10 февраля 2008
12273

Сергей ЛОМАКИН: `Многие телеведущие очень любят похныкать`

Еще раз о "Взгляде" и его команде

Интервью с Владимиром Мукусевым "На сегодняшнем телевидении для меня места нет", опубликованное в N 12/2007 "Журналиста", вызвало большой резонанс в телевизионной среде. Коллега Владимира - Сергей Ломакин рассказывает сегодня свою "Взглядовскую историю".

[img]

- Сергей Леонидович, вы пришли во "Взгляд" раньше Владимира Мукусева. Расскажите о том, как все начиналось?

- Распределение ролей тогда было таким: Анатолий Лысенко - руководитель программы, я - его заместитель. Под нами были три выпускающих редактора, каждый из которых отвечал за выпуск своей программы. Тогда "Взгляд" выходил раз в неделю - по тем временам это был очень мощный ритм. Володя Мукусев был назначен выпускающим редактором и сразу же уехал в командировку в Афганистан. В редакции он появился месяца через три и сразу же занялся подготовкой своей программы. Собственно, вся наша "предвзглядовская" суета - подготовка, бесконечная беготня, вырывание волос на голове и на прочих частях тела, споры до хрипоты - все это было без Володи. Он снимал и монтировал фильм о своей поездке в Афганистан. Талантливый, надо сказать, фильм. Идея программы действительно была подана нам сверху (из ЦК, от Александра Николаевича Яковлева) - это правда. А придумывали программу мы сами - в этот процесс уже никто не вмешивался.

- Как придумывался "Взгляд"? И кто, собственно, его придумывал?

- Нас было пятеро: Толя Лысенко, я, два выпускающих редактора - Андрей Шипилов, Стасик Ползиков и режиссер Игорь Иванов. Мы впятером пошли на ВДНХ. В какой-то кафешке между выпивкой и закуской стали бредить, то есть нести всякую чушь. Это, собственно, и называлось, создавать программу. Со стороны это, видимо, выглядело весьма экстравагантно: мы очень громко разговаривали, размахивали руками и вообще были крайне неадекватными, поэтому из кафе нас быстро выгнали, и, захватив с собой остатки весьма скромного ужина, мы пошли на берег останкинского пруда, где продолжили наше обсуждение. В итоге, в этом странном бреду родилась программа "Взгляд". Названия тогда ещё не было - мы придумали лишь саму форму.

Если честно, я не вижу здесь какой-то серьезной темы для обсуждения, не вижу никакой проблемы. "Взгляд" был, он оставил серьезный след в ТВ-истории, но он жил и умер, т. е. выполнил все свои функции. Это одна из многих телевизионных программ достаточно неординарных, любопытных, интересных, но я не считаю "Взгляд" чем-то грандиозным. Время этой программы было и прошло. Не уверен в том, что двадцатипятилетние сегодня вспомнят, что такое был "Взгляд". И, в общем-то, наверное, это правильно. Почему они должны помнить какую-то древнюю передачу?

- Древнюю передачу? Сергей Леонидович, но "Взгляд" был явлением!

- А что значит - был явлением? Явлением была перестройка, явлением в какой-то степени был "Прожектор перестройки", выходивший в программе "Время", - там работали талантливейшие журналисты, которые делали потрясающие расследования. Кстати, реакция на эти расследования была значительно более скорая и эффективная, чем реакция на сюжеты во "Взгляде". Явлением была "До и после полуночи".

По большому счету, явлением того времени было само телевидение. Заслуга перестроечного ТВ, без сомнения, принадлежит Леониду Кравченко. Его многие критикуют из-за того, что он якобы стал зажимать гласность на телевидении. Ничего подобного! Большего количества прямых эфиров, чем при Кравченко, на телевидении больше никогда не было: ни до, ни после него. То время было революционным - этим оно и интересно.

- Как вы относитесь к недавней не очень красивой истории с вручением "ТЭФИ" по случаю юбилея "Взгляда"?

- Я к этой истории тоже причастен и мне тоже в какой-то степени обидно, ведь меня, как и Володю и многих других ребят, тоже не позвали на церемонию и даже не назвали в числе создателей "Взгляда". С одной стороны, мне этот момент не очень приятен, но, с другой стороны, в моей жизни было значительно больше куда более серьезных и глубоких обид и проблем. Не назвали и не назвали - ну, что теперь сделаешь? Нужно проще к этому относиться. Я полагаю, что все это готовилось в спешке - быстрей-быстрей, как это обычно бывает, организаторам просто не хватало времени для того, чтобы вспомнить всех, кто делал "Взгляд". Вписали только тех, кого удалось вспомнить. Не назвали Мукусева, меня, Политковского, режиссеров, главных художников, операторов и многих других людей, без которых невозможно было бы производство программы. Поэтому обидно должно быть не только Володе, но и всем этим людям. Организаторам надо было выпустить какой-то небольшой буклетик, в котором были бы перечислены фамилии всех тех, кто работал над программой. Тогда бы точно никто не обиделся.

- Кто, на ваш взгляд, тогда внес во "Взгляд" наибольшую лепту?

- Наибольшую лепту, конечно же, внес Анатолий Лысенко, немалую - Эдуард Сагалаев как главный редактор нашей молодежной редакции. Да вообще, каждый участник программы, каждый её гость вносили определенный вклад. Но если говорить про творческую часть, то это, конечно же, Толя Лысенко. Он был нашим папой, всегда остающимся за кадром. Я называю его своим учителем и никогда не отрекусь от этих слов. Представляете, в 87-м году он был молодым мужчиной с черными волосами, а к концу "Взгляда" полностью поседел. Это был бешеный труд. Сколько он принимал ударов за нас - мало не покажется! Наши ведущие очень любили шашкой поразмахивать, несмотря на возможные последствия - о них тогда просто никто не думал. После эфиров начинались звонки, вызовы "на ковер". Кого? Естественно, руководителя программы, Анатолия Лысенко. И он это все выслушивал, гасил всю эту ненависть.

- Вы бы дали ему "ТЭФИ"?

- Конечно, без сомнения. Он - мотор, генератор. Я считаю, что именно он был главным во "Взгляде".

- Что вы можете сказать про ведущих "Взгляда", которые пришли с Иновещания, - В. Листьев, А. Молчанов, А. Политковский, Д. Захаров? Владимир Мукусев их недолюбливает. Как вы к ним относились раньше и как относитесь сейчас?

- Да, Володя к ним не очень хорошо относился. Не знаю, почему. Может быть, он был с ними в ссоре или между ними была какая-то ревность. Он же не был в первом эфире, а ребята были. Это его, видимо, ужасно угнетало.

Мне кажется, что это старая история, уже поросшая мхом. Мое мнение такое: ребята - профессиональные журналисты, и они изначально ими были, работая на Иновещании. Из них только один человек был журналистом по образованию - это Влад Листьев, все остальные же не были журналистами по профессии, но были журналистами по сути. Выдернуть их из Иновещания было не так-то просто. Ребят не хотели отдавать - Анатолий Лысенко улаживал эту проблему.

- Их роли в программе как-то распределялись?

- У каждого было свое амплуа, свои интересы и свои темы. Был некий расклад по образам. У Саши Политковского был образ "своего парня в толпе", парня в кепочке, журналиста-провокатора. Он прекрасно с этим справлялся. И, кстати, много потерял, когда сел в кадр, потому что он был совершенно изумителен в качестве репортера.

Влад, без сомнения, был шоуменом, это у него от природы заложено. Дима Захаров - умник, интеллектуал, знайка, много читающий и много знающий паренек, очень серьезный, никогда не улыбающийся. И сегодня, когда я вижу его по телевизору, думаю: "Дима, лучше ты не улыбайся, тебе очень идет, когда ты серьезен". Улыбка у него, по-прежнему сохранилась детской, очень непосредственной и милой.

Сашка Любимов - абсолютный плейбой, мачо. Все они очень хорошо вписывались в саму структуру, в ткань программы. Кстати, у Мукусева тоже был образ - образ бойца, пламенного революционера.

- Владимир Мукусев считает, что у него не сложилась журналистская судьба - по его словам, он запрещен в Москве уже 16 лет.

- Володя несколько лет назад на ТВ Центре прекрасным образом вел программу и был в кадре. Не понятно, почему он об этом не вспоминает?

- А как сложилась ваша журналистская судьба?

- Я никогда в жизни не говорю о том, что я не востребован или не нужен. Никогда не жалуюсь. Если меня не требуют, - значит, я не нужен, и с этим надо просто смириться.

Моя карьера была существенно надломлена из-за того, что я испортил отношения с Ельциным. В 89-м году были выборы народных депутатов СССР. Мы сделали бешено острый эфир, в котором прямо сказали о том, что в предвыборной кампании Ельцина была использована подтасовка. Тогда я стал врагом действующей власти. После этого, в 91-м году, мне пришлось брать у Ельцина уже в качестве Председателя Верховного Совета РСФСР интервью, и я, со своей взглядовской горячностью, задавал ему острые вопросы, на некоторые из них он просто не смог ответить. И тогда я стал врагом демократии и российской власти, а уж после провала путча, в августе 91-го года, на мне поставили крест и стали выгонять из всех редакций - как придет новый начальник - сразу меня увольняет. Потом, правда, разберутся, и восстанавливают.

После "Взгляда" я был ведущим программы "Время", политическим обозревателем Гостелерадио СССР, вел "Утро", "Новости" на Первом канале. В 2000 году я перешел на спутниковый канал "АСТ", после этого какое-то время был не востребован, занимался выборами, потом - дневным каналом "Дата" на ТВ Центре. Сейчас я руковожу маленькой телевизионной компанией "Север-ТВ" - мы готовим восемь с половиной часов эфира в день. Плюс у меня появился исторический проект "Кремлевские дети", он идет на канале НТВ.

- Вы - опытнейший профессионал с большим стажем. Не обидно ли вам из-за того, что кто-то из ваших коллег смог добиться большего в профессии?

- Я считаю, что могу вести сегодня любую интеллектуальную программу, например, беседу с интересным человеком. Я умею делать интервью, могу разговорить собеседника, могу также вести выпуск новостей, но в нашей стране, почему-то, считается, что "цыпленок", т. е. молодое лицо в кадре, смотрится лучше, чем лицо человека зрелого и пожившего. На Западе все наоборот - информационщики уверены в том, что новости и аналитические передачи должны вести седовласые джентльмены, а далеко не юные дамы.

Что касается амбиций, конечно, они есть у всех. Наверное, каждому начинающему тележурналисту хочется стать генеральным директором Первого канала, чего там скрывать. Кстати, Костя Эрнст когда-то работал у нас во "Взгляде" корреспондентом, а потом стал генеральным директором Первого канала. Ну и, Слава Богу, замечательно, я искренне рад за Костю - так у него сложилась судьба. А у кого-то она сложилась иначе - и ничего страшного в этом нет.

- Получается, что степень успешности каждый человек определяет для себя сам?

- Нет, определяют обстоятельства, но не надо прогибаться под эти обстоятельства. Вообще, многие телевизионные ведущие очень любят похныкать. Вот, например, Лена Ищеева страдает в гламурных журналах из-за того, что ее нет в эфире. Ничего страшного - появится. Хныкать не надо, это проявление слабости.

- Вы читали книгу Владимира Мукусева "Разбе-ремся"?

- Да, читал. Он мне подарил ее с дарственной надписью: "От благодарного ученика". Я так и не понял, почему он меня считает своим учителем? Мы пришли в молодежную редакцию примерно в одно и то же время. Он - талантливый человек и журналист, он действительно много интересного сделал на телевидении.

Я прочитал его книгу - бросилось в глаза то, что там много слов "я", "меня". Почти что на каждой строчке в огромном количестве. С другой стороны, он сам же говорит о том, что телевидение - это коллективное творчество. В книге Володя делает исключение только для Сашки Политковского - они дружили. Меня особенно удивила одна его фраза: "По итогам моих передач снимались министры и бастовали целые республики". Да, действительно, у "Взгляда" были программы, которые серьезно влияли на общественное мнение. Но чтоб из-за "Взгляда" бастовали республики? Или снимали министров? Не могу такого припомнить. Нашим героям было, без сомнения, неуютно после программ, но никто, к сожалению, никого не снимал.

Если честно, все эти межличностные проблемы кажутся мне очень мелкими. Ну, чего там, собственно, во "Взгляде" было делить? Нечего там было делить. У каждого ведущего был свой эфир - ну, и делай в своем эфире то, что ты хочешь - получай свою долю славы. И все!

У меня даже особой обиды нет из-за того, что меня не позвали и не упомянули. А то, что один Саша Любимов из всех ведущих вышел получать премию "ТЭФИ" - да на здоровье! В чем проблема? Кстати, Саша Любимов, единственный из всех нас, кто был организатором десятилетия "Взгляда", более того, он каждый год собирал "взглядовскую" вечеринку. Мы все встречались и были безумно счастливы.

- Вы общаетесь с Владимиром Мукусевым сейчас?

- Очень редко. К сожалению, после "Взгляда" все разлетелись кто куда. Мы не были бригадой.

- Что вы подразумеваете под бригадой?

- Дружбу. Мы были просто соратниками, сотрудниками, товарищами, то есть командой, но не друзьями, к сожалению.

Беседовала Мария ВЛАДИМИРОВА.


У каждого из тех, кто вёл программу "Взгляд", было своё амплуа: шоумен, плейбой, парень из толпы, интеллектуал, революционер.


Владислав ЛИСТЬЕВ



Александр ЛЮБИМОВ



Александр ПОЛИТКОВСКИЙ



Дмитрий ЗАХАРОВ



Владимир МУКУСЕВ


Интервью с В. Мукусевым (N 12 /2007) комментирует Анатолий ЛЫСЕНКО, президент

Международной академии телевидения и радио

- В вышедшем интервью с Владимиром Мукусевым мне не понравилось пренебрежительное отношение Володи к ребятам - ведущим "Взгляда". Говорить плохо про ребят - несправедливо.

Что касается самой программы, могу сказать, что взаимоотношения в коллективе всегда были весьма непростыми и неоднозначными. Несомненно, была ревность - Володя к ребятам ревновал. Их приход с самого начала вызвал в нем раздражение - он как человек честолюбивый хотел быть ведущим сам. Володя - очень способный и талантливый человек, но у него тяжелый характер.

Я согласен с Володей по поводу того, что последняя церемония "ТЭФИ" была не очень красивым мероприятием. Многие из тех, кто делал "Взгляд", не были названы, например, Стас Ползиков, Андрей Шипилов, Сергей Ломакин, Лена Саркисян, Марина Лозовая - это обидно.

МНЕНИЯ РЕДАКЦИИ И АВТОРОВ МОГУТ НЕ СОВПАДАТЬ. АВТОР ОТВЕЧАЕТ ЗА СОДЕРЖАНИЕ СВОЕЙ ПУБЛИКАЦИИ

"Журналист" N2, 2008, с. 50
www.journalist-virt.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован