЕГЭ задания не параллельны по трудности, что делает их принципиально несправедливыми при оценке испытуемых в различных регионах страны. Из-за этого несравнимы результаты испытуемых вообще, не говоря уже о сравнении результатов по регионам, где используются не один и тот же т.н. "КИМ", а его неодинаковые по трудности и по содержанию варианты.

Несопоставимость вариантов

Несопоставимость вариантов - серьезный дефект метода. Его нельзя скрывать, так как он сильно вредит испытуемым, регионам и стране в целом. Минюст, по привычке, молчит и в этом случае. Уже отмечалось, что ЕГЭ не может быть государственным. Государственный экзамен может выставлять Россию как тотальное полицейско-бюрократическое государство, стремящееся к полному контролю над системой образования и своими гражданами. Ни одно государство в мире до этого ещё не додумалось. На Западе есть Национальное тестирование, независимое от государства, равно как и тестирование, которое на добровольной основе помогает школьникам выявить способности к овладению той или иной образовательной программой.

В образовании и тестировании должны  подобающее место должны занять идеи гражданского общества. В частности, это идеи открытости методов и подотчетности правительства обществу.

Тотальность и принудительность

 По замыслу, ЕГЭ должны были проходить все выпускники школ, включая тех, кто знает о своей слабой подготовленности и не собирается поступать в высшее учебное заведение. Зачем государству нужно их унижать?

ЕГЭ даёт в руки чиновников дубинку, призванную принудить учеников хорошо учиться, а мало оплачиваемых учителей - хорошо учить. Но не пора ли остановиться? Ещё в древности было известно, что... "ни одну науку не следует изучать рабски" так как "...насильственно внедренное в душу знание непрочно".

В конструкции ЕГЭ заложена очень отсталая этатистская политическая позиция, согласно которой государство управляет образованием личности. Но чем культурнее и солидарнее общество, тем менее оно нуждается в государственном вмешательстве (П. Сорокин).

Нетехнологичность и субъективизм ЕГЭ.

В ЕГЭ есть третья, нетехнологическая часть, требующая создания тысячи платных комиссий для выставления оценок. Отследить и проверить результаты работы этих комиссий практически невозможно. Не случайно, что наибольшая часть искажений приходится на эту часть.

Коммерциализм

 До недавнего времени в одной связке с ЕГЭ следовали так называемые "ГИФО" - государственные именные финансовые обязательства, главный инструмент коммерциализации. Стратегия коммерциализации образования не способствует развитию личности и не содействует укреплению Российского государства. Она разрушительна для России, так как по индексу развития человеческого потенциала Россия опустилась до 57-го места, перейдя из группы развитых в группу развивающихся стран (Доклад о развитии человека. 2004. Пер. с англ. Издано для программы развития Организации Объединенных Наций, ПРООН. М.: Изд-во "Весь Мир", 2004. -328 стр.). В результате таких "реформ" Россия уже лишилась народного образования, оно расслоилось на элитное, элитарное и массовое (Аванесов В.С. Два лика образовательной политики. "Независимая газета", 5 октября, 2000г. Подробнее: Аванесов В.С. "Куда ведут реформы образования?" Народное образование, N 5, 2001 г. стр. 26-32). Массовое образование стало деградировать. Коммерциализация запустила механизм массового засорения кадрового потенциала России.

В последние полтора десятилетия в России исчезла, по существу, подлинная государственная образовательная политика. Её место заняла ведомственная политика, с её инструментами монетарного толка.

Позиция Сергея Миронова

Позиция Председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ С.М. Миронова по вопросам проведения в России т.н. единого государственного экзамена (ЕГЭ) даёт стране шанс на объективный анализ результатов этого экзамена и на поиск подходящих форм выхода из сложившейся в стране ситуации перманентного ухудшения качества образования.

С.М. Миронов считает, что тема единого государственного экзамена продолжает оставаться одной из самых острых и спорных и, наверное, одной из самых обсуждаемых в обществе. В этой связи он считает правильным обобщить итоги не только прошедшего в 2001-2008 гг. эксперимента, но и обобщить результаты единого государственного экзамена, проведенного в 2009 году.

С.М. Миронов признаёт, что программы и работа педагога сегодня идут за ЕГЭ, а не наоборот. Это реалии сегодняшнего дня. Он считает, что сегодня очень много завязано на результатах единого государственного экзамена и понимает, какими будут последствия для образовательного процесса, для педагогов, для школ, в зависимости от результатов экзамена. (Стенограмма заседания Общественной комиссии по изучению и оценке результатов эксперимента по введению единого государственного экзамена 12 мая 2009 года).

Что можно сделать?

Идею государственного экзамена надо отставить, потому что оценка личности - не дело государства. Дело государства - защита личности, в том числе и от некачественных министерских оценок. Для эффективной борьбы с коррупцией нужен Национальный проект, объединяющий политическую волю руководителей государства, образовательные учреждения, родителей и общественность.

Зарубежный эксперт С. Баккер, давший реальную оценку ЕГЭ, призывает повысить прозрачность в руководстве ЕГЭ, в распределении ответственности и процедурах, устранить неясность - где принимаются решения и на ком лежит окончательная ответственность? Этому совету известного специалиста надо было давно внять. При нынешнем варианте проведения ЕГЭ виновных в отмеченных провалах найти будет нелегко.

Надо скорее создавать гражданские структуры управления образованием. Потому что подлинные образовательные реформы без согласованного взаимодействия учащихся, родителей, граждан, общества и государства невозможны. 


23.07.2009, 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован