Эксклюзив
Куприянов Алексей Анатольевич
23 августа 2010
6640

Адвокат Алексей Куприянов: Детская юстиция - убийца семьи.

Это - правда. Но для доказательства тезиса, вынесенного в заголовок, необходимо поискать определение этому модному жупелу - "ювенальная юстиция". Поскольку в СМИ приводятся разные определения, а обычно этот важный момент просто опускается, то для начала найдем в отечественном законодательстве и иных официальных документах строгое юридическое определение этому термину. Что же такое - "ювенальная юстиция"? Наиболее полное, по моему мнению, определение, составленное на основе международного законодательства, содержится в официальном государственном Докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2006 год (В. Лукин, 9.02.2007 года). "Ювенальная юстиция - системы правосудия для несовершеннолетних, нацеленная на профилактику правонарушений в их среде, на профессиональный и комплексный подход к их возрастным особенностям и в целом на безусловное и приоритетное обеспечение прав, свобод и законных интересов каждого ребенка. Основные принципы ювенальной юстиции - индивидуализация и гуманизм. Вынесение правильного судебного решения, способствующего благополучию и защите интересов ребенка, требует выявления условий жизни и воспитания несовершеннолетнего, личностных характеристик ребенка и родителей, особенностей взаимоотношений ребенка с окружающими. С этой целью при рассмотрении дел в отношении несовершеннолетних должны привлекаться социальные работники, специалисты-психологи". В приложении к Постановлению Московской городской Думы от 18 апреля 2007 г. (В.Платонов) N 62 (тоже по докладу омбудсмена) говорится иное: "Система ювенальной юстиции - это не только специализированные суды в отношении подростков-правонарушителей, но и суды по рассмотрению гражданских дел, затрагивающих интересы несовершеннолетних, а также другие органы системы профилактики правонарушений и безнадзорности несовершеннолетних". В Федеральной целевой программе "Молодежь России (2001-2005 годы)" (утверждена постановлением Правительства РФ от 27 декабря 2000 г. N 1015 (М. Касьянов), с изменениями от 29 мая 2002 г., 6 сентября 2004 г.) предусмотрено "создание системы ювенальной юстиции в целях обеспечения правовой защиты подростков и молодежи". Заметим, что к молодежи в России относятся граждане до 30 лет. Как видим, за исключением совершенно анекдотического определения из Постановления правительства N 1015 ни одного законодательного акта федерального уровня не определяет института "ювенальная юстиция". А составители вышеназванной целевой программы, очевидно, были больше заняты тем, куда бы и под каким соусом пристроить побольше бюджетных денег, чем юридической осмысленностью статей расходов. Известно, что деньги, выделенные на программу, полностью "освоены". Определения, данные государственными защитниками прав человека федерального и московского уровней в 2007 году, вполне корректны, но при этом, московские власти определяют ювенальную юрисдикцию значительно шире федеральных. На федеральном уровне декларируется только специализация судов. В советское время там, где было возможно по количеству судей (например, в Мосгорсуде), такая специализация всегда имела место и себя, безусловно, оправдывала. Привлечение педагогов и психологов? Уже сегодня нет никаких препятствий для того, чтобы привлекать в процесс таких специалистов. Иногда это даже предписывается уголовно-процессуальным законодательством. Впрочем, именно так повсеместно и делается. Индивидуализация и гуманизм? А что сегодня всех несовершеннолетних в судах "стригут под одну гребенку"? Нет, индивидуализация наказания, безусловно, уже место имеет. Гуманизм? И его хватает. Иногда, даже слишком. Никогда не забуду судью, который приговорил к условным срокам подростков, забивших насмерть огромными коваными ботинками (они в них и в суд пришли!) пьяненького соседа, который сделал им замечание за шум. Кто именно нанес смертельный удар, установить не удалось, и эти "детки" весь процесс просто насмехались над правосудием. Так вот, судья в сердцах сказал им на прощание: "Не слишком радуйтесь. Вы все еще ко мне попадете, и тогда уж получите по заслугам". Мне пришлось по центральному каналу видеть фильм, снятый поборниками ювенальной юстиции в одной из детских колоний. Они взяли несколько интервью у воспитанников. И каждый говорил им примерно следующее: "Меня посадили за кражу пирожка. Я очень хотел есть!" Выводы, выбивающие слезу у зрителя, были такими: "Вот, что значит одна мерка - и для ребенка и для взрослого. Несчастные дети могли бы воспитываться рядом с вашими, стать инженерами и хлеборобами, а им общий со взрослыми суд жизнь исковеркал!" Я очень удивился. Подумал: "Где это они столько любителей пирожков нашли? Ну, не сажают, у нас за пирожки!" В конце фильма были титры с благодарностью работникам учреждения и его номер. Это была известная мне колония, где содержались только убийцы! В крайнем случаи подростки, сделавшие кого-то инвалидами с особой жестокостью. То есть весь фильм - прямой подлог! А то, что даже взрослые уголовники, как правило, не признаются за пределами своей среды в том, за что они отбывали наказание, так это известно всем, кроме, видимо, тележурналистов. Все вышесказанное, разумеется, вовсе не значит, что с детьми, страдающими так называемым "девиантным" поведением, не надо индивидуально разбираться. Надо им и помогать, и изучать условия, в которых они докатились до жизни такой. Впрочем, я полагаю, что склонность к агрессии и асоциальному поведению, то, что называется "человек - без тормозов" - это на генетическом уровне. Из них могут в военное время появиться герои, но в мирное время "как волка не корми ...". Во Франции придумали отдушину - "Иностранный легион". Отлично работало! Понимаю, что сегодня это - неосуществимые прожекты. Но вернемся в проблеме. Как видно из вышесказанного, для выделения в крупных судах отдельных судей и привлечения психологов и педагогов никаких законодательных переустройств судебной системы не требуется. А особые "детские" органы для всех остальных заявленных "ювенальщиками" задач не только существуют, но и активно работают. Называются они: "органы опеки и попечительства", "комиссии по делам несовершеннолетних". Есть и другие. Если кто-то считает, что все они работают неважно, давайте улучшать. Если пока не получается улучшить даже тот аппарат, что есть, то чем же новые предложения так радикально отличаются от действующей системы помощи детям? Почему вдруг можно ожидать, будто новая система идеально заработает и все проблемы решит? Нет оснований для таких ожиданий. Обычная история. Пока какой-то государственной проблемой занимается единая система, то для улучшения ситуации ее пытаются децентрализовать и специализировать, так как, дескать, единая система сама себя контролирует и сама же скрывает свои недостатки. А, кажется, раздели руководство, так сразу все будет здорово! Вспомните последнюю административную реформу. Наоборот, если какой-то проблемой занимаются несколько ведомств, то тут же начинают твердить, что "у семи нянек дитя без глазу". Давайте, дескать, скорее объединять! Вот будет красота! Забывают дедушку Крылова: "А вы друзья как не садитесь ... ". Насчет повсеместного введения для несовершеннолетних отдельных судей тоже надо сначала хорошо подумать. У нас значительное число судов имеют по три-четыре и меньше (!) судей. Из них все уголовные и административные дела ведут один-два. В таких районах отдельный "детский" судья (слава Богу!) пока явно не будет загружен, все-таки подавляющее количество преступления совершаются взрослыми. Может он, как и любой чиновник, боящийся потерять место, начать искать себе работу? Ох, может! Прокуратура с милицией, даже переименованной в полицию, и органами опеки суду не откажут. А если ювенальных судей учредить за малостью контингента только в областных центрах, то придется деткам ездить из своей деревни в большой город. Доезжать они, понятно, сами не станут. Детки, как было сказано, такие, что без наручников не довезешь. И их придется "этапировать" со взрослыми "зеками", вот, уж, где детки за дорогу наберутся новых знаний и навыков "жизни". И так далее, и тому подобное ... . И кому это нужно? Иначе говоря, для целей, заявленных на федеральном уровне, в том числе и уполномоченным при президенте РФ по правам ребенка Павлом Астаховым в интервью журналу "Фома" (N 6, 2010 г.), никакого изменения судоустройства не требуется. Вполне можно обойтись существующими институтами, наладив их работу, в том числе и с помощью службы знающего проблему не понаслышке бывшего адвоката П.Астахова. Есть и иная опасность внедрения у нас западных институтов. Иногда их применение дает эффект прямо противоположный ожидаемому. Вспомните, сколько радости было по поводу судебного санкционирования арестов на предварительном следствии. А что получилось? Раньше арестовывал прокурор и лично за это отвечал. Следователи опасались идти к прокурору по пустякам. А так как санкцию прокурора можно было обжаловать в суде, то и давал он ее с выбором, опасаясь судебной отмены своего уже исполняемого решения. Теперь за пять минут всех подряд арестовывает абсолютно лично безответственный за свое решение судья, при этом ответственность за арест полностью снята и со следователя и с прокуратуры. Люди годами сидят в СИЗО, а за это никто не несет личной ответственности. Любой адвокат, в том числе и автор этих строк, скажет: стало только хуже! Президент Д.Медведев устал на эту тему говорить, но суды не слушаются. Подумайте сами! Сегодня чиновник органов опеки попадает со своим делом о лишении родительских прав к "участковому" судье по гражданским делам, человеку с "незамыленным" на однотипных "детских" делах взглядом на вещи, а главное к лицу не связанному с органами опеки и попечительства слишком близкими личными отношениями. И даже в этом случае, органам опеки суды отказывают очень редко. А теперь представьте себе в условиях России следующий "медусобойчик". Три-четыре дамы: чиновник опеки, психолог, педагог и судья. Каждый день вместе в одной комнате. Как вы думаете, возможен тут отказ чиновнику, которому нужно решать свои задачи, давать план, ставить "палки" (в этом году защищено от родителей на 10 детей больше, чем в прошлом!), показывать работу? Да, никогда! Помню телефонный звонок моей доверительницы из маленького суда сельского района одной из сопредельных с Москвой областей. Не так и далеко. Дело было земельное. Я написал отзыв, а в суд не поехал. У доверительницы не хватало бюджета. Звонит: - Рассмотрение закончено. Все удалились в совещательную комнату для вынесения решения. - Как так все? Судья же рассматривает такие дела единолично?! - Все! Судья, прокурор, глава администрации и начальник земельного комитета ... . Вот именно так в России будет работать и вся ювенальная юстиция. И никаких иллюзий по этому поводу ни у кого быть не должно. Все будет как сегодня с "палочной системой" показателей в милиции. Тут еще и коррупционная составляющая просматривается. Отобранные дети после определенных правовых процедур могут использоваться "на экспорт" для целей усыновления иностранцами. А контингент по имеющемуся "портфелю заказов" будет через промежуточный местный детдом поставлять ювенальная система. Вы скажите, причем тут лишение родительских прав и отобрание ребенка, когда речь пока идет только о системе особых судов для несовершеннолетних правонарушителей? Поверьте, это только для отвода глаз или только для начала. Московская дума уже собирается передать в ювенальные суды все дела, касающиеся детей, включая гражданские. А потом ювенальная юстиция, как и любая управленческая структура, сама себе будет искать работу, и расширять сферу деятельности. Это неизбежно, и именно такой путь прошли Франция, где разлучение детей с родителями стало чуть ли не фетишем всей политики в области воспитания подрастающего поколения, и другие страны цветущей ювенальщины. В статье 77 Семейного кодекса РФ говорится, что можно отобрать ребенка у родителей "в случае угрозы его жизни и здоровью". "Ах, вы не хотите делать прививки, когда в Таджикистане полиомиелит? Завтра иду в суд за санкцией на передачу ребенка в детский дом. Зачем я буду брать на себя ответственность за его здоровье?", "Какой еще Великий пост? Ребенок должен питаться так, как предписывает Институт питания!", "Ах, вы его шлепнули? Физические наказания травмируют психику! Отдадим в детдом." И дружественные ювенальные суды, как при арестах, проштампуют ходатайства безответственных чиновников опеки. Как вам такая картина? При том, что в детских домах "дедовщина" прцветает, как и в армии, старшие дети повсеместно терроризируют младших, да и в своем возрасте концентрация агрессивных детей многократно выше, чем в обычной школе. И это 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. Но и это еще не самое страшное. Система ювенальной юстиции по своей сути неизбежно настроена против семьи, против ее стержневых ценностей, против ее независимости от влияния общества, поскольку сам принцип ювенальщины раз и навсегда презюмирует, что государству всегда виднее, что для ребенка лучше. Мой сын, кандидат юридических наук Федор Куприянов, руководитель "Адвокатской конторы Ф. Куприянова", нередко выступающий в судах по семейным делам, считает большим плюсом то обстоятельство, что сегодня в России система органов, взаимодействующих с семьей по поводу детей, дезинтегрирована. Школа отдельно, медицина отдельно, органы опеки - сами по себе, комиссия по делам несовершеннолетних - сама по себе, есть и другие. "Все они, каждый по-своему, сегодня согласно семейному кодексу нацелены на помощь семье, - полагает адвокат Федор Куприянов, - И ни один из названных госорганов к счастью не ставит себе целью семью заменить или тотально ее контролировать, так как у каждого свои более узкие цели и задачи". Если же собрать их всех в один кулак, в одно ведомство, да еще под авторитетом судебной системы, и законодательно возложить на эту систему ответственность за детей, семье - конец! Семья отменяется, так как такому супероргану семья не требуется. Более того, она даже опасна. Государству (любому государству, тут Россия в числе всех остальных) легче работать с одиночкой. Это универсальное положение. Никакая замкнутая группа граждан, будь то политическая партия, общественная организация или просто семья государству при современном развитии производительных сил для его функционирования не требуется. Всякая система заботится исключительно о своих личных (системы) интересах. Поэтому государство неизбежно начинает бороться со всем "лишним". Но с различными группами государство борется разными методами. С семьей - путем создания ювенальной юстиции. Этой особой системы для убийства семьи, как инкубатора для новых граждан. Убийство семьи - через вмешательство в ее деятельность, через отрицание ее основополагающих ценностей, среди которых право на выбор методов воспитания и образования, права на выбор образа жизни, в конечном счете, быстро дойдет до права на выбор мировоззрения. Не удивительно, что защитница семейных ценностей Русская православная церковь в лице официального голоса Московского патриархата протоиерея Всеволода Чаплина бьет тревогу: "Возникает система, стимулирующая детей жаловаться на собственных родителей, то есть, по сути, система доносительства". "Доносительство детей на родителей якобы в борьбе за свои права, как во Франции и Финляндии (как будто у детей и родителей в семье могут быть разные интересы и конкурирующие права) - это, я бы сказал, побочный эффект ювенальщины, - считает адвокат Федор Куприянов, член приходского совета Храма Св. Николая в Точмачах, главный редактор популярной православной газеты "Толмачевский листок", - Совершенно недопустим сам факт допущения противопоставления интересов детей и родителей на законодательном уровне". При этом нет сомнений, что есть у нас родители-преступники. Может быть, как твердят сторонники ювенальщины, их число якобы даже растет, что, впрочем, вовсе не доказано. Лукавство нашей статистики преступлений известно. Есть годы, когда на местах выгоднее укрывать преступления, а есть годы - когда раскрывать. Родителям-преступникам, как и детям-преступникам, нужно постоянно противостоять, с ними можно и нужно бороться. Надо улучшать работу профильных ведомств. А вот создавать суперведомство для борьбы с семьей и ее ценностями не стоит. Отметим, что органы опеки и при действующем законодательстве начинают слишком широко понимать свои функции, сами по себе становятся эрзац ювенальной юстицией, но это уже тема другой статьи. Родитель-преступник и родитель, самостоятельно выбирающий методы воспитания детей и их мировозрение, пусть даже и временами шлепающий ребенка, - это не синонимы. Неужели в России, как в Скандинавии, Франции и США кто-то, добросовестно заблуждаясь, уверен, что в нашем детском доме ребенку будет лучше, чем с любящим родителем, который его порет ремнем или с малолетства заставляет, негодяй, работать на огороде? Нет, и не может быть, таких граждан. А как же те, кто ратует за ювенальщину? Простите, но все они либо не знают проблемы или, что мне представляется вероятнее, отрабатывают западные гранты, дождем проливающиеся на нашу страну. Об этом, будучи президентом, предупреждал еще В.Путин. Но ювенальщики зря беспокоятся, их победа над российской, в чем-то еще патриархальной, семьей и так, похоже, близка. Еще лет двадцать массированной телепропаганды "свободной" любви и семья в России сама отомрет. Уже в прошлом году в Москве было 800 разводов на 1000 браков, а на Дальнем Востоке еще больше. Да и депопуляция среди русских нарастает. Коэффициент рождений на семью - 1.5. Обратите внимание, что среди защитников и пропагандистов ювенальной юстиции и тотального государственного контроля за методами воспитания вовсе нет многодетных. Как правило, это или однодетные или бездетные граждане, чаще одинокие женщины. И именно они берутся оценивать, правильно ли воспитывают детей в чужой семье! И никто со обеих сторон баррикады не вспоминает ни о национальных особенностях менталитета, ни о национальном укладе наших граждан. Бьет - значит любит! Адвокат А.Куприянов, член редколлегии журнала "Уголовный процесс", почетный юрист города Москвы viperson.ru viperson.ru

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован