Эксклюзив
29 ноября 2011
4883

Александр Назариков. Феминизм: Победа или смерть (мужчин). Часть вторая

Прежде чем перейти к отложенному материалу и своим комментариям к нему, хочется сказать, что я ожидал подобного (про) чтения первой части своей статьи о феминизме. Возможно, её следовало бы выставить позже, то есть, после выборов президента России. Хотя что, собственно, это меняло бы? В погоне за мифическим рейтингом совершаются гораздо большие ошибки. А тут, с одной стороны, казалось бы, нейтральная тема; с другой же - ну какая же она нейтральная, если на матушке-Земле нам жить всем вместе до скончания веков цивилизации. Нам - мужчинам и женщинам, но если мы беспрестанно будем находить, а не терять - идти на компромисс, поводы для ссор и конфронтации, то это сильно усугубит и без того шаткое положение человечества на Земле. Потому уже вчера нам стоило бы найти этот самый компромисс, а сегодня уже вместе работать над будущим всей цивилизации. Но пока получается почти на 180 градусов наоборот, то есть, мы откладываем на завтра поиски решения нашего совместного прозябания на "голубом шарике", а сегодня мы должны оговорить будущие выборы правительства, законодательных органов, президента и так далее. Чем быстрее в этом вопросе мы расставим все точки над "Ё", тем раньше мы будем в состоянии и во всеоружии заняться другими важными делами. Лучше, конечно же, чтобы женщины были рядом с нами в строю или нашими единомышленниками, уж извините (и за излишний пафос), единомышленницами.

Обилие информации о феминизме, в том числе, теперь уже о и противопоставленных ему мужских течениях, может говорить только о том, что всю эту канитель, явно и неявно, поддерживают сверху, дабы народы всех стран, точнее, их умы были заняты чем угодно, но не текущим реальным положением дел во всем мире. Отсюда, власть имущим не выгодно локализовать все суды-пересуды о феминизме. Ведь во многих странах мира во властных структурах давно задействованы женщины, которые прекрасно справляются со своими обязанностями. Да и в исламе нет конкретного запрещения женщинам занимать какие-то посты, особенно в тех странах, где церковь отделена от государства. Но очень много разговоров, что женщина Востока - это рабыня в руках мужчины и так далее, но, как выясняется, доказательств этому всё меньше и меньше. Очень многое зависит от того, хочет ли женщина защищённости или бороться за какие-то мифические права. Ну, получила она эти права, и что дальше? То-то и оно, тут и с мужчинами, вообще с людьми, никак не разберутся, а теперь по феминизму, получается, необходимо разобраться конкретно с ущемлением прав женщин?!

В первой части своего эссе "Феминизм: победа или смерть (мужчин)" я цитировал реферат, так называемого, Ислама. Позволю себе кое-что ещё оттуда изъять для последующего разворота мысли. "Чувство примитивно-грубого мужского превосходства над женщиной Сократ выразил следующими словами: "Три вещи можно считать счастьем: что ты не дикое животное, что ты грек, а не варвар, и что ты мужчина, а не женщина". "Не зря ведь Жванецкий выдал незабвенную фразу: "Женщина должна: а) лежать; б) тихо". "Да, наверное, в бизнесе у женщин действительно портится характер: они становятся жестче, прагматичнее. Однако и мужчины меняются не в лучшую сторону - многие превращаются в беспринципных циников, и, кстати, гораздо чаще, чем женщины, не сдерживают себя в эмоциях. Но это никого не возмущает - скорее вызывает сочувствие. Таким образом на женщину оказывается двойное давление. Если она расслабляется и дает волю чувствам, ее обвиняют в непрофессиональном, слишком "женском" стиле работы. Вынужденная жестокость также становится предметом нареканий" ("Реферат"). Последняя выдержка о женщинах в бизнесе, так называемых, бизнес-вумен. А замечание Жванецкого как раз говорит о том, что со времён Сократа мало что поменялось. Потому вхождение женщин в любое дело (не суть важно, феминистки они или нет) сопряжено с ломкой железобетонных стереотипов. Что бы ни предпринимали сегодня феминистки (что само по себе похвально), эта ломка затянется надолго. Только усилиями всех и, желательно, сверху можно добиться более быстрых результатов. Но международное бюрократическое колесо не так-то просто заставить перейти на другой ритм кручения, особенно если механизм уже архаичен и ему проще крутиться без каких-то изменений...

И прошу извинить за упущение. Весь разговор о феминизме стоило бы вести вкупе с пониманием о гендерных ролях. Наверняка, следовало бы ввести это понятие, как и само понятие "гендер" ещё в первой части своего эссе. Но это сделать никогда не поздно. Поясню, почему всё произошло это упущение. С этими двумя понятиями мне "удалось" столкнуться в конце 80-ых прошлого столетия, когда у нас впервые появилась возможность ознакомиться с "достояниями западных республик". И не то, чтобы я не придал особого значения этим понятиям, главное всё же в том, что я и сегодня не изменил сильно своего мнения об этих понятиях и исследованиях вокруг них. Но мнение, пусть аналогичное мнению большой группы субъектов, всё же не может стать объективным, то есть, близким к истинному положению вещей. Ввиду того что сегодня можно получить любую информацию из Интернета, то я так и сделал. Первое изъятие с - http://slovari.yandex.ru - о самом понятии "гендер", из книги "Азбука психолога". "Гендер [от англ. gender - род, пол] - а) социальный пол, во многом обусловливающий особенности собственно личностного и группового поведения и задающий правовую и статусно-социальную позицию индивида в обществе" ("Азбука психолога"). Но даже после прочтения всего, предоставленного этой книгой, материала конкретно о гендере, у меня не рассеялось впечатление, что всё это в просторечии зовётся "бредом сивой кобылы" и "огород не стоило городить". Не могу быть до конца уверенным, но мне кажется, что дедушка Фрейд высказался бы более жёстко и своенравно, типа, ребята, читайте мои работы о возникновении основных табу человечества. И, думается, был бы прав как никто. Но попробуем вкратце разобраться в нагромождении специальной информации, хотя сказать, что она сложна для понимания, нельзя.

"Следует заметить, что сначала сам термин "гендер", а затем и гендерный подход, своим появлением во многом обязаны так называемым "женским" исследованиям. Ни в коей мере не подвергая сомнению эвристичность и продуктивность использования подобного ракурса рассмотрения и анализа целого ряда острых вопросов современной психологии, в частности, и социальной психологии, нельзя не заметить, к сожалению, все учащающиеся случаи содержательного "передергивания" самой постановки проблемы и постепенного формирования такой ситуации, когда ряд исследований, проводимых под лозунгом реализации гендерного подхода, оказываются не просто тривиальными, а более того, вообще снимающими вопрос о необходимости проверки справедливости выдвигаемых гипотез в силу их изначальной очевидности. В то же время достаточно часто гипотетическая схема конкретных исследований выстраивается в принципиально иной логике: "мы предполагаем, что данную социальную функцию мужчины и женщины выполняют по-разному" ("Азбука психолога"). И всё в конечном итоге упирается в ещё одну существенную выдержку. "Между тем даже беглый анализ наиболее серьезных исследований по гендерной проблематике со всей очевидностью доказывает, что они сконцентрированы именно на содержательной стороне гендерных различий, а отнюдь не на доказательстве факта их наличия" ("Азбука психолога"). Ведь конкретно же указано, что даже при беглом анализе наиболее серьёзных исследований, всё внимание концентрируется на содержании, а не на доказательстве наличия гендерных различий. Так, значит, и само наличие этих различий ещё под вопросом? Очень оригинально! Тут уже, хочешь - не хочешь, но возникает вопрос другого плана, более приземлённый и обывательский: психология для людей или люди для психологии? Кому служит сия наука - тому же человечеству или узко-элитированному сообществу лаборантов-мозговедов? Отсюда ещё более "смешной" вывод: феминистки напрасно радуются своим успехам. Этими успехами они только веселят психологов и дают почву для исследования феминизма как патологии?! Даже интересно, поднимется или не поднимется гвалт, когда это прочтут исследователи и исследуемые объекты? Поживём-увидим.

Далее мне хотелось привести высказывание одной из исследовательниц феминизма (не такого плана, как я вопросил выше) К. Хорни: "Хорни утверждала, что значимой силой, стоящей за "завистью к пенису", которую постулировал Фрейд, была не анатомия, а культура. Женщины завидуют не самому органу, а власти и привилегиям, которыми обладают люди с пенисом" ("Азбука психолога"). Возможно, меня даже осудят за приведённое извлечение, но как иначе разобраться во всём калейдоскопе неувязок, которые, как оказалось, упёрлись вот в какой интересный фактор... Постулат Фрейда более чем понятен, причём, это один из основных его постулатов, а вот суть сказанного Хорни теряется в тумане или лесе вопросов. Вот основные. Культура ЧЕГО или ЧЬЯ? Ведь западная культура - это не одно и то же, что восточная культура, а, кроме того, существовала на тот момент и культура африканских племён, а как быть с индейцами майя, ацтеками и инками? Даже большая часть восточных народов понятия никогда не имела ни о Фрейде, ни о его постулатах, не говоря уже об африканских племенах и об индейцах. И это далеко ещё не весь перечень культур. Каким образом ей стало известно, на чём зиждется женская зависть? Путём референдума или каким-то созерцательным путём? Жиденькое основание для установки всей остальной пирамиды феминизма на него. Да и всё доминирующее положение мужчин последние два века резко начало трансформироваться, и это совсем не заслуга феминисток. Просто того потребовала меняющаяся конъюнктура всего огромного общежития людей, как бы это не выглядело теперь противоречиво.

Как подтверждает "Азбука психолога", наиболее чётко проявляются гендерные различия по признакам "независимость - привязанность". Что это значит, довольно нетрудно выяснить, заглянув в указанную книгу либо аналогичную ей. "Что касается других типов гендерных различий, то их эмпирическое подтверждение представляется гораздо менее убедительным" ("Азбука психолога"). Книга приводит только два основных, уже опротестованных, примера других гендерных различий: стереотип о социальном доминировании мужчин и стереотип о высокой агрессивности мужчин в сравнении с женщинами. В обоих случаях, как уже я сказал выше, эти положения сравнительным путём просто отринуты. Что же остаётся феминисткам для дальнейшего обоснования своей борьбы за эмансипацию? Практически ничего и даже сказку о былом величии и главенстве женщин оказалось не так сложно развенчать.

Но на эту книгу я приведу ссылку ниже, для начала же взглянем, что собой представляет феминизм в глазах русских, точнее всё же лучше писать, - россиян. Первое: "Энциклопедия "BRUMA.RU" (http://bruma.ru/enc/istoriya/FEMINIZM_V_ROSSII.html). В виду того, что мы все далеко не ученики в школе, потому не будем проводить здесь написание сочинения на заданную тему. Но всё же кое-что придётся привнести, дабы было бы с чем сравнивать - до и теперь. "Возникновение нового отношения к женщине в обществе, зародившись в эпоху Петра Великого, подкрепило появление женщин нового типа - готовых и стремящихся участвовать в общественной жизни (Екатерина II, Е.Р.Дашкова, графини М.Г.Разумовская, А.К.Воронцова, М.А.Нарышкина). Появление на литературном небосклоне женщин-писательниц и поэтесс (Е.А.Княжниной, Е.А. Вельяшевой-Волынцевой, В.А.Волковой, Е.С.Меньшиковой), рождение женской литературы и женской автобиографической и мемуарной прозы свидетельствовало о появлении социального женского самосознания" (Э/B.R). Не считая себя знатоком женской литературы и, уж тем более, женской автобиографической и мемуарной прозы, не могу ничего сказать об этих поэтессах и писательницах. А вот мемуары княгини Дашковой и кое-что из историографии времён Екатерины Второй в репринтных изданиях мне удалось прочесть. Возможно, что мне попалось в руки не то, что нужно было бы прочесть (кому?), но ничего экстраординарного я там не нашёл. А в виду того, что две эти судьбы столкнулись при создании Российской Академии наук, то этот конфликт стоит, наверняка, рассматривать не как просыпающееся социальное женское самосознание, а совершенно в другом ракурсе. Кроме того, Екатерина Вторая (сыграла она или нет существенную роль в истории России) - принцесса захудалой немецкой ландмарки, и если бы не её замужество с Петром III, а затем и помощь графов-братьев Орловых, то кем бы она была для России и для российского феминизма? На мой взгляд, упоминание её в историографии российского феминизма некорректно. Впрочем, вся российская аристократия исходила корнями по большей части из Западной Европы. Так что, если рассматривать феминизм и остальные западные веяния как допустимое и, возможно, необходимое на тот момент зло, то русофилам и женофобам уже есть на кого свалить вину.

Кстати, и все остальные примеры, приводимые авторами статьи, практически до середины XIX века из той же категории, то есть, российская аристократия. Начальным этапом женского движения России считают годы с 1859 по 1905. "Создание в 1859 "Общества доставления дешевых квартир и других пособий нуждающимся жителям Санкт-Петербурга" было идеей трех женщин: М.В.Трубниковой, А.П.Философовой и В.Н.Ростовцевой. В том же году начало действовать "Общество для оказания материальной помощи беднейшему населению", инициированное М.В.Трубниковой, А.П.Философовой и Н.В.Стасовой, которые ныне именуют "феминистским триумвиратом" (Э/B.R). С 1859 года в движение уже включаются русские интеллигенты. Тут есть интересный момент. "Вдохновленная просветительскими идеями, русская разночинная интеллигенция старалась представить право на образование отправной точкой любой эмансипации, в том числе и женской" (Э/B.R). Не стоит забывать о том, что в 1861 году, царским эдиктом было отменено крепостное право. Получается, что на тот исторический момент ещё не было, да и не могло чёткого разделения на эмансипацию вообще и эмансипацию женскую. Позволю себе напомнить и то, что гражданская война в США 1861-1864 гг. была между промышленным Севером и рабовладельческим Югом. Несмотря на то, что тогда победил промышленный Север, наше поколение ещё помнит Гарлем, и не только его. Ксенофобия ещё жива в США, что бы ни говорилось против этого. Так что, борьба за общую эмансипацию во всём мире продолжается; отсюда, почему должен быть отдельный разговор только о женской эмансипации?
"Социальный состав участниц женского движения в России постепенно модифицировался - от зажиточных к беднеющим и бедным. "Новых женщин" отличала быстрая, преимущественно нисходящая, социальная мобильность, потеря связи со своей средой, утрата средств к существованию, а с ними и моральных установок, идеалов, ценностей и норм поведения своей прежней среды" (Э/B.R). Не особо похоже на голую констатацию факта, вроде как проскальзывает некое одобрение тогда происходящему. Потеря моральных установок, идеалов, ценностей и норм поведения своей прежней среды... но это, по меньшей мере, аморально со всех точек зрения. Ниже я не нашёл, ЧЕМ всё вышеописанное было заменено. Можно ли предположить, что феминизм и есть тот апогей аморальности?
Ещё один интересный момент я нашёл в описании сходств и различий феминизма в России и на Западе. "Западные феминистки стремились отделиться от мужской иерархической системы и создать свою, свободную от иерархий и авторитаризма. Русские же деятельницы женского движения не противопоставляли себя мужчинам и полагали необходимым использовать в своих целях общественные структуры и движения, инициированные и созданные мужчинами" (Э/B.R). Получается, что западные феминистки пытались изобрести новый административный и иерархический велосипед, а русские, ничтоже сумняше, спокойно пользовались уже давно изобретённым. Отличный пример, говорящий о том, что всё можно оговорить и спокойно уложить в рамки допустимого. Огромная разница была и вот ещё в чём. "Поэтому "освобождение женщины" прочитывалось в России как освобождение от стереотипных социальных ролей и профессиональная самореализация (тема, появившаяся в западном феминистском движении только в 60-е годы 20 в.)" (Э/B.R). То есть, в конце XIX века русский феминизм был гораздо прогрессивнее западных образцов. Даже сама благотворительность осуществлялась совершенно в другом направлении. "Целесообразнейшая, единственно рациональная форма благотворительности должна состоять в предоставлении нуждающимся оплачиваемого труда, а не в милости, не в даровой помощи", - утверждал созданный в 1900 журнал "Женское дело" (Э/B.R).
Читая дальнейший материал, убеждаешься, что русские (хотя уже тогда нельзя было их так называть) добились существенного отрыва от своих западных "коллег". "А.М.Коллонтай и ее сторонницы выступали защитницами эгалитарного понимания феминистских задач, "феминизма равенства", настаивали на признании женщины полноценным и полноправным субъектом, каким к тому моменту считался мужчина. Либеральные же феминистки (А.Шабанова, А.Тыркова, С.Тюберт) выступали с позиций т.наз. "феминизма различий", предполагающего признание существования общего для всех женщин социального опыта и заставляющего не приравнивать женщин к мужчинам, но признавать их отличия и защищать право женщин на них" (Э/B.R). Очень интересная информация о Первом Всероссийском женском съезде, состоявшемся в декабре 1908 года, собравшем более 1000 (!) со всей России. И, полюбуйтесь, один из тезисов этого съезда. "На съезде был поставлен также вопрос об ответственности всех граждан страны - и женщин, и мужчин - за судьбу и развитие Росси по демократическому пути" (Э/B.R). Это же надо, они уже тогда настолько близко подошли к решению всех проблем, которые и сегодня никто в мире решить не в состоянии, или - просто нет желания! Говорю от всей души - восхищён! Интересно даже они себя называли, не феминистками, а - "равноправками".
И одно очень существенное событие, которое нельзя замолчать. Вначале выдержка, а затем мои мысли о нём (о событии). "Последним форумом, в котором официально принимали участие российские феминистки, была Конференция работниц Петроградского региона, созванная 12 ноября 1917. Присутствовавшая на конференции А.М.Коллонтай предложила выслушать представительницу РЛРЖ "д-ра Дорошевскую" для того, чтобы работницы знали и представляли, "кто теперь является их врагом". Последовавшее за этим выступление Дорошевской о том, что "мужчины не могут защитить женские интересы, так как не понимают их", потонувшее в гуле несогласия, стало одним из знаков конца либерального русского феминизма "первой волны". Деятельность всех феминистских организаций - наряду с деятельностью иных партий и союзов - была объявлена большевистскими декретами конца 1917 - начала 1918 вне закона" (Э/B.R). Во-первых: на мой взгляд, с той порой стоит, как следует разобраться; далее, мне кажется, что незаслуженно забыты успехи "равноправок". То же самое, наверняка, можно сказать о более позднем периоде, практически до Великой Отечественной Войны, после которой следует перелом во всём движении и отношении к нему. Во-вторых: несмотря на то, что по тексту непонятно, согласна ли Коллонтай с выводами доктора Дорошевской, вторая довольно качественно забыта в отличие от А.М. Коллонтай. Наверняка, это может говорить о том, что женщины из РЛРЖ (Российская лига равноправия женщин) ей большей частью доверяли. В-третьих: последовавший гул несогласия за выступлением Дорошевской вообще говорит о том, что российские феминистки (равноправки) никак и ни в чём не отрывали своё движение от общественной жизни России, ничем особым, незаслуженным, себя не выделяя. В-четвёртых: судя по тому же гулу несогласия, воинствующий феминизм в России не прижился. В-пятых: уж коль у кого-то сложилось впечатление, что большевики своими декретами, "убили" в российских феминистках стремление к равноправию, эмансипации, то это очень неверно. Далее по тексту выясняется, что именно эти товарищи сделали очень многое для решения женского вопроса, правда, в несколько своеобразном ключе.
"Патерналистскую роль (отца, патриарха) постепенно брало на себя государство. Это иносказательно подчеркивалось активистками женского движения 20-х (И.Арманд, Н.Крупской, К.Самойловой, Н.Смидович, А.Коллонтай), заверявшими матерей в том, что социалистическое государство всегда поддержит их, независимо от наличия или отсутствия брачных уз. Материнство определялось как "социалистическая обязанность", которая должна была дополнять обязанность женщин трудиться наравне с мужчинами" (Э/B.R). Интересная трактовка, но, очень возможно, что того требовала сама ситуация в стране, так как сознание мужчин и женщин были далеки от каких-то средних норм, не говоря о вымышленных идеалах. В авторском тексте в описании положения женщин до ВОВ ощущается чёткая целенаправленность на то, что советские власти легко и просто уничтожили всё наработанное ранее российскими феминистками. Таким образом, делается попытка отделения женщины от проблем всего общества и выделение женских проблем в особую группу. Основное ударение делается на государственный контроль репродукции.
Читая весь остальной текст, то соглашаешься, то просто отказываешься понимать, КАК можно извлечь ЖЕНЩИНУ из всех общественных норм и жизни, а затем дать ей отдельную общественную жизнь, в которой будут только женщины, диктующие друг другу, простите, подруга подруге нормы и запрещения... Абсолютно бессмысленно спорить с тем, что во времена Хрущёва был утерян контроль над феминизмом. Говоря - контроль, хотелось бы добавить разумный контроль, а ещё лучше - обратная связь с феминистками. Советские женщины, неудовлетворённые фиктивной эмансипацией вернулись к истокам - феминизму, уже к середине 70-ых прошлого столетия. Как только это произошло, то уже стало понятно, что время мирных договоров между феминистками и властью прошло. Практически сразу они включились, в так называемое, правозащитное движение, то есть, стали диссидентками.
"Официальные власти старались "не замечать" этих диспропорций. В 1979, когда ООН принимала Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, советские пропагандисты полагали, что российское законодательство уже давно соответствует международным стандартам, и все нормы принимаемой Конвенции для СССР давно не актуально, так как также уже "давно осуществлены" (Э/B.R). Собственно, эту дату можно считать "днём рождения" второй волны российского феминизма. Время СССР уходило, правильней сказать, уже почти ушло к этой дате. Государственная политика не имеет никакого права градировать проблемы по сложности и необходимости привлечения внимания. А была ли таковая политика ближе к концу властвования Брежнева? В большей степени - НЕТ, чем - ДА. Потому говорить о том, что был упущен только женский вопрос, не приходится.
"Как и русские феминистки "первой волны" (конца 19 в.), они при этом не рассматривали свое движение как "антимужское", вслед за либералками начала 20 в. отрицали феминизм равенства (как дискредитировавший себя в СССР) и обосновывали феминизм различий ("развитие женщины во всей красоте и полноте ее пола")" (Э/B.R). Судя по обилию фитнес-центров, спа-центров и салонов красоты, российские женщины почти добились желаемого, то есть, саму "женщину во всей красоте и полноте её пола" можно увидеть на улицах российских городов (про деревни теперь долго говорить не придётся), но это только до того момента пока она не раскроет рот... Ничем не лучше и положение в социальных сетях. Точнее, в этих сетях положение гораздо хуже! Если на городской улице женщина будет несколько скована при произнесении ненормативной лексики, то в социальных сетях ей, кроме компьютера, стесняться некого. Остались, конечно, женщины чистые душой и сдержанные на "язык", но в процентном отношении они сильно проигрывают первому образцу. Кстати, российские женщины полностью отказались от понятия "феминизм" и его производных, как политизированных, привнесённых с Запада и ненужных России. Возможно, так и следовало поступить, но что это меняло, коль суть осталась той же?
"Именно на этом этапе (с 1991 года - А.Н.) возникла задача гендерного просвещения общества, распространения знаний о правах человека, рассмотрения прав женщин в контексте нереализованных прав человека" (Э/B.R). Благая цель, но, может быть, как и в советское время, всё осталось только на бумаге (хотя, грешу, хоть что-то в советские годы, но делалось, будет ли хоть что-то делаться теперь?)? "В последнее время российские феминистские организации пропагандируют принципы социального партнерства, соучастия в решении острых социальных проблем (насилия, беспризорности, наркомании, торговли женщинами). Этому немало способствует созданный в 1998 Информационный центр независимого женского форума и Консорциум женских неправительственных объединений, ставящие в центр своей работы проблему лоббирования интересов женщин в структурах власти различных уровней" (Э/B.R). Как говорится в просторечии: мечтать не вредно, вредно не мечтать. Под общий шумок и беспредел, ныне творящийся в России, может что-то у наших женщин и выйдет (пускай так и будет), но серьёзных сдвигов в женском вопросе не наблюдается, я говорю не про дутые бумажные цифры, а о реальных подвижках.
Рассмотрение всего материала - это уже не моя задача, пусть этим займутся люди с полномочиями, которые в состоянии помочь нашим женщинам их проблемы. Мы же заглянем ещё и в другую энциклопедию - "Русская энциклопедия "Традиция" (http://traditio-ru.org/Феминизм). Возможно, в этом и нет необходимости сейчас, как и в написании моего эссе, но тут нашлось тоже кое-что интересное, которым захотелось поделиться с читателями данного опуса. В первой выдержке приведено мнение, которое кардинально разниться со всем вышенаписанным, так и списанным. "Феминизм (от лат. femina - "женщина") - теория равенства полов, лежащая в основе движения женщин за достижение равноправия, но по сути это было движение женщин, на подсознательном уровне желавших заниматься сексом вне брака и делать аборты, вопреки существовавшим общественным нормам, поддерживающих семейные ценности и ценность человеческой жизни. Финансирование и пропаганда феминизма в прессе проводилась с подачи и при поддержке сионистов" ("Традиция"). По этому тексту и тому, что в самом начале есть фото Марии Арбатовой, где приводится интересное: еврейская феминистка и русофобка, которая считает, что именно РПЦ мешает введению предмета "Половое просвещение" в школе; можно судить, что авторы теста энциклопедии, по меньшей мере, антисемиты. Но, извините, это признанный факт - есть сионисты и есть антисемиты; и те, и другие далеко не всегда неправы. Отличать же зёрна от плевел пока не учат в той же школе. "Феминистские организации обычно не касаются актуальных проблем современности, ограничиваясь лишь вопросами эмансипации женщин" ("Традиция"). А вот из этой выдержки можно сделать вывод, что авторы энциклопедии "Традиция" никак не контактируют с авторами энциклопедии "BRUMA.RU". Это довольно занимательно в наше-то время, когда Интернет полон ссылок не только на порносайты...
А вот далее идут вполне адекватные мысли по поводу того, что феминизм вкупе с другими меньшинствами, точнее, видимость борьбы за соблюдение прав стал неким молотом для западного общества. "Это новый вид дискриминации - во многих странах Запада от работодателей требуют нанимать представителей меньшинств в соответствии с "квотами" ("Традиция"). Это же полный маразм! Но ещё более маразматичен "Словарь феминисток", изданный в США в 1985 году! Приведу только одну выдержку. "Потенциальный насильник - любое существо мужского пола, достигшее половой зрелости. Термин введён студентками университета штата Мэриленд, которые расклеили в аудиториях списки потенциальных насильников, включив в них всех преподавателей и студентов мужского пола" ("Традиция"). И после этого нас заставляют (!) думать, что это западное общество есть предел мечтания любого "демоса", то есть, демократия? Они заставили нас убрать из Уголовного Кодекса статьи о гомосексуализме, убрать смертную казнь как высшую меру наказания, теперь же требуют, чтобы в школах мы ввели половое воспитание, а в качестве примеров показывали порнофильмы... Что будет следующим? По всему миру избивают и торгуют нашими женщинами, наши правители вместе со своими визирями молчат "тихо в тряпочку", а нам преподносят официальную версию, что эти женщины с попранной честью сами садомазохистки и проститутки - они знали, на что шли!
"С другой стороны, в странах Африки и Азии, феминизм по прежнему является движением, направленных против предрассудков и грубого отношения к женщинам, например, против узаконенного избиения женщин в семьях, поражения женщин в семейных правах, против таких пережитков средневековья как клитероктомия. При этом, "западными" феминистками проблемы равноправия женщин в странах т. н. "третьего мира" в основном игнорируются, что является одним из признаков лицемерности и двойных стандартов феминизма на Западе" ("Традиция"). Послушайте, господа хорошие, какие двойные стандарты? Да нет у них никаких стандартов, кроме рыночных и биржевых! А на рынке, как и на бирже можно купить ВСЁ! Были б деньги... Вспоминается анекдот советских времён о "загнившем" Западе (пусть кто-то говорит "загнивающий", это право каждого), на мой взгляд, Запад сгнил на корню уже давно. "Экскурсионный автобус следует по Парижу. Экскурсовод: -Слева от вас - Лувр, справа - продажные женщины. -Справа от вас - Триумфальная арка, слева - продажные женщины. -Прямо перед вами - Елисейские поля, справа - продажные женщины. Один из наших туристов не выдержал: - А есть ли в Париже непродажные женщины. Экскурсовод: - Есть, но они очень дорого стоят". Как известно, все анекдоты берутся из жизни и большая часть из них очень точно подмечает несоответствия. Думаю, этот анекдот и без комментариев очень чётко выявил продажную сущность... не парижских женщин - западного общества.
И всё же моё эссе не будет выглядеть законченным без обещанного выше материала. Это ещё одна энциклопедия (сколько же их теперь?) - "Дежавю" (http://ec-dejavu.ru/m/Matriarchy.html), статья "Матриархат", автор (наверное, здесь стоит написать - авторесса?) Стелла Джоргуди. Возможно, статья Джоргуди покажется длинной и скучной, но сама энциклопедия уже из ряда вон - культур, такого словосочетания мне пока не приходилось встречать. А дежавю? В частном случае, нечто, происходящее с человеком, вдруг чётко проявляется как давно забытое, но уже происходившее с ним, либо приснившееся... Но в глобальном смысле, наверняка, следует понимать таким образом, что происходящее с нашей цивилизацией, уже происходило когда-то с человечеством, может быть, даже неоднократно?! Это-то меня и заинтересовало, но и не только это.
Стелла Джоргуди построила написание своей статьи, как анализ книги Якова Бахофена "Матриархат", опубликованном в 1861 году (и тут символичная встреча дат) в Базеле. Примечательно и то, что Стелла Джоргуди назвала первую часть работы "Создание мифа о матриархате", ибо достоверных данных об этом явлении в истории не существует. Привожу ссылку, что показать предысторию написания книги. "Бахофен был филологом-энтузиастом, задавшимся целью создать теорию происхождения естественной жизни. Он хотел проинтерпретировать миф, найти понимание, самую суть той далекой эпохи, в которую мир управлялся, по его мнению, Mutterrecht - материнским правом, а основной властью (cratos) была власть женщин - словом, постигнуть суть "гинократии" (это немецкое слово - "Gynaikokratie" образовано от греческого "gyne", женщина, и "kratos", власть)" ("Дежавю"). Сам же Бахофен был юристом и не имел никакого отношения к истории до... момента написания своего "Матриархата".
Даже читая текст, который анализирует Джоргуди, не можешь отделаться от впечатления, что Бахофену стоило бы заняться мифотворчеством, нежели историографией, где он смог бы спокойно "привязать к местности" все свои мало-мальски некритичные основания для матриархата. В свою очередь Бахофен опирается в своих попытках на трактат Плутарха "Исида и Осирис", написанный под сильным влиянием платонизма в 120 году. Получается, что античная мифология плюс время, прошедшее со дня написания трактата, - более полутора тысяч лет, и есть база, на которую Бахофен и наслаивает свои домыслы?! Сам же Плутарх в своём трактате восходит к временам Древнего Египта. То есть, Бахофен пытается представить и разобраться в событиях, которым не менее шести тысяч лет (да и происходило ли всё это?). Исида, Осирис, Афродита, Деметра, "животный промискуитет", Дионис, Аполлон Дельфийский и Древний Рим, как мужская империя... голая мифология без всякого намёка на какие-то реальные исторические события.

А, между прочим, на грани плутовства, подтасовками и без всяких оснований через книгу Бахофена приводятся некоторые выводы, на которые в перспективе и будет положен сам матриархат. Один из них. "Тем не менее, очевидно, что у него эти два понятия ("материнский закон" и "гинократия" - А.Н.) соотносились с рядом социальных и юридических фактов, проявляющихся в двух весьма запутанных и сложных характеристиках: верховенство женщин над мужчинами в семье и в обществе; и признание родства исключительно по материнской линии, или, говоря языком антропологии, матрилинейная генеалогия (значившая, что по закону лишь дочь может наследовать собственность)" ("Дежавю"). И сразу же за этим выводом следует вывод Джоргуди. "Понятие матриархата, изобретенное в XIX в. по аналогии с патриархатом, обладало тем преимуществом, что включило в себя обе эти характерные черты (подчёркнуто выше - А.Н.). Именно поэтому термин этот прижился - как среди почитателей Бахофена, так и среди его недругов" ("Дежавю"). Фактически на этом выводе можно было бы и завершить моё эссе, поставив крест на матриархате, причём, без всяких комментариев, так как и без них всё ясно. Но это было бы не корректно, в первую очередь, по отношению к Стелле Джоргуди.

Джоргуди задаётся двумя вопросами. "В чем же суть теория матриархата Бахофена? Каковы ее принципы и законы? Ответить на эти вопросы не так-то просто. И не только потому, что сама работа весьма объемна, но и потому, что некоторые специалисты рассматривают ее как некий "мистический" текст, местами поэтический, местами научный, "неприступный", трудный для чтения. Действительно, книга полна противоречий, повторов и отступлений" ("Дежавю"). Позволю себе предположить, что всё же большая часть - мистическая, а научная, скорее всего, в тех местах, где текст доходит до юридической мотивации матрилинейной генеалогии, и от неё и всех дальнейших положений матриархата... Слабовато для целой системы, в которой должны были властвовать женщины. Специалисты, которые рассматривают положения книги Бахофена, можно не ошибаясь сказать, что это в большем объёме феминистки и феминисты, такие же, как Бахофен. А не проще бы было взяться за разработку положений полностью эмансипированного общества? Почему вместо поиска допустимых точек соприкосновения Бахофен и ему подобные ищут точки отталкивания мужчины от женщины, и наоборот?

На мой взгляд, очень важен момент, на который вскользь указывает Стелла Джоргуди. Это то, что у, так называемых, гинократических народов - пеласгов, минойцев, этолийцев, аркадян, эллинов, конкретно у жителей западного Пелопоннеса - был культ поклонения женщине-матери (как у эллинов культ Деметры), но это совсем не значит, что там властвовали исключительно женщины. Взамен своего мнения, Джоргуди приводит массу мнений специалистов, которые не оценили даже в грош "Матриархат" Бахофена. Есть, конечно, и другие мнения, в том числе и Ф. Энгельса, но последний такой же историк в данном вопросе, как и Бахофен... На сегодня есть предположения, что пеласги, они же - пелазги, - это древние лезгины, впрочем, насколько мне известно, ни язык, ни культурное наследие у современных лезгин не менялись всю их тысячелетнюю историю. Об этом есть упоминания у Рериха и Блаватской. Но мне вновь хотелось бы вернуться к своим старым работам и материалу, позаимствованному из статьи профессора Юшкова С.В. "К вопросу о границах древней Албании" - http://www.lakia.net/lak/resurce/book/kavalblak.htm. В данной статье на основании лингвистических, топонимических и археологических данных объясняется многое, но и то, кто такие амазонки и откуда они взялись. Если пойти по имеющимися уже предположениям, что пелазги заложили в далёком прошлом город Спарту, а вместе с ними пришли и амазонки, то многое становится понятным. Например, становится ясным, откуда взялся дикий обычай у спартанцев скидывать в пропасть слабых новорожденных - во-первых: из-за того, что в горах тяжелейшая жизнь и болезненные дети были бы просто обузой у воинов; во-вторых: есть непроверенные мысли, что амазонки так "освобождались" от новорожденных мальчиков. Причём, как бы ни были смелы и непроверенны эти предположения, почвы в истории той поры для подобных выводов гораздо больше, чем для построения системы матриархата Бахофена...

В заключительном разделе своей работы "Доказательства и опровержения" Стелла Джоргуди, опираясь на археологию... ничего конкретного сказать не может в пользу бахофеновского матриархата. Мифология предлагает ещё более сомнительный фундамент. Приведённый спор между Афиной и Посейдоном по поводу будущего названия Афин, не более чем безосновательная сказка. Собственно, и с точки зрения истории получается тоже полная галиматья. Попытались опереться на Геродота, а оказалось, что неверно истолковали его слова. Есть исследователи, которые свято верят в постулат, что миф является проекцией прошлого. Конечно, даже абсолютно неуравновешенный рамками жизненного опыта мозг не в состоянии выдумать нечто из ничего. Для выдумки, фантазии должна быть хоть какая-то база. Джоргуди в своей статье говорит об исследованиях трагедии Эсхила "Орестея". И вот к какому выводу пришли наиболее серьёзные из исследователей. "Неубедительность, если не фальсифицированность этого "исторического" прочтения аттической трагедии продемонстрировало время и те исследования, которые - не отрицая важности конфликта между мужским и женским в "Орестее" - показали, насколько богато это произведение с точки зрения данного исследования" ("Дежавю"). Важность конфликта? Собственно, без него ничего и не было! Думается, что лучше было бы назвать это противостояние между мужским и женским как-то иначе... Да, хоть двигателем нашей цивилизации по пути прогресса. И пока этот двигатель функционирует, живы и мы, люди.

Заканчивает Стелла Джоргуди своё исследование работы Бахофена всё же несколько невразумительно и туманно. Тем, что человечество (более конкретно - мужчины) женское начало в греческих мифах наделяет древней первобытной силой и отбрасывает власть женщины в наиболее отдалённое прошлое. "увязать его с варварским, "гинократическим" строем, характеризующимся отсутствием закона и нравственности - чтобы сделать все это, надо было выкинуть женщин из общей картины, исключить их не только из истории Греции, но и из истории вообще" ("Дежавю"). Ну, это уже полный нонсенс. Исключить ни мужчин, ни женщин из истории человечества не просто нельзя, а невозможно, так из нас и состоит История. А вот в отношении отсутствия закона и нравственности... Возможно, с этой позиции и есть смысл "забыть" гинократию. То, что на нас ползёт сегодня с Запада, невозможно назвать наличием законности и нравственности, и это уже понимают не только учёные люди. Про Бахофена, его последователях и их попытках привязать былую действительность к мифам сказано более конкретно. "Поступая подобным образом, они нечаянно создали свой со6ственный миф, сам по себе заслуживающий изучения: миф о матриархате" ("Дежавю"). Миф он и есть миф, он необязателен для общего понимания, следовать его "моралям" нет никакой необходимости, а учёные пусть себе его изучают. Остаётся только один вопрос: нечаянно ли они его создали?

Не думаю, что хоть кто-то возьмётся за ответ на вышеуказанный вопрос. Но впечатление остаётся: что чьими-то неслабыми усилиями наша цивилизация никогда не сможет теперь вернуться на путь морали и нравственности, предписанный нам предками. Пускай для начала самых примитивных, но не рыночных реформ... Хватит, уже нареформировались! Под "острым соусом" привнесения в нашу жизнь демократии, феминизма, всяческих свобод (эмансипация) нас просто покупают и делают рабами собственных низменных сиюминутных желаний! Благо, что всё больше людей это понимают, но один из главных человеческих грехов - лень, уж очень крепко укоренилась в нас и малейшая подачка с барского стола (со стороны государства) надолго и прочно замыкает рот, а вкупе с этим кладутся под спуд последние человеческие чувства...

Александр Назариков.
27.11.2011 года.
viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован