Эксклюзив
Аванесов Вадим Сергеевич
30 ноября 2010
6845

Вадим Аванесов: Ошибочные цели - плачевные результаты (второй, расширенный вариант статьи)

Аннотация

В статье подтверждён сделанный ранее вывод о том, что так называемые контрольно-измерительные материалы (КИМы) единого государственного экзамена (ЕГЭ) не являются методом педагогических измерений. Это всего лишь имитация педагогических измерений, исполненная за счёт госбюджета. Одна из причин появления данной имитации - ошибочные цели проведения ЕГЭ.

В обоснование данного вывода даётся краткий метрический анализ данных, имеющихся в отчёте Федерального института педагогических измерений по математике. Результаты получены по итогам проведения ЕГЭ в 2010 г.

Введение

В недавно опубликованном отчёте Федерального института педагогических измерений (2) сообщалось о новациях, которые должны были позитивно повлиять на качество проведения единого государственного экзамена (ЕГЭ) и, вместе с тем, российского образования. Но улучшение не наступило. Хотя больше стало информации о глубине кризиса. Но больше стало и лжи, потому что на местах результаты часто фабрикуются. Некоторые регионы научились так умело искажать результаты, чтобы не засвечиваться в числе передовиков по результатам ЕГЭ, но и не быть в числе наказуемых.

Правдивого отчёта о масштабах фальсификации нет, как нет и объективных публичных расследований. Волюнтаристски принимаемые меры противодействия массовым искажениям в отдельных регионах идут вразрез с правами граждан на объективное расследование (3).

Улучшение не могло наступить при сложившейся в России системе бюрократического управления сферой образования. По этой причине бывшее народное, а ныне массовое образование деградирует. И такой вывод большинства авторов разительно отличается от убаюкивающих выступлений бывших и нынешних руководителей федерального органа управления образованием, а также подчинённого им ФИПИ.

Как отмечается в литературе, отечественное образование находится в кризисе, столь глубоком, что в долговременной перспективе этот кризис угрожает самому существованию страны (4). Известный педагог-математик Игорь Шарыгин называл сферу образования последним рубежом обороны, за которым кончается Россия (5).

Одна из главных причин кризиса - неумеренная тяга российских чиновников к созданию т.н. "механизмов" контроля.

Цели ЕГЭ

Возрастающая как снежный ком, из года в год, проблематика проведения в России единого государственного экзамена начинается с ошибочно определённых целей. В конце XX-го века анонимные, до сего дня, инициаторы ЕГЭ пообещали руководству страны создать такой метод оценки знаний, который мог бы одновременно использоваться для:

- внедрения финансового механизма т.н. ГИФО (государственные именные финансовые обязательства государства, подобие печально известных ваучеров А. Чубайса);

- проведения объективной итоговой государственной аттестации выпускников школ;

 - приёма абитуриентов во все вузы, и на все специальности, на основе КИМов ЕГЭ;

- борьбы с возрастающей коррупцией;

- повышения качества образования в стране;

 - модернизации системы управления образованием;

- проведения мониторинга и создания общероссийской системы оценки качества образования (ОСОКО) и т.п. (6).

Столь многосторонний социально-политический эффект от одного не существующего в мире педагогического метода был, очевидно, сомнителен. Потребовались своеобразные и дорогостоящие министерские т.н. "эксперименты по ЕГЭ", затянувшиеся на долгие восемь лет. Метод измерения не получался. На четвёртый год после начала опытов коллегия Минобрнауки, руководствуясь, по-видимому, русской народной поговоркой - обещанного три года ждут - поняла невозможность создания такого метода, а потому решила снизить планку притязаний и сосредоточить усилия разработчиков только на двух целях:

1. Обеспечение государственных гарантий доступности и равных возможностей получения полноценного образования.

2. Повышение объективности итоговой аттестации выпускников общеобразовательных учреждений (7).

Достижение первой цели потребовало бы решений Правительства РФ высокого уровня сложности. Одним только ЕГЭ эта цель была абсолютно не досягаема, к тому же, в сочетании с плохим, тогда, финансированием сферы образования. А потому озвученная цель носила популистский характер. Да и само декларированное обеспечение гарантий понималось примитивно: проверить всех единым стандартным набором вопросов и задач.

Но как быть с тем, что школы России - разные по качеству даваемого образования? А потому знания детей зависят не только от их усердия и способностей, но и от того, где они живут и учатся - в столице, деревне, есть ли финансовые возможности нанять репетиторов или нет. При углубляющихся различиях социально-экономических условий жизни ЕГЭ превратился в средство регистрации и легитимизации возникшей социальной стратификации, по неприемлемым для сферы образования критериям.

Естественно тогда поставить вопросы - насколько законно и этично для государства давать большинству детей такие трудные задания, которые они никогда в своих школах не видели? И нет ли здесь нарушения прав ребёнка на получение равного доступа к качественному образованию? Вот мысли, которые были совсем недавно озвучены уполномоченным по правам ребёнка по г. Москве, учителем Е.А. Бунимовичем (8).

Вторая цель ЕГЭ, сформулированная коллегией, была правильной, но она шла вразрез с господствующей в руководящих кругах другой популистской идеей методологического толка - о возможности и необходимости создания единого метода оценки знаний выпускников школ и абитуриентов вузов. Поэтому данное решение коллегии аппарат министерства выполнять не стал. Никто из членов коллегии тогда не задал министру образования вопрос - зачем министерству нужна коллегия, если её решения не выполняются аппаратом? Понятно, что министр не мог откровенно сказать, что это нужно для имитации демократических форм управления образованием. Впрочем, к вопросу об имитации мы ещё вернёмся.

Позиция Рособрнадзора

У Рособнадзора существовало иное представление о целях. Чтобы не вступать в открытую полемику с коллегией министерства, там министерские цели элементарно заменили словом "задачи". И написали: "Введение ЕГЭ для выпускников общеобразовательных учреждений и поступающих в высшие учебные заведения должно решить комплекс взаимосвязанных задач модернизации отечественной системы образования (9):

- повышение доступности высшего и среднего профессионального образования;

- формирование системы более объективной оценки подготовки выпускников общеобразовательных учреждений;

- обеспечение преемственности между общим и профессиональным образованием; - расширение возможностей для выбора профессионального учебного заведения, в том числе и за счёт участия в конкурсе в нескольких учебных заведениях одновременно;

- снижение психологической нагрузки на выпускников за счёт упразднения приёмных экзаменов в вузы;

- стимулирование деятельности педагогических коллективов общеобразовательных учреждений по улучшению качества учебного процесса за счет объективной и независимой сравнительной оценки результатов обучения в общеобразовательных учреждениях;

- обеспечение государственного контроля и управления качеством образования на основе независимой оценки подготовки выпускников" (10).

По совокупности всех озвученных целей и задач получалось так, что объединёнными усилиями Министерство и Рособрнадзор хотели создать новый метод, позволяющий добиться расцвета образовательной деятельности в стране. Неоднократные призывы общественности и учёных не верить в мифы такого рода и прекратить чиновные принудительные опыты на детях не возымели никакого эффекта.

Чиновники ельцинского набора никого из оппонентов слушать не собирались, а идею ЕГЭ надо было теперь, по их представлениям, продавить любой ценой.

Государственная idee fixe

После шести лет споров, блужданий и больших затрат бюджетных средств, в справке к заседанию коллегии Минобрнауки России 25 октября 2006 года была записана новая цель введения ЕГЭ - формирование объективной системы оценки качества подготовки:

1) выпускников общеобразовательных учреждений и

2) абитуриентов вузов (11).

Иначе говоря, была поставлена цель создания нового метода, который стал бы основой для формирования объективной оценки качества подготовленности выпускников школ и, одновременно, абитуриентов вузов. В основу предполагаемого метода была положена привлекательная, внешне, идея совмещения двух экзаменов в одном. Такая идея, обсуждавшаяся ранее в печати, была озвучена бывшим Министерством образования РФ, что зафиксировано в Постановлении Правительства РФ № 119 "Об организации эксперимента по введению единого государственного экзамена", от 15.03.2001 г., № 1033.

Там было написано: "Принять предложение Министерства образования Российской Федерации о проведении эксперимента по введению единого государственного экзамена, обеспечивающего совмещение государственной (итоговой) аттестации выпускников ХI (ХII) классов общеобразовательных учреждений и вступительных испытаний для поступления в образовательные учреждения высшего профессионального образования (12).

В Министерстве верили, что совмещение возможно, но как это сделать? Там и придумали контрольно-измерительные материалы (КИМы), посредством которых попытались обеспечить совмещение двух экзаменов в одном. Обеспечивать некачественное совмещение с помощью таких материалов можно было столь долго, насколько хватило бы денег в госбюджете, но качественно это сделать было нельзя. Годы бесплодного и безотчётного бюрократического "эксперимента" - убедительное тому свидетельство.

Тем не менее, официоз шесть лет твердил об успехах совмещения двух экзаменов в одном. В итоге появился такой вот любопытный текст: "В результате эксперимента, - написано в документе Рособрнадзора, - доказана принципиальная возможность совмещения государственной (итоговой) аттестации выпускников XI (XII) классов общеобразовательных учреждений и вступительных испытаний в ссузы и вузы в форме ЕГЭ, а также эффективность выбранной организационно-технологической схемы проведения ЕГЭ (13).

Никаких теоретических и эмпирических доказательств в подтверждение этой официальной лжи не было приведено. Тем не менее, Правительство РФ поверило в декларацию о возможности создания чудо-метода для качественного проведения единого государственного экзамена, после чего этот текст перекочевал в решения Госдумы. Единый экзамен для двух сильно различающихся контингентов экзаменуемых казался возможным не только Правительству РФ, но и депутатам правящей в стране партии "Единая Россия".

Большие надежды на решение проблемы единого метода для проведения ЕГЭ Рособрнадзор возлагал на специально созданный для этого Федеральный институт педагогических измерений. Там идея создания т.н. контрольно-измерительных материалов, совмещающих два экзамена в одном, была воспринята с энтузиазмом и с некоторыми претензиями на уникальность выполняемой работы. Потому что в мире такого метода никогда не было. Этот институт и нацелили на его создание.

Мнение учёных

Никого из членов Правительства РФ не насторожило публично выраженное мнение учёных и педагогов о невозможности, в тех условиях, создания единого и, одновременно, качественного метода для применения в государственных системах оценки знаний (14). Учёных не слышали и не слушали по каким-то собственным, не озвученным принципиальным соображениям. Это была разновидность новой чиновной идеологии нашего времени - решать поставленную вышестоящим лицом задачу, вопреки мнению экспертов, любой ценой. Знакомая, с военных времён, психологическая установка на победу, несмотря на огромные и неоправданные потери.

Многочисленные критические тексты автора данной статьи чиновники и иные исполнители их воли не оспаривали, просто игнорировали. Тем самым они давали всем понять, что истина известна им лучше, чем всем прочим, а потому из их кабинетов доносились такие, примерно, мнения: уймитесь, наконец, не мешайте нам делать важное государственное дело, что караван ЕГЭ всё равно идёт... . Обеспокоенные таким положением дел, а также невиданным, доселе, упорством чиновников в деле внедрения некачественного и научно необоснованного ЕГЭ, учёные обратились к В.В. Путину с открытым письмом, под названием "Нет" разрушительным экспериментам в образовании!". Поскольку этот документ характеризует тип сложившихся в наше время отношений между научным обществом и властью, он приводится здесь целиком.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Обращаемся к Вам с чувством глубокой тревоги за будущее российского образования. Образования, которое мы можем потерять, если будет продолжен проводимый в последние годы Министерством образования губительный курс. Курс на реформы неподготовленные, осуществляемые в крайней спешке, не решающие подлинных проблем, вызывающие справедливые протесты в обществе и разрушающие лучшие отечественные традиции образования.

Преобразования необходимы. Мы обязаны найти адекватные ответы на радикальные изменения, происходящие в стране и мире. Национальная система образования может и должна исполнить свою историческую миссию - внести весомый вклад в процветание Отечества и в укрепление национальной безопасности страны. Образование - стратегический ресурс России. Наше главное достояние - граждане России.

Предлагаемые реформы игнорируют подлинные проблемы школы, не ориентированы на обеспечение равных условий для получения образования. Как правило, вопрос о содержании образования заменяется обсуждением вопроса лишь о контроле качества.

Непосредственным поводом к данному обращению стали действия бывшего Министерства образования, направленные на повсеместное введение единого государственного экзамена (ЕГЭ). Мы убеждены, что массовое внедрение ЕГЭ в существующем виде недопустимо. Вот наши аргументы:

1. Совмещение итоговых школьных и вступительных вузовских испытаний в принципе невозможно. Цели общего среднего образования и профессионального высшего принципиально различны.

2. ЕГЭ резко ускорит процесс примитивизации содержания школьного образования. Это разрушит общепризнанные традиции российской школы, превратит ее в инструмент натаскивания на ЕГЭ.

3. Достоверная оценка результатов школьного обучения не может быть установлена разовым тестированием.

4. Технологии, применяемые при массовом проведении ЕГЭ, не могут обеспечить объективность оценок. Неизбежны массовые списывания, подтасовки, фальсификации.

5. ЕГЭ не уменьшит "коррупционный налог", а перераспределит его. Коррупция в результате введения ЕГЭ умножится и окажет негативное воздействие на воспитание молодежи.

6. Аргументированная концепция ЕГЭ отсутствует. Многие результаты эксперимента не известны общественности, отсутствуют научные гипотезы и критерии подведения итогов.

7. При проведении ЕГЭ нарушены необходимые требования к педагогическому эксперименту. Не опубликованы полные содержательные и финансовые отчеты.

Будущее образования - проблема государственная, а не узковедомственная. Поэтому мы предлагаем:

- имеющиеся планы по расширению эксперимента и внедрению ЕГЭ не могут даже обсуждаться в Правительстве до публикации полного отчета о результатах эксперимента и проведения широкой профессиональной и общественной дискуссии;

- необходимо оперативное создание независимой от Министерства комиссии, которая проведет анализ итогов мероприятий по модернизации образования (проекты "школьных образовательных стандартов" и план перехода к профильной школе вызывают не меньшие опасения, чем ЕГЭ);

- должны быть приняты меры, исключающие в будущем возможность келейного принятия важных решений в сфере образования;

- требуется принципиально новая концепция системы государственной оценки качества образования, не навязанная административно, а созданная как результат общественного и профессионального согласия.

Мы считаем, что реализация этих мер позволит наметить эффективный новый курс, определяющий развитие российской системы образования в XXI веке"(15). 

Ответ на это письмо не последовал, хотя время показало полную правоту учёных. Ситуация с ЕГЭ для многих вообще была неясной. Было известно умонастроение бывшего министра образования: зачем отвечать на письмо каких-то деятелей науки и образования, мешающих продвижению в жизнь нового и важного метода обеспечения равного доступа граждан к качественному образованию? А ведь это так важно для нового курса страны! Продавим ЕГЭ, докажем свою правоту, а там всё само собой и образуется!

В условиях господства бюрократии, в России установился новый стиль управления в сфере образованием и наукой. Чиновники своевольничают (16), не слушая ни отечественных специалистов, ни зарубежных экспертов. Например, цели ЕГЭ критиковал приглашенный эксперт С. Баккер, генеральный секретарь ETS-Europe. Он честно признал, что "ЕГЭ обслуживает разные цели и по этой причине его основное назначение не ясно" (17). Эксперт отмечает, что были заявлены, по меньшей мере, четыре цели:

1. Как выпускной экзамен в средней школе.

2. Как вступительный экзамен в высших учебных заведениях.

3. Для присуждения грантов для обучения в высших учебных заведениях.

4. Как общая мера состояния среднего образования в Российской Федерации.

Достаточно сомнительно, считает он, что какой-либо метод может успешно реализовать все эти цели. Цитата: "Очевидно, что сопротивление среди университетов поддерживается мнением о том, что тесты, используемые для вручения аттестатов учащимся, которые никогда не поступили бы в их учреждения, не могут в то же время быть хорошим инструментом для отбора абитуриентов"(18).

Иначе говоря, эксперт считал, что метод, пригодный для аттестации выпускников, может быть не пригодным для приёма в вузы.

Этот вывод - отражение известной в теории педагогических измерений проблемы валидности результатов, полученных одним методом на испытуемых разного уровня подготовленности. Точность измерений и практическая пригодность результатов будут сильно снижаться, вплоть до неприемлемых значений.

Наивно было бы думать, что не обременённые специальными знаниями чиновники министерства прислушаются к мнению эксперта столь высокого уровня, равно как и к критикам КИМов ЕГЭ внутри страны. Это чиновники новой и опасной для России формации, которые принесли с собой неуважение к экспертизе и экспертам, мешающим их корыстному своеволию. Массовые случаи игнорирования мнения экспертов стали самым существенным фактором провалов в управлении страной. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС - тоже следствие игнорирования чиновниками мнения экспертов и специалистов. Другие неприятности могут нас ожидать впереди, если отношение к экспертизе и экспертам в стране не изменится, наконец, к лучшему.

Плачевные результаты

Так можно интерпретировать результаты второй главы отчёта, в котором, к чести разработчиков-математиков, была впервые опубликована небольшая часть статистических распределений реальных исходных результатов единого госэкзамена (19). Спасибо им за правду!

Разработчикам экзамена по математике удалось избавиться, наконец, от чрезмерного влияния угадывания на результаты испытуемых в заданиях с выбором одного правильного ответа, что недопустимо при объективной и творческой проверке знаний, особенно по математике. Перед ними и разработчиками экзамена по русскому языку поставили цели, политически и психологически привлекательные, но методологически недостижимые, при данных условиях: совместить в одном экзамене два.

Тем не менее, подготовленный математиками отчёт оказался, по качеству исполнения и по приведённым реальным данным, в числе лучших и, добавим, правдивых. И потому он составил эмпирическую основу настоящей статьи.

Как видно из приводимой там таблицы 1.2 отчёта (стр. 5), почти половина (49%) всех экзаменованных получили восемь и меньшее число баллов, из тридцати возможных исходных баллов (см. столбец 4, накопленный процент). А 91,5 % испытуемых получили балл 14 и ниже; это значит, что они не дотянули даже до нормативно предполагавшегося, по стандарту, среднего уровня математической подготовленности (там же).

В этой же таблице можно увидеть, что в России сейчас имеется всего лишь менее 4 % выпускников школ, получивших 16 и более исходных баллов из тридцати возможных, т.е. имеющих оценки выше среднего уровня ожидавшегося, опять же по стандарту, математической подготовленности.

В математической части второй главы отчёта честно сообщается об отрицательном влиянии ЕГЭ на отношение учащихся к изучению тех разделов школьной программы, которые не включены в экзамен. Отмечено, что при подготовке к единому государственному экзамену по алгебре и началам анализа старшеклассники фактически перестают изучать стереометрию, особенно во втором полугодии XI класса (20).

Это можно определённо истолковать как заметное движение к снижению качества инженерного образования в России.

Такой отрицательный эффект экзаменов давно известен в мире: каков контроль, таким становится и образование. В условиях принудительного госконтроля дети изучают лишь то, что у них проверяют. Остальное часто уходит на периферию сознания. Геометрия и стереометрия много лет не представлялась должным образом в КИМах ЕГЭ. Не случайно положение с изучением в российских школах геометрии определено в отчёте как крайне тяжелое (21).

Слабыми оказались знания выпускников школ и по тригонометрии - одной из редких наук, дающей весьма ценимые сейчас в мире абстрактные знания. Как утверждал покойный академик В.И. Арнольд, ЕГЭ доказал свою непригодность, когда он проэкзаменовал успешно прошедших ЕГЭ школьников обычным образом. Оказалось, что эти "успешно прошедшие" ничего не знают и не умеют (22).

Опубликованные сейчас реальные распределения - чего мы добивались от власти много лет - представляют собой правдивый и, одновременно, печальный итог. Массовое образование в России идёт к упадку, а полученные результаты фактически подтверждает это.

Понятно, что математикам было бы нетрудно представить математико-статистическую и метрическую информацию по качеству используемого единого государственного экзамена. Но кто им даст это сделать? Во введении к отчёту 2010 года (гл.1, с.4) было предупредительно написано, что перед разработчиками поставлена цель написания содержательного отчёта (23), а не, надо пояснить, отчёта по результатам педагогических измерений уровня математической подготовленности испытуемых. Этот нонсенс характеризует недопустимый низкий уровень метрического мышления руководства ФИПИ.

Если бы разрешили опубликовать всю минимально необходимую для метрического анализа статистику - показатели вариации, асимметрии, эксцесса, коэффициенты надёжности и валидности результатов, значения информационной функции - а, значит, и значения дифференцированной меры погрешности измерения, - то с этого момента можно было бы поставить жирный крест на всей затее совмещения двух экзаменов в едином государственном экзамене.

Незаконное засекречивание данных, в сочетании с некомпетентностью лиц, принимающих решения по методологическим и теоретическим вопросам педагогических измерений, сделали своё отрицательное дело.

Совсем иные выводы можно прочитать в первой, общей главе отчёта, подготовленной, по всей видимости, другими лицами. Цитата: "В целом ЕГЭ по математике 2010 г. показал, что значительная часть выпускников осваивают курс математики средней (полной) школы, овладевают математическими компетенциями, необходимыми в обычной жизни и для продолжения образования по выбранной специальности.

Выявленные проблемы преподавания математики в школе допускают возможность их эффективного решения в среднесрочной перспективе (24). Это можно понять так, что, не моргнув глазом, они таким образом утверждают: "Всё хорошо, прекрасная маркиза"! Так убаюкивали чиновники министерства верховную власть все годы проведения ЕГЭ. А та, игнорируя мнение научных оппонентов ЕГЭ, позволила, похоже, таким образом, себя обмануть.

Правда, и самой власти очень трудно уберечься от обмана в условиях круговой поруки чиновников. В Интернет можно найти описание случая, когда В.В.Путин прибыл в Дагестан, чтобы ознакомиться с результатами газификации Ботлихского района. Ему торжественно доложили о проведении туда газа и зажгли факел, газ к которому шел из цистерны, спрятанной за углом (25). Этот спектакль мог случиться потому, что деньги были освоены, а газопровод к открытию спектакля не был готов. То же - и с ЕГЭ. Деньги на его разработку потрачены немалые, а вожделенное изделие (КИМ) оказалось непригодным. Потёмкинские деревни были выдуманы не сегодня.

КИМы ЕГЭ по русскому языку и математике не пригодны для качественного приёма абитуриентов в вузы

Такое мнение можно вывести при чтении отчётов ФИПИ. Поскольку требуемая статистика была представлена в отчёте по математике, посмотрим на опубликованные там данные. Именно такой вывод вытекает из асимметричного статистического распределения результатов ЕГЭ по математике в 2010 г., представленного на рис.1.1 второй главы отчёта (с.5).

Распределение в левой части шкалы исходных результатов по математике похоже на нормальное, но это характерно лишь для слабой части испытуемых, с двумя модальными значениями, 8 и 9 баллов. Если бы авторы писали отчёт по педагогическим измерениям и опубликовали значения т.н. информационной функции по данному распределению, то они смогли бы сами убедиться, что точность измерения абитуриентов среднего и высокого уровня подготовленности в данном случае оказалась недопустимо низкой.

Одновременно, это меры дифференцированной погрешности измерений. В отчёте их нет. Потому что авторы, напомним ещё раз, были чётко нацелены руководством ФИПИ на написание предметно-содержательного математического отчёта, а не отчёта по педагогическим измерениям (26).

Поясним, что первичными баллами в ФИПИ называют те исходные баллы испытуемых, которые ещё не подверглись различным трансформациям, призванным облагородить унылую ситуацию. А потому эти баллы являются наиболее ценными с точки зрения работоспособности метода. Исходные баллы ЕГЭ представлены на оси абсцисс рис. 1.1. По оси ординат располагаются проценты правильных ответов испытуемых в каждой балльной группе.

На этом рисунке (1.1) фактически представлена гистограмма распределения исходных реальных баллов испытуемых - ценный и неопровержимый документ, который можно рассматривать как факт и артефакт, одновременно.

Факт заключается в том, что гистограмма наглядно опровергает, наконец, ключевой министерский миф о возможности качественного измерения, одним экзаменом, уровня подготовленности слабых и хорошо подготовленных испытуемых. Уровень подготовленности слабых и очень слабых испытуемых КИМ ЕГЭ по математике оценивает более или менее удовлетворительно. Это видно из подобия нормального распределения данных, но только для левой части распределения.

Центральная и правая часть распределения - уступка догме совмещения двух экзаменов в одном. Результаты этих частей явно не укладываются в модель нормального распределения. В итоге получилось асимметричная кривая, указывающая, что разработанный метод годится только для оценки слабо подготовленных выпускников школ. Да и для этой цели его придётся серьёзно дорабатывать.

Гистограмма одновременно указывает и на артефакт, вызванный упомянутой догмой. Приемлемая точность измерений у слабо подготовленных выпускников школ была достигнута за счёт недопустимого снижения точности у хорошо подготовленных абитуриентов вузов. Из опубликованных результатов видно, что единый госэкзамен даёт слишком грубые, весьма приблизительные оценки уровня подготовленности хорошо подготовленных и особенно одарённых абитуриентов вузов по математике.

Приведены (на стр. 5, второй главы отчёта) такие, например, данные: 100 баллов получили 157 человек, 97 баллов - 232 человека и 95 баллов - 341 человек. Можно так понять, что 99, 98 и 96, баллов не получил никто из сотен тысяч испытуемых. Если это так, то столь грубая шкала перевода исходных баллов в так называемые (ошибочно) "тестовые" абсолютно недопустима в государственном экзамене, тем более в правой стороне шкалы, где оценивается математическая подготовленность лучших, в стране, выпускников школ. Этот дефект шкалы ФИПИ указывает на существенный признак отсутствия там подлинных педагогических измерений!

Нельзя пройти мимо и самого названия "тестовые" баллы. Здесь эти слова они не имеют никакого реального отношения к тестам; ведь всем известно, что в ФИПИ разрабатываются не тесты, а КИМы ЕГЭ. Но не все понимают, что разница между ними слишком велика (27), а потому давно надо было прекратить этот словесный маскарад.

Картина распределения исходных баллов в левой части выглядит не менее интересно. Если выпускник школы в 2010 году правильно решит хотя бы одно задание, то он по министерским инструкциям щедро получит сразу же 11 псевдотестовых баллов. Кто теперь осмелится сказать, что в Министерстве образования и науки, а также в Рособрнадзоре, сидят чёрствые люди, не думающие о бедных двоечниках?

Из распределения исходных данных видны два отрицательных эффекта. Первый - самые слабые учащиеся оказались недостаточно дифференцированы из-за недостатка очень лёгких и сравнительно лёгких заданий. Второй отрицательный эффект касается сильных и очень сильных учащихся. Там слишком высоки ошибки измерения.

Хотя разработчики стремились следовать идее создания метода для единого государственного экзамена, получилась всё-таки контрольная работа, пригодная для аттестации выпускников школ, но не пригодная для объективного измерения уровня подготовленности абитуриентов вузов. Никакого теста нет, как нет и его следов.

Всё, что расположено в правой части гистограммы - это вредная уступка разработчиков установке на совмещение двух экзаменов в одном. Потому и не хватило требуемого числа заданий для объективной оценки очень слабо подготовленных испытуемых. Вместо этого добавили трудные и очень трудные задания, с заметно растянутым шагом прироста трудности.

В итоге получилась, можно повторить, аттестационная экзаменационная работа, ориентированная преимущественно на оценку выпускников школ с низкой подготовкой. Эта работа стала бы лучше, если бы из неё удалили неуместные в ней трудные и очень трудные задания. Тогда бы все данные распределились бы по так называемому в статистике нормальному закону, несмотря на недостаточное число заданий. Но покажите чиновника, который позволит разработчикам нарушить проявляемую в министерских кабинетах иррациональную политическую волю на совмещение двух экзаменов в одном?

Получилось так, что ФИПИ вместо метода измерения нацелил разработчиков на создание аттестационной контрольной работы. Хотя для приёма в вузы нужны другие методы. Все это уже знают и понимают. Не случайно именно в год предсказанного автором этой статьи краха единого госэкзамена (28), все КИМы ЕГЭ, кроме двух - по русскому языку и математике - были в пожарном порядке перенацелены только на приём в вузы. Этот поступок можно истолковать так: чиновники убежали от ответственности за фактический провал ЕДИНОГО. Единым госэкзамен оставили только для двух дисциплин - русский язык и математика, остальные превратились в госэкзамены, но уже не единые.

В итоге ЕГЭ как бы остался, и не остался, одновременно. Выбирайте, что нравится и думайте, как хотите. Ловкий ход (29) позволил многим сохранить лицо и должность.

КИМы ЕГЭ - имитация педагогических измерений

Итак, мы на фактах убедились, что надежды Правительства РФ, Рособрнадзора и Министерства образования и науки на создание бланкового метода проведения ЕГЭ, позволяющего совмещать два экзамена в одном, оказались напрасными. Вместо качественных методов педагогических измерений в Федеральном институте создали то, что смогли, используя северокорейский принцип опоры на собственные силы. В итоге были произведены неведомые образованному миру методы проведения единого государственного экзамена, под непритязательным и размытым названием КИМы ЕГЭ. Эти материалы представляли собой эклектическую смесь заданий в тестоподобной форме, с традиционными вопросами и задачами (30).

Часть последних проверялась местными комиссиями учителей, руководимыми местными функционерами. Что создало удобную среду для массовых фальсификаций результатов ЕГЭ.

Истинные масштабы фальсификации результатов госэкзаменов по таким "материалам" успешно скрывались. Но кое-что всё-таки прорывалось в прессу через завесу установленной секретности (31).

Самый распространённый массовой, если не сказать, тотальной и молчаливо теперь "узаконенной" формой фальсификации результатов ЕГЭ стала практика, описанная В.А. Хлебниковым, в недавнем прошлом руководителем Центра тестирования Минобрнауки России.

"Уже выработался простой и безопасный способ всё устроить. Суть его такова. За несколько дней до экзамена учителя проводят консультации для выпускников. В органы управления образованием субъектов Федерации к этому времени уже поступают материалы ЕГЭ по соответствующему предмету. Материалы поступают с запасом, так что досрочное вскрытие одного "Секьюрпака" и ознакомление с его содержанием совершенно незаметно. Всем известно, что по каждому предмету на регион имеется всего лишь пять оригинальных тестов. Остальные варианты формируются путем перемешивания заданий из пяти оригинальных.

Далее совсем просто. Из реальных материалов ЕГЭ специалисты-предметники быстро делают похожие тесты-аналоги. Материалы тиражируются и рассылаются в школы для использования на консультациях. Там материалы решают (32). Через пару дней выпускники на экзамене получают тесты, содержащие задания, очень похожие на те, которые разбирались на консультации. Абсолютно точно повторить решения и указать верные ответы на все задания не сможет никто, но можно гарантировать, что в целом весь массив выпускников получит более высокие тестовые баллы ЕГЭ. Выбросов аномально высоких результатов не будет. Все довольны - выпускники, родители, учителя, руководители и пр. Выявить нарушение невозможно (33)".

Зам. Председателя комитета Госдумы по образованию О.Н. Смолин делает по этому поводу интересные выводы. Он считает, что версия В.А. Хлебникова очень похожа на правду и в чистом виде коррупционной составляющей не содержит. Тем не менее, он хотел бы обратить на нее внимание не только Рособрнадзора, но и Генеральной прокуратуры. В итоге, считает О.Н. Смолин, "работа над ошибками" в области ЕГЭ, которую проделывают федеральные власти, приводит либо к отступлению от этой "инновации" в пользу классической системы, либо к приумножению пороков "нововведения".

Далее он пишет, что это вполне логично: ошибки в рамках существующей системы ЕГЭ неисправимы, ибо сам он и есть системная ошибка. Его нужно заменить либо независимой оценкой знаний на экзамене в традиционной форме, либо, как компромисс, добровольной системой выбора между тестовой и классической методиками оценки знаний. Другими словами, исправить системную ошибку, значит - изменить саму систему. В противном случае работа над ошибками приводит лишь к их приумножению" (34).

Уже много лет в ФИПИ скрываются подлинные статистические распределения, необходимые для экспертного анализа КИМов ЕГЭ. Публикацию распределений пытались не допустить всеми возможными способами, вплоть до незаконной подписки о неразглашении результатов ЕГЭ. Об этом свидетельствовали многие работники центров тестирования, вовлечённые в процесс функционирования ЕГЭ. Отчёты по отдельным предметам начали публиковаться лишь с 2005 г., метрических отчётов о качестве применяемых КИМов ЕГЭ нет до сего дня.

Для сравнения: Национальная ассоциация тестологов США запрещает делать выводы об уровне достижений учащихся, если надёжность и валидность результатов, полученных тем или иным методом, не исследована и не опубликована. Это действенная защита прав абитуриентов от некачественных методов распространена по всему миру, но только не у нас.

Деятельность ФИПИ ущербна

Одним из заметных итогов поразительного тяготения министерских чиновников к контролю стали подготовленные, под их руководством, в Федеральном институте педагогических измерений (ФИПИ) так называемые контрольно-измерительные материалы - (КИМы) единого государственного экзамена (ЕГЭ). Эти эклектические формы проведения единого экзамена посредством "материалов" претендуют, по сей день, на звание российских государственных методов педагогических измерений, не будучи методами измерения вообще(35).

Иногда их называли "тестами ЕГЭ", но это была имитация тестов и профанация тестового метода педагогических измерений. Иными эти материалы быть и не могли. Ведь чиновник, в отличие от учёного, смотрит не в суть проблемы, а в глаза своего начальника, пытаясь там отыскать истину. В самом ФИПИ все годы "эксперимента" по ЕГЭ руководство ставило цели, не совпадающие со смыслом создания института. В то время как правительственные решения нацеливали институт на создание методов объективной оценки результатов совмещённого экзамена, в ФИПИ, напротив, ставили цель написания содержательных отчётов по уровню усвоения знаний отдельных разделов школьных предметов.

Но одно дело - писать содержательные отчёты по проведению экзамена, другое - решать сложную методологическую проблему совмещения двух экзаменов в одном. Да и судя по названию, ФИПИ должен был заниматься именно педагогическими измерениями, а свои отчёты нацеливать на обоснование качества методов педагогических измерений и результатов проведения единого экзамена. Но этого не было, и нет до сего дня. В высших органах управления образованием подмену не замечали, или не хотели замечать.

На примере деятельности ФИПИ нетрудно убедиться в том, что ошибочные цели порождают негодные результаты. Откуда возьмутся качественные методы педагогических измерений, если в институте все годы его существования и не помышляли об их создании? Отчёты там пишутся так, чтобы никто не смог оценить неприемлемое качество совмещённых экзаменов. Нет требуемого минимального набора статистических результатов и оценок, особенно тех, которые касаются чрезмерной погрешности измерений. 
     
Незаконную секретность при производстве некачественной продукции обеспечивали Рособрнадзор и министерство. Как отмечал академик В.И. Арнольд, удручающая статистика этого официального эксперимента, к сожалению, до сих пор засекречена. Надо бы её опубликовать! Хотя результат этого очковтирательства скажется не сразу, это приведет, со временем, к серьезному падению сперва интеллектуального уровня страны, затем индустриального, а впоследствии и оборонного. Это тоже почему-то засекречено (36).

Вот как понимают в этом институте, например, ключевое понятие теории педагогических измерений. Цитата: "Надежность контрольных измерительных материалов, разрабатываемых в ФИПИ, состоит как в продуманном балансе между заданиями разных типов (с выбором ответа, с кратким ответом и с развернутым ответом), так и в продуманных критериях оценивания развернутых ответов"(37). Какую надёжность результатов единого госэкзамена можно ожидать от авторов "продуманных" и написанных таким образом текстов? Так был создан рукотворный образовательный кризис. КИМы ЕГЭ не улучшались, должным образом, в течение десяти лет, из-за ошибочно выбранных целей и засекречивания результатов. Для нынешнего бюрократически устроенного управления образованием - явление типичное и неизбежное.

Этот горький, совсем не школьный урок, приведший народное образование страны к деградации, Россия запомнит надолго!

Исторический экскурс

История СССР и России знала периоды разных отношений учёных с властью, но в любые времена, особенно в очень тяжёлые, потенциал учёных как-то всё-таки использовался в интересах страны, хотя и своеобразно.

В годы войны в СССР это делалось в форме специально созданных для них учреждений-тюрем, бывших конструкторских бюро, с библиотеками и необходимым научным оборудованием. В народе такие учреждения называли шарашками. Несмотря на противоправное лишение свободы и жестокие формы обращения с ними, учёные создали там новые виды эффективного оружия, позволившие стране выстоять в Великой Отечественной войне.

Важно отметить, что основная часть узников таких тюрем получили образование и самообразование при советской власти. Кажется странным, что среди выдающихся учёных, позже ставших действительными членами Академии наук СССР, были и такие, у которых не было даже диплома о высшем образовании. Сейчас это кажется немыслимым, но в тех предельных условиях требовались не дипломы, а интеллектуально мыслящие, по-настоящему образованные люди, умеющие эффективно решать трудные проблемы создания новой техники и технологии её производства.

Во время войны к решению трудных научных проблем привлекали всех, кто был полезен для дела. Для создания атомной бомбы отозвали с Черноморского флота учёного-физика Игоря Курчатова, занимавшегося там размагничиванием военных кораблей. Заметим, что сейчас бы во главе атомного проекта поставили бы человека типа А. Чубайса. Реальные примеры подбора руководителей Роснано, Сколково, в большинстве государственных корпораций весьма показательны.

В годы войны использовали информацию и от тех зарубежных учёных, кто понимал необходимость помощи СССР в деле преодоления опасной для всего мира монополии США на ядерное оружие. Эти учёные обладали способностью заглядывать далеко вперёд.

Неожиданные следствия

К моменту прихода В.В.Путина к должности Президента РФ у него сложилось позитивное мнение относительно ЕГЭ. Вот что он говорил тогда: "В целом, за некоторыми нюансами, ЕГЭ показывает свою эффективность. Будем дальше идти по этому пути, анализируя все плюсы и минусы (38)". Это мнение полностью предопределило, спустя десятилетие, последующее решение Кремлёвской комиссии по ЕГЭ при Президенте Д.А. Медведеве, где ещё раз прозвучали плюсы и минусы ЕГЭ и появился спорный тезис об "эффективности" ЕГЭ (39).

Тем самым всем гражданам, недовольным проведением в стране некачественного ЕГЭ - а их число неуклонно растёт (40), - власть пытается показать тщетность их усилий по прекращению этого экзамена. А нынешний министр образования А.А. Фурсенко выразился ясно, кратко и определённо: "ЕГЭ - это навсегда"! Но он ошибся. Вопреки его убеждениям Россия найдёт в себе силы отвязаться от этого бездарного экзамена. На самом деле ЕГЭ надо было прекратить, и как можно скорее (41). Но пока никто из высших руководителей страны, кроме С.М Миронова (42), к таким мнениям прислушиваться не желает.

Различие позиций В.В. Путина и учёных-критиков ЕГЭ возымело неожиданные отрицательные последствия. Чиновники высшего, среднего и даже мелкого калибра перестали считаться с мнением профессуры, школьных педагогов, общественности, родителей, не хотели слышать критику оппонентов. Аргументированную критику в свой адрес они теперь безбоязненно отметали, на неё не отвечали. Таким неприличным, для демократического государства, образом они якобы выражали позицию власти и надеялись таким образом внедрить ЕГЭ в систему российского образования.

Однако силовые приёмы в системе образования и науке неуместны. Здесь царят другие ценности - воспитание, знания, мораль, интеллектуальное и физическое развитие. А главным условием успешной образовательной деятельности является партнёрское взаимодействие между учащимися, педагогами, общественностью и властью, в центре и на местах (43). Вместо этого в сфере управления довольно быстро стал ведущим авторитарный тип поведения, нарушающий паритет сторон, что убийственно для системы образования.

Ошибочные цели, негодные методы, власть разрастающейся армады управленцев и засекречивание статистических распределений оказались достаточными условиями для того, чтобы обещанный десятилетие лет назад расцвет сферы образования так и не наступил. В реальности получился прямо противоположный эффект - наступило десятилетие деградации образовательной сферы.

Федеральная целевая программа усиления контроля в сфере образования

 Министерство образования и науки считается Федеральным органом управления образованием. При том, что сама идея управлять образованием миллионов граждан из одного министерства - очень спорная, если не сказать, ошибочная. Реально министерство может только содействовать образованию граждан посредством выработки образовательной политики, разработки толковых концепций, эффективных форм и методов образовательной деятельности, необходимым финансированием. Но это должны быть формы содействия, а не командования и не навязчивого контроля от имени государства. А потому оно сейчас больше мешает образованию, чем помогает.

Нынешнее министерство принципиально тяготеет не к образовательной, а к контролирующей деятельности, а потому не жалеет бюджетные средства на разработку разного рода материалов тотального оценивания и контроля. Понятно, что при такой ориентации денег и времени на собственно образовательную деятельность не хватит никогда. В этом легко убедиться, если посмотреть на Концепцию Федеральной целевой программы развития образования на 2006 - 2010 годы, утверждённую Правительством РФ.

После потока заметно востребованной сейчас "инновационной" риторики там написано:

"Решение стратегической задачи обеспечения качества образования достигается путем реализации программных мероприятий по следующим направлениям:

- совершенствование государственной системы оценки деятельности образовательных учреждений и организаций с целью гармонизации показателей развивающейся современной системы образования и нормативно-методического и информационного обеспечения процедур лицензирования, аттестации и государственной аккредитации образовательных учреждений;

- развитие новых форм и механизмов оценки и контроля качества деятельности образовательных учреждений по реализации образовательных программ, в том числе с привлечением общественности и профессиональных объединений для обеспечения объективности, достоверности и прозрачности процедур оценки деятельности образовательных учреждений;

- совершенствование механизмов признания эквивалентности документов об образовании для повышения академической мобильности, увеличения экспорта образовательных услуг, что будет способствовать интеграции России в мировое образовательное пространство;

- завершение эксперимента и переход к поэтапному введению в практику единого государственного экзамена, что позволит повысить доступность профессионального образования, объективность вступительных испытаний, обеспечить преемственность общего и профессионального образования, а также государственный контроль и управление качеством образования на основе независимой оценки уровня подготовки выпускников;

- создание общероссийской системы оценки качества образования, направленной на создание механизмов объективной оценки качества образования на всех уровнях и ступенях образования, что, в конечном счете, позволит обеспечить качество и доступность образования;

- совершенствование системы государственной аттестации научных и научно-педагогических кадров с целью повышения качества и результативности системы подготовки кадров высшей квалификации и обеспечения воспроизводства и развития кадрового потенциала образования и науки, а также гармонизации отечественных процедур аттестации научных и научно-педагогических кадров с международной практикой" (44).

Данную программу можно без сомнения назвать программой организации контроля, деградирующего сферу образования. Стремление улучшить образование посредством, как там написано, контрольных мероприятий, связанных с оцениванием, лицензированием, аккредитацией, сертификацией, создания "механизмов" и систем проверки видно здесь в каждой фразе. И нет ничего о главном в системе образования - об улучшении образовательного процесса самих учащихся, улучшении условий работы педагогических кадров, об обновлении одряхлевшей материально-технической базы большинства образовательных учреждений. Чиновники разного уровня наивно верят, что только усиление контроля может улучшить качество образования в стране. Это существенный показатель их некомпетентности.

Образование в тисках бюрократии

Известный политик и педагог Виктор Шудегов справедливо полагает, что главная проблема российского образования заключается в усилении давления непрофессиональной бюрократии, пожирающей всё прогрессивное. А потому надо освободить образование от бюрократических глупостей (45). Эта мысль перекликается с обсуждаемым сейчас в администрации Президента РФ Д.А.Медведева актуальным решением об избавлении государства от избыточных функций. По задумке администрации, планируется переход на профессиональные ассоциации - так называемые саморегулируемые организации (46).

Опубликованные здесь и в предыдущих статьях автора данные и выводы дают, наконец, верховной власти зримый повод и довод для проведения давно назревших кадровых перемещений и структурных перемен в сфере образования. Нынешнее министерство образования и науки слишком обременено множеством избыточных функций, а потому у работников не хватает ни времени, ни компетенции заниматься своими прямыми обязанностями.

При условии, что реформы будут осуществляться не чиновниками, а общественно-профессиональными органами, решение об избавлении государства от избыточных функций имеет шанс оказаться хорошим и действительно эффективным. Для создания СРО в сфере образования может понадобиться третья, по счёту, комиссия, способная пересчитать все имеющиеся в Рособрнадзоре данные и вынести свой научно обоснованный вердикт относительно ЕГЭ. Двумя предыдущими комиссиями эта актуальная общественная проблема так и не была решена. Он была лишь загнана вглубь.

В связи с намечающимся масштабным сокращением чиновников полезно привести здесь фрагмент из ранее опубликованной статьи автора (47):

Для того, чтобы лучше понять всю глубину ямы, в которой оказалось российское образование в результате бюрократического своеволия, достаточно посмотреть на пример США. Там нет государственной аттестации, нет ФЭПО, нет Гособрнадзора, нет ВАКа, нет единого государственного экзамена, как нет ни одного вуза в подчинении у министерства образования. И что, там хуже развиты образование и наука?

Наоборот. В сотне лучших вузов мира представлены 33 высших учебных заведения из Соединенных Штатов Америки и 15 вузов из Великобритании. За ними следует Австралия (семь вузов) и Франция (пять вузов).

Все остальные страны представлены в лучшем случае тремя учебными заведениями, например, Канада, Япония или Германия. Всего в рейтинге представлены университеты 19 государств мира и нет ни одного вуза России. И это - ещё не всё. Главная потеря - заметное ухудшение массового школьного и вузовского образования".

Так может быть нам надо сократить такие учреждения направления бюрократической деятельности, которых нет в странах с развивающейся образовательной сферой?

Для того чтобы вырвать сферу образования из удушающих объятий чиновников и вернуть её на службу народу, надо скорее выходить на самые перспективные, общественно-государственные формы управления этой сферой (48). Только тогда появляется возможность реально преодолеть недостатки, связанные с доминирующим участием государства в системе образования. Цели, затрагивающие интересы миллионов граждан, требуют согласия тех же миллионов. Ошибочные цели, не согласованные с социумом, порождают плачевные результаты.

Вот главный урок, который можно вынести из опыта бюрократического внедрения ЕГЭ в систему российского образования. 

Литература:

1. Расширенная журнальная версия статьи: "Ошибочные цели - плачевные результаты", опубликованной на сайте http://viperson.ru/wind.php?ID=425098

2. Результаты единого государственного экзамена. ( май-июнь 2010 года). Москва, 2010, Общее руководство - Ершов А.Г. http://www.fipi.ru/binaries/1085/1_razdel_11.pdf

3. Аванесов В.С. Ход конём. http://obrazovanie.viperson.ru/wind.php?ID=596698&soch=1

4. Малинецкий Г.Г., , Подлазов А.В. ЕГЭ как катализатор кризиса российского образования. http://nonlin.ru/articles/ege

5. Шарыгин Игорь. Образование и глобализация. Российское образование в условиях глобализации. Новый Мир, N 10, 2004. Подготовка текста и публикация Г. И. Шарыгина.

6. Расширенный анализ целей ЕГЭ смотрите в работе автора. Аванесов В.С. Единый государственный экзамен в фокусе научного исследования. // Педагогические измерения N1, 2006. http://viperson.ru/wind.php?ID=535347

7. Решение коллегии Министерства образования и науки Российской Федерации N ПК-3 от 13 октября 2004 года. "Об итогах проведения эксперимента по введению единого государственного экзамена в 2004 году и задачах эксперимента на 2005 год". Ссылка из Интернет удалена.

8. Выступление по радио "Эхо Москвы" 27 ноября 2010 года, в передаче "Родительское собрание".

9. Текст этого документа частично использовался в статье автора: "Единый государственный экзамен в фокусе научного исследования"//Педагогические измерения N1, 2006. http://viperson.ru/wind.php?ID=535347

10. Болотов В.А. (Ред.) Единый государственный экзамен в общероссийской системе оценки качества образования. с.11-12. В сб.: "Оценка образовательных достижений в рамках национальных экзаменов". Материалы и тезисы докладов Международной конференции. 13-15 декабря 2004г. - М.: Изд-во "Уникум-центр", 2005. - 279с.

11. http://www.obrnadzor.gov.ru/control/

12. http://www.ege.ru/prikaz119.html

13. Федеральная служба по надзору в образовании и науке. Стратегические цели и тактические задачи Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки. http://www.obrnadzor.gov.ru/strategy 23.03.06.

14. "Нет" разрушительным экспериментам! http://www.keldysh.ru/departments/dpt_17/1c.html

15. Там же.

16. Вадим Аванесов: Самоуправство чиновников и милиции как зеркало нашего бытия. http://viperson.ru/wind.php?ID=603550&soch=1

17. Баккер С. Экспертное заключение. В сб.: "Оценка образовательных достижений в рамках национальных экзаменов". Материалы и тезисы докладов Межд. конф. 13-15 декабря 2004 г. Стр. 258. - М.: Изд-во "Уникум-центр", 2005. - 279с.

18. Там же.

19. http://www.fipi.ru/binaries/1084/mat11.pdf

20. Стр. 3 второй главы отчёта, раздела "математика. . http://www.fipi.ru/binaries/1084/mat11.pdf . Выделено курсивом автором этой статьи.

21. Там же

22. Арнольд В. И. Опасаться компетентных соперников очень естественно для начальников. http://www.gzt.ru/topnews/education/-vladimir-arnoljd-opasatjsya-kompetentnyh-/308825.html?from=bubblematerial

23. На стр. 4 отчёта ФИПИ написано: "Целью разработки настоящего отчета является содержательный анализ результатов единого государственного экзамена по общеобразовательным предметам. http://www.fipi.ru/binaries/1085/1_razdel_11.pdf

24. Стр. 15-16 первой главы отчёта. http://www.fipi.ru/binaries/1085/1_razdel_11.pdf

25. http://www.liveinternet.ru/users/svarogich/post97534815/

26. Результаты единого государственного экзамена. ( май-июнь 2010 года). Москва, 2010. Ершов А.Г. - Общее руководство. С. 4. http://www.fipi.ru/binaries/1085/1_razdel_11.pdf

27. Аванесов В.С. Проблема демаркации педагогических измерений // Педагогические Измерения N 3, 2009. - С. 3- 37. http://obrazovanie.viperson.ru/wind.php?ID=592151&soch=1

28. Аванесов В.С. Доживёт ли ЕГЭ до 2009 года? http://testolog.narod.ru

29. Аванесов В.С. Удвоение ЕГЭ. http://obrazovanie.viperson.ru/wind.php?ID=544972&soch=1

30. Аванесов В.С. Являются ли КИМы ЕГЭ методом педагогических измерений?// Педагогические Измерения N1, 2009. - С. 3-26. http://obrazovanie.viperson.ru/wind.php?ID=563869&soch=1

31. Например: Добросоцких А. Как продают ответы на ЕГЭ. http://ruskline.ru/analitika/2010/05/29/kak_prodayut_otvety_na_ege/ . 29.05.2010; 
100 БАЛЛОВ ЗА ЕГЭ - ЭТО "ЧЕРЕЗ ЧЮР". Первокурсники-отличники журфака МГУ написали первый диктант. http://www.mk.ru/education/publications/378686.html

32. Так написано в оригинале.

33. Цит по работе О.Н.Смолина. ЕГЭ: системная ошибка или ошибочная система? http://ovd.com.ru/2009/trib05_09_smolin.htm

34. Там же.

35. Аванесов В.С. Являются ли КИМы ЕГЭ методом педагогических измерений?// Педагогические Измерения N1, 2009. - С. 3-26. http://obrazovanie.viperson.ru/wind.php?ID=563869&soch=1

36. Арнольд В. И. Там же

37. См. с.9, гл. 1 отчёта ФИПИ за 2010 г. http://www.fipi.ru/binaries/1085/1_razdel_11.pdf.

38. Путин В.В. Система ЕГЭ будет совершенствоваться. http://www.eduhelp.ru/page.php?pageid=1043 15.02.08 ; http://www.vesti.ru/files.html?id=5609

39. Смотрите научную критику этого политического решения в статье автора. Аванесов В.С. Спорное решение Кремлёвской комиссии по ЕГЭ. http://obrazovanie.viperson.ru/wind.php?ID=618286&soch=1

40. За несколько лет число россиян, негативно оценивающих систему ЕГЭ, выросло вдвое. http://www.gzt.ru/topnews/education/-za-neskoljko-let-rossiyane-stali-otnositjsya-k-/308441.html?from=linksfromsingle

41. Аванесов В.С. Единый государственный экзамен надо прекратить. http://obrazovanie.viperson.ru/wind.php?ID=529851&soch=1

42. Аванесов В.С. Сергей Миронов прав. http://obrazovanie.viperson.ru/wind.php?ID=598001&soch=1

43. Аванесов В.С. ЕГЭ нарушает принцип равного представительства основных сторон образовательного процесса. http://obrazovanie.viperson.ru/wind.php?ID=523856&soch=1

44. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 3.09.2005 г. N 1340-р "О Концепции Федеральной целевой программы развития образования на 2006-2010 гг."

http://do.isiorao.ru/document/rasporagenije%20o%20koncepcii%20FCPRO.php

45. Шудегов В.Е. Образование в современной России: новые решения. В кн. "Высшее образование для XXI века". Под ред. И.М. Ильинского. М.2008. с. 17-21.

46. Чиновников ждет сокращение. http://www.stoletie.ru/lenta/chinovnikov_zhdet_sokrashhenije_2010-09-03.htm.

47. Аванесов В.С. Приоритетный национальный проект "Образование" как форма перехода к общественно-государственному управлению образовательной сферой. http://viperson.ru/wind.php?ID=443355&soch=1

48. Вадим Аванесов. Приоритетный национальный проект `Образование` как форма перехода к общественно-государственному управлению образовательной сферой. http://viperson.ru/wind.php?ID=443355&soch=1

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован