Эксклюзив
21 августа 2009
4678

Юлия Юшкова-Борисова: Сексизм как проблема на пути решения демографического вопроса

О демографической ситуации в России за последнее время написано достаточно много. В последние годы внимание не только ученых, но и политиков, вплоть до самого высокого уровня, было привлечено к этой проблеме. Были приняты определенные меры: введены выплаты материнского капитала, развернута пропаганда материнства, местными властями оказана поддержка детским садам и т.д. Однако сам факт снижения рождаемости, отказа, как женщин, так и мужчин, от широкого воспроизводства собственного рода, требует дальнейшего осмысления и изучения.

Вполне возможно, что дело в том, что измененная окружающая среда, сформировавшаяся новая реальность, новые способы производства, новые формы товарного продукта породили отличное от прежних веков распределение труда между полами, что автоматически повлияло на экономические отношения между мужчиной и женщиной. Возникли новые формы брака, например, так называемый "гражданский брак", не предусматривающий какой-либо его регистрации, и не накладывающий после его расторжения имущественных обязательств на партнеров. Контрацепция почти окончательно похоронила прежнюю патриархальную брачную модель, предусматривающую обязательную девственность невесты и желательную девственность жениха.

Способность женщины участвовать в производительном труде и содержать не только себя, но и своих детей, обусловила разрешение разводов и даже сделала их нормой жизни, что нанесло второй и решающий удар по патриархальному браку.

Тем не менее, поскольку изменение культурно-ценностных ориентаций в последнее время не поспевает за изменением окружающей среды, большинство человеческих индивидуумов, в том числе и наделенных властью, принимающих решения, в вопросах межполовых отношений руководствуются устаревшими смыслами и представлениями. Неверная оценка межполовой ситуации, прямо влияющей на демографическую, делает невозможным их контроль и улучшение.

В последнее время, очевидно, в качестве стрессовой реакции на изменения, в обществе происходит идеализация уже (за редким исключением) не существующей патриархальной семьи. Семье с главенствующей ролью мужчины приписывается, в качестве обязательных черт, устойчивость и благосостояние при многодетности. Возвратом к патриархальной этике, к "домашней" жизни женщин определенные общественные слои надеются поднять рождаемость: "И все равно семья должна быть для женщины важнее работы. Если у вас есть внутренняя потребность в работе и при этом есть время - найдите работу. Но помните, что мать в семье никто не заменит - ни няня, ни бабушка. Так что пусть ваша работа или какое-то иное дело подчиняется общему течению жизни вашей семьи" (1).


На мой взгляд, это тупиковый путь, во-первых, потому, что в сегодняшней кадровой ситуации страна не может себе позволить класс неработающих женщин-домохозяек, равно как и расширение слоя женщин, работающих, но не стремящихся к карьерному росту. Если эти слои сформируются, то существующая нехватка кадров (которая и заставила задуматься о демографии) перейдет в хронический кадровый голод, мотивация же занятых работников к профессиональному росту упадет вместе со снижением конкуренции работников за рабочее место, что самым негативным образом повлияет по процессы производства. Во-вторых, ожидаемого всплеска рождаемости может не наступить. В ситуации классической патриархальной семьи прошлых веков рождение детей было фатальным следствием половой жизни, и было поддержано также религиозными запретами на контрацепцию как таковую. В сегодняшние дни, при наличии контрацепции, отказ женщины от работы вне дома не означает ее автоматического согласия на рождение нескольких детей. К тому же современные ревнители старины забывают, что патриархальная многодетная семья способна быть привлекательной только при полном запрете разводов, защищающем женщину, постаревшую и увядшую в процессе рождения детей и ухода за ними, от одинокой и нищей старости.

А в реальности сегодняшнего дня патриархальный уклад семьи принимает довольно неприятные формы, которые можно назвать "псевдопатриархальными" или даже "продажно-патриархальными". В семьях такого типа женщина не работает в производительной сфере, но она не работает и дома. Кардинально этот тип семьи от патриархальной отличается тем, что в брак вступают экономически неравные люди. В реально патриархальной семье женщина вступала в брак со своим имуществом, за ней давали приданое, в современности же ярко выраженные "бесприданницы" претендуют на богатых женихов. В процессе первого этапа исследования "Профориентация молодежи: реальная и необходимая", проводимого Экспертным центром "Мера" при грантовой поддержке Фонда кадрового резерва "Государственный клуб" в 2008-2009 гг., респондентка экспертного опроса (женщина, образование высшее, представитель работодателя) так охарактеризовала эту тенденцию: "С молодыми женщинами сейчас вообще беда. Я считаю, что СМИ их развратили и сформировали совершенно неадекватный уровень ожиданий от жизни. Женщины у нас, как правило, хотят сидеть дома и ничего не делать. Ладно бы за этим стояло желание растить детей...Они просто хотят ничего не делать...Формируя пол, желающий только потреблять, мы лишаемся, как система и как государство, нормального жизнеспособного населения". Можно назвать это явление "барбизацией женщин", по имени куклы Барби, долгое время считавшейся эталоном женской привлекательности и сексуальной успешности.

В целом взгляды на отношения между полами базируются на нескольких заблуждениях патриархально-сексистского характера. Причем подобный сексизм свойственен не только мужчинам, но и женщинам. Несмотря на то, что образ жизни полов все более унифицируется, притом, что маркировка "унисекс" на духах и других предметах потребления уже никого не шокирует, приписывание тех или иных свойств человеку только в зависимости от его пола все еще широко распространено.

Первое сексистское заблуждение, распространенное в российском обществе, заключается в том, что женщина якобы в большей степени стремится к семье, чем к работе.

Это не совсем верно, особенно для молодой возрастной группы. По данным исследования Института комплексных социальных исследований РАН, Российского независимого института социальных и национальных проблем, подготовленного в сотрудничестве с Представительством Фонда имени Фридриха Эберта в РФ "Женщина новой России: какая она? Как живет? К чему стремится" еще в 2002-м году, для средней россиянки "семья и дети имеют очень важное, но все же не подавляющее значение" (2).


Можно назвать это явление "барбизацией женщин", по имени куклы Барби, долгое время считавшейся эталоном женской привлекательности и сексуальной успешности.

В целом взгляды на отношения между полами базируются на нескольких заблуждениях патриархально-сексистского характера. Причем подобный сексизм свойственен не только мужчинам, но и женщинам. Несмотря на то, что образ жизни полов все более унифицируется, притом, что маркировка "унисекс" на духах и других предметах потребления уже никого не шокирует, приписывание тех или иных свойств человеку только в зависимости от его пола все еще широко распространено.

Первое сексистское заблуждение, распространенное в российском обществе, заключается в том, что женщина якобы в большей степени стремится к семье, чем к работе.

Это не совсем верно, особенно для молодой возрастной группы. По данным исследования Института комплексных социальных исследований РАН, Российского независимого института социальных и национальных проблем, подготовленного в сотрудничестве с Представительством Фонда имени Фридриха Эберта в РФ "Женщина новой России: какая она? Как живет? К чему стремится" еще в 2002-м году, для средней россиянки "семья и дети имеют очень важное, но все же не подавляющее значение" . Цели, связанные с личностным аспектом жизни (друзья, своя квартира, интересная работа), опережают цели, связанные с семейными ролями женщин. Причем эти цели оказались на первых местах даже в самой старшей из обследованных возрастных групп (41-50 лет). Но одновременно было выявлено, что "распространенный стереотип о том, что женщины, ориентированные на работу и карьеру, в меньшей степени заинтересованы в создании семьи, оказался ошибочным. Как выяснилось, женщины всех типов считают семью очень важной стороной своей жизни. Что же касается женщин, ориентированных на карьеру или на интересную работу, то 95% их имеют в числе своих жизненных целей ориентацию на создание счастливой семьи" (3).

То есть для средней россиянки и работа и семья имеют практически одинаковое значение. Причем "большинство молодых россиянок хотели бы сделать карьеру, попасть в определенный круг людей, иметь собственный бизнес". Исследователи особо обратили внимание на "своеобразие жизненных целей самой юной части опрошенных женщин - 17-18 лет. Каждая тринадцатая представительница данной возрастной группы не стремится в жизни к тому, чтобы создать счастливую семью, и каждая десятая - к тому, чтобы воспитать хороших детей. Более того, почти каждая двенадцатая девушка этого возраста не стремится в своей жизни встретить настоящую любовь. Однако при всем том 98,4% этой группы хотят иметь надежных друзей, получить интересную и престижную работу". Сейчас эта описанная в 2002-м году возрастная группа достигла возраста 23-24-х лет.

Закрепление существующей тенденции показало исследование "Поколение-XXI: структура и среды достижительных стратегий", проведенное в 2007-м году Фондом социальных и маркетинговых исследований г. Калининграда совместно с Фондом "Общественное мнение" при поддержке Фонда кадрового резерва "Государственный клуб" (более пяти тысяч человек от 16 до 25 лет) (4).

Подавляющее большинство и юношей и девушек стремятся, прежде всего, к личностной реализации, как работника, специалиста, несколько откладывая свою реализацию как родителей.

В этом нет ничего удивительного. Ранее у женщины в силу биологических и социальных причин не было возможности проявить себя как работника, и она появилась относительно недавно. Общее резкое снижение смертности, увеличение продолжительности жизни позволило не спешить со вступлением в брак, резкое снижение детской смертности, связанное с развитием медицины и фармакологии дало резкое сокращение количества родов. Теперь для того, чтобы иметь в зрелом возрасте двух-трех детей не надо вынашивать, рожать и терять из-за болезней семь-десять ребятишек. Свобода от этих "непродуктивных" беременностей дала женскому интеллекту "гормональную свободу". Еще в конце 90-х годов анестезиолог Лондонской королевской военно-медицинской школы, доктор Анита Халдкрофт, обнаружила, что женский мозг уменьшается во время беременности на 3-5 %, что влияет на память. В экспериментах более 70% женщин имели трудности в усвоении новой информации на девятом месяце беременности: их эффективность снижалась на 15-20%. Но через 6 месяцев после родов мозг возвращался к норме (5).


Исследования же последних лет, в частности Крега Кинсли (Craig Kinsley), из Ричмондского университета и профессора Келли Ламберта из колледжа Рэндольф-Макон говорят о том, что во время беременности умственные функции ухудшаются лишь временно, что это связано лишь с перестройкой мозга, который тоже готовится к материнству. В целом наблюдается позитивный эффект от рождения ребенка, связанный с изменениями размера и формы отдельных зон мозга, что связано с высвобождением гормонов, а также с активизацией структур мозга (6). Однако те же исследователи указывают, что большинство матерей в первое время после родов слишком истощены, чтобы активно использовать свои новые умственные способности, к тому же их наличие замаскировано неизбежным недосыпанием. Австралийские же ученые (Helen Christensen, Австралийский национальный Университет), не зафиксировали реальное сокращение интеллектуальных возможностей, но зафиксировали жалобы женщин на память (7).

Женщина патриархальной семьи, перманентно беременная, в силу абсолютно естественных причин вполне соответствовала поговорке "Волос долог - ум короток". Ее мозг мог получить свое развитие лишь в период климакса, который сопровождался постепенным угасанием жизни, обусловленным накоплением в организме инфекций и хронических заболеваний.

Теперь же, когда одновременно с сокращением смертности, сокращением количества беременностей пришло увеличение продолжительности жизни, причем за счет увеличения продолжительности юности и молодости, у женщин впервые появилась возможность развиться в полноценного работника. К тому же, как уже говорилось выше, изменился и сам характер производства, во многом исключивший тяжелый физический труд, что опять же сделало женщину равноценной мужчине в труде.

В последние десятилетия упор в вопросе стимуляции деторождения делался на высвобождение женщин от работы в период беременности и ухода за ребенком. Казалось бы, мера правильная в существующей тенденции. Однако это не совсем так.

Сейчас женщина, рабочее место которой досталось ей в конкурентной борьбе наравне с мужчинами, боится его оставить. Как показал экспертный опрос работодателей в рамках исследования "Профориентация молодежи: реальная и необходимая", проводимого Экспертным центром "Мера", сейчас на три положенных по закону года уходят лишь женщины, занятые на не высоких должностях или слабо развивающихся производствах. При современных темпах изменения технологий - производственных, управленческих, научных - работник, будь то мужчина или женщина, не сможет трудиться на прежнем рабочем месте после нескольких лет отсутствия: "Что касается отпуска по уходу за ребенком, в последнее время существует практика досрочного выхода...Очень высок темп организационных преобразований. Если женщина уходит на такой продолжительный срок, то жизнь (естественно, не законодательство) не гарантирует ей ее востребованность по прошествии этих трех лет...

Например, девушка, которая работала в кадровом отделе, просидев в отпуске три года, вышла на работу и через два месяца ушла по собственному желанию, поняв свою некомпетентность на сегодняшний день", (женщина, высш. обр., представитель работодателя, телекоммуникационная компания); "до трех лет-то они сидят, мало кто выходит. Бухгалтера у нас выходят в полтора года, кто заинтересован...Вот одна девушка, я вам скажу пример, была у нас переаттестация рабочих мест месяц назад...Пришла из декрета - пришлось понизить разряд, с пятого на четвертый", (женщина, высш. обр, представитель работодателя, сувенирное производство)(8) .

Дошкольные же учреждения, дошедшие до нас почти в том же виде, в каком они задумывались в тридцатых годах, уже не соответствуют современным родительским требованиям. При существующих там формах содержания детей и нормах санитарии, они оказываются уязвимыми для инфекций, особенно респираторно-вирусных, получивших в последнее время широчайшее распространение в связи с развитием систем транспорта.

Причем практически исчезли ясли, куда принимали детей младенческого возраста.

Насколько учреждения по уходу и воспитанию детей социально необходимы, можно судить по развитию такой коммерческой сферы как услуги нянь и гувернанток.

Если же женщина стеснена в средствах и не может позволить себе нанять няню, а здоровье ее ребенка не позволяет ему посещать сад, ее отлучка может растянуться на несколько лет. Если карьера специалиста и сможет пережить один трех-пятилетний перерыв, то два, три перерыва - однозначно нет. Женщина, стремящаяся к самореализации как личность, как специалист, сознательно выбирает малодетность - один, максимум два ребенка.


Можно говорить о "маскулинизации" женщин, но можно говорить и о современном преломлении традиционных российских тенденций. Женщина в российской производственной культуре всегда работала практически наравне с мужчиной.

Расположение больших территорий страны в зоне рискованного земледелия, сокращенный, в связи с холодным климатом, период сельскохозяйственных работ, их высокая интенсивность, вынуждали женщину быть не просто помощницей мужчине, а практически, за исключением отдельных видов работ, полноправной участницей сельскохозяйственного труда. Отсюда вытекало и финансовое положение женщины в браке, когда экономическая база молодой семьи складывалась из имущества как мужа, так и жены, ее приданого, которое она копила, производила сама (в крестьянских семьях) практически с детских лет, что, в свою очередь, обусловливало и положение женщины в семье, отличное, например, от ее положения в азиатских странах, где распространена традиция выкупа невесты. (В этой связи как раз тенденция "барбизации", ориентированной на союз имущественно несостоятельной женщины с состоятельным мужчиной является совершенно чужеродной российским обычаям. Ранее бесприданницы шансов на счастливое супружество практически не имели).

В реальной патриархальной российской семье женщина тянула две лямки, сочетая производительный труд с вынашиванием, рождением и воспитанием детей. Контрацепция предоставила современной женщине возможность сбросить одну, и, поскольку рождение детей в краткосрочной перспективе не приносит экономической выгоды, в отличие от труда, но даже, напротив, финансовые убытки, она вполне логично, сделала выбор в пользу трудовой занятости. Малодетная российская семья, во главе которой стоит амбициозная, работающая женщина - закономерное российское явление.

Второе сексистское заблуждение, причем широко распространенное в обществе в целом, - преувеличение положительной эмоциональной роли детей. Миф о том, что ребенок в первые годы жизни приносит матери большие положительные эмоции, сплошное "счастье материнства", приводит к глубоким разочарованиям молодых женщин, от которых они не всегда могут оправиться до такой степени, чтобы пройти это испытание вторично.

На самом деле для очень многих женщин это тяжелый период, когда гормональные колебания во время беременности, родов и кормления грудью, скачки интеллектуальных возможностей, помноженные на хроническое недосыпание, монотонность и однообразие работы по уходу за ребенком приводят к тоске и послеродовой депрессии. Современная женщина, ориентированная на здоровье, на физическую полноценность, не всегда готова к таким жертвам.

Миф о неотступности материнского счастья подкрепляется мифом о том, что ребенок скрепляет отношения родителей. Между тем психологи утверждают, что время рождения ребенка - одно из самых напряженных для семьи. "Рождается ребенок - опять кризис, потому что возникают новые роли: как быть родителями, как распределить функции, как договориться. Если есть факторы, вызывающие тревогу, например, нездоровый ребеночек, значит, опять мы имеем дело с третьим членом супружеской диады, тревогой, которая парализует, мешает свободе и легкости адаптации" (9).

Сам факт рождения детей сейчас начинает носить иной характер. В патриархальные времена дети нужны были в качестве будущих кормильцев. Сейчас эту функцию выполняют пенсионные накопления и другое имущество, количество которого уменьшается обратно пропорционально количеству выращенных детей.

Если раньше, в силу фатальности рождаемости, дети были следствием любви, или, во всяком случае, страсти, то сейчас ситуация в корне переломилась и скоро развернется с точностью до наоборот. Контрацепция отделила процесс сексуального удовлетворения от процесса деторождения. Деторождение становится актом обдуманного и спланированного действия. И чем более холодно и рассудочно пара подойдет к зачатию - тем более здоровыми будут ее дети (заблаговременное обследование, сдача анализов, прием в период зачатия специальных витаминных препаратов и т.д.).

Под давлением медицинских открытий происходит еще одно очень важное изменение: мужчина становится все менее и менее нужен для деторождения. Свобода половых отношений уже избавила женщину от необходимости искать законного мужа для рождения детей. Технология искусственного оплодотворения вообще свела роль мужчины к производству и сдаче семенного материала (нужен не мужчина как личность и даже как тело, а лишь выделения его тела, его семенной продукт).

Связка любовь-брак-дети распалась. Брак (официальный) уже может не являться следствием любви, дети не являются автоматическим следствием брака, и тем более следствием любви. В ситуации ненадежности брака, возможности оставления мужчиной семьи, женщины предъявляют все большие и большие требования к потенциальным мужьям и в ситуации их хронического невыполнения решают вопрос о рождении ребенка сами. В таком случае рождение ребенка становится актом самореализации женщины, но для самореализации достаточно одного ребенка. Таким образом, дети из самоцели, достижение которой обещает счастье, плавно трансформировались в способ личностной самореализации, которая и стала основной женской целью. В этой ситуации ценен далеко не каждый ребенок, а только здоровый, талантливый, образованный, что опять же сокращает число детей. Женщины не рожают, если сомневаются в здоровье будущего ребенка или своей возможности дать ребенку образование, причем обязательно высшее, как показывает текущее исследование "Профориентация молодежи: реальная и необходимая" (10).


Третье сексистское заблуждение распространенно преимущественно среди женщин, но также встречается и у мужчин. Мужчине приписывается естественная сильная потребность заботиться о женщине и детях и содержать их. Если бы у подавляющего большинства мужчин такая искренняя и сильная потребность изначально присутствовала, то человечеству не пришлось бы придумывать институт брака, в жесткой форме закрепляющий экономические обязанности мужчины перед детьми и частично перед женщиной. Отсутствие такой потребности подтверждает широкое распространение брака новой формы - "гражданского", который православная церковь называет не иначе как "блудным сожительством" (11).


Эта форма брака распространилась именно потому, что избавляет супругов от финансовых обязательств друг перед другом, и именно потому, что достаточное количество как мужчин так и женщин видят в "Свидетельстве о браке" документ регистрации прав собственности женщины на мужчину как на свой ресурс. (Этот взгляд также отразился в народном "городском фольклоре" - "А это был не мой чемоданчик...", и в авторских эстрадных песнях - "Я на тебе никогда не женюсь, я лучше съем перед загсом свой паспорт...").

Заблуждение относительно права присвоения человека как ресурса чрезвычайно опасно для современного института семьи. Семья как "ячейка", как производственная единица, где труд четко поделен на мужской и женский (в зависимости от психофизиологических особенностей женщины и мужчины, и мужской ценится дороже), практически перестает существовать. В современном производственном процессе мужчина все менее и менее годится на роль кормильца. Это объективный процесс. Растет производительность труда, но растут и расходы работодателей на персонал, что, в свою очередь, заставляет работодателей и далее увеличивать производительность труда: "Предприятие заплатило тебе пятьдесят тысяч. Логично, что ты должен принести раз в десять больше, потому что с этих денег платят налоги, организуют тебе рабочее место. Если ты получил пятьдесят тысяч, то компания на тебя сто пятьдесят всяко израсходовала. А с тебя надо получить еще какой-то навар, не просто же взять тебя на работу, для того, чтобы тебя же и обслуживать. Поэтому ты должен приносить минимум в семь раз больше компании ежемесячно. А теперь давайте подумаем, какое решение, действие, мысль, поведение, - что будет приносить ежемесячно по пятьсот тысяч компании. Вот этот вопрос выносит крышу ста процентам соискателей..." (12)

Степень трудовой отдачи в современном процессе производства настолько велика, что уже граничит с возможностями среднего человека, а уровень потребления, необходимого для подобной трудовой отдачи, так высок, что на одну заработную плату среднего работника содержать двоих взрослых потребителей, тем более семью, становится затруднительно.

Кардинальное изменение сферы производства требует изменения взглядов на деторождение. Меры, способствующие повышению рождаемости, очевидно, могли бы выглядеть следующим образом: создание дополнительных возможностей для женщин сочетать работу и рождение ребенка, уход за ним. Такими мерами могут быть усовершенствование, перестройка сети детских дошкольных учреждений, с воссозданием в них ясельного звена, принимающего детей в том числе и на несколько часов. Активное внедрение новых бизнес-процессов, бизнес-технологий, при которых становится возможным частичный рабочий день для занятых, а это подразумевает разбиение одного участка работы на несколько частей, разделение одной зоны ответственности между несколькими работниками, внедрение проектных методов работы. Также, на мой взгляд, могут повысить рождаемость предоставление налоговых льгот работодателям, внедряющим эти модели и нанимающим на работу матерей с детьми до семи лет и система обучения и переобучения женщин, вышедших из отпуска по уходу за ребенком.

Контроль за физическим и психическим здоровьем женщин как до, так и после рождения ребенка, создание сети учреждений санаторно-оздоровительного профиля для беременных и родивших женщин позволит снизить негативный физиологический и эмоциональный эффект последствий родов. (В дополнение к дальнейшему переоснащению родильных домов и усовершенствованию технологий родовспоможения). Необходимо свести к минимуму риск потери женщиной здоровья, и, как следствие, - карьеры, рабочего места, социального статуса.

Укрепление института семьи за счет распространения новой идеологии равенства женщин как работников. И женщины и мужчины перестанут воспринимать семью как область только мужской материальной ответственности, что позволит нивелировать тенденцию "барбизации" женщин и снимет страх мужчин перед своей потенциальной финансовой несостоятельностью. Позволит заострить внимание на личностной самореализации мужчин как отцов.

Метод же пособий семьям, позволяющий матерям уйти с работы и посвятить себя воспитанию детей, был опробован западными странами и не позволил решить демографическую проблему. Рождаемость в среднем, экономически устойчивом и законопослушном слое населения так и не достигла необходимых государству величин, зато породила целые слои населения, живущие на "детские" пособия.
В любом случае, события развиваются так, что производить на свет новых граждан России будет работающая женщина, стремящаяся к личной самореализации в равной степени и как мать, и как работник.

_______________________________________________________________
1. Беседа Анны Любимовой с иереем Михаилом Немноновым http://www.pravmir.ru/article_811.html

2. Материалы текущего исследования находятся в процессе обработки и подготовки к публикации.

3. http://www.owl.ru/win/research/docl7-9.htm

4. Там же

5. http://bd.fom.ru/report/map/pokolenie21/pressr90708

6. Комсомольская правда. - М., 1999 от 18 декабря. - С.13. N 237 (22216). - С.10 Светлана Хаблицкая "Ученые знают, как вправлять и полоскать мозги".

7. http://www.superidea.ru/2006/11/27/rody_delajut_zhenshhinu_umnee.html; http://www.babyhelp.kiev.ua/?/print/news/&all=1

8. http://www.babyhelp.kiev.ua/?/print/news/&all=1

9. Варга А.Я. Системные факторы стабильного брака. Материалы Международной научно-практической конференции "Семья - надежда завтрашнего дня" http://www.fw.ru/Lib/Text/St/423-7%20(v)%20.htm

10. Материалы текущего исследования "Профориентация молодежи: реальная и необходимая", проводимого Экспертным центром "Мера" находятся в процессе обработки и подготовки к публикации.

11. см. http://www.interfax.ru/society/txt.asp?id=36148


12. Материалы экспертных интервью в рамках текущего исследования "Профориентация молодежи: реальная и необходимая", (Экспертный центр "Мера" при финансовой поддержке фонда "Государственный клуб"), (мужчина, высш. обр., эксперт рынка труда). Материалы находятся в процессе обработки и подготовки к публикации.



Данный материал нашей редакции был любезно предоставлен Институтом научной информации по общественным наукам РАН


21.08.2009,
www.viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован