Эксклюзив
13 июля 2012
3647

Александр Волеводз: О доводах в пользу восстановления уголовной ответственности за клевету в России

Федеральным законом от 07.12.2011 г. N 420-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные акты Российской Федерации" преступления, предусмотренные ст. ст. 129 и 130 УК РФ, были декриминализованы и включены в разряд административных правонарушений, предусмотренных ст. ст. 5.60 "Клевета" и 5.61 "Оскорбление" Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее КоАП РФ).

Спустя чуть более полугода с момента вступления этого закона с силу, Государственная Дума Федерального Собрания РФ 11 июля 2012 года приняла в первом чтении законопроект N 106999-6 "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации", и предусматривающий восстановление уголовной ответственности за клевету.
Законопроект о восстановлении уголовной ответственности за клевету вызвал ожесточенные споры. Приводятся различные доводы за и против возвращения в УК РФ состава этого преступления. Причем в значительной мере, как сторонники, так и противники законопроекта, руководствуются эмоциями и апеллируют к тому, что лишь недавно данное преступление было декриминализовано в русле общемировых тенденций развития уголовного права.

К сожалению, не вносят ясности и не способствуют снижению накала споров ни Пояснительная записка к законопроекту, ни Заключение Верховного Суда Российской Федерации, ни Официальный отзыв Правительства Российской Федерации на законопроект, опубликованные на портале Государственной Думы (URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=106999-6&02 ). Доводы в пользу принятия данного законопроекта, содержащиеся в этих документах, сводятся к следующему:
- закрепленные санкции в части первой статьи 5.60 "Клевета" КоАП РФ в виде штрафа для граждан в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей представляются неэффективными;
- законопроект учитывает специфику уголовно-правовой доктрины российского права;
- принятие законопроекта будет способствовать обеспечению повышенной защиты конституционных прав граждан, в первую очередь от распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство личности;
- правопорядки практически всех стран мира устанавливают уголовную ответственность за клевету.

К сожалению, эти доводы носят достаточно общий характер, и легко опровержимы. Особенно если учесть, что вопрос об эффективности санкций указанной выше нормы административного права на сегодняшний день не может быть даже изучен, поскольку статистика судов, прокуратуры и МВД Российской Федерации по учету её применения просто-напросто отсутствует. А необходимостью учета основных тенденций развития отечественной доктрины уголовного права предлагалось руководствоваться и при декриминализации клеветы и оскорбления. Тезис же о "повышенной защите конституционных прав граждан" просто-напросто противоречит ч. 2 ст. 18 Конституции Российской Федерации, провозгласившей, что "государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств". Это означает, что нет и не может быть прав и свобод человека и гражданина с "повышенной" или "пониженной" защитой.
Между тем, в пользу восстановления в Российской Федерации уголовной ответственности за клевету, свидетельствуют иные обстоятельства, которые, на наш взгляд, заслуживают внимания законодателя при дальнейшем обсуждении законопроекта.
I) Правильным и неопровержимым из приведенных выше является довод о том, что уголовная ответственность за клевету установлена в законодательстве большинства стран мира. Но он требует определенных пояснений.

Напомним, что такие преступления, как клевета и оскорбление известны уголовному праву с самого момента его возникновения. В древних и средневековых обществах честь и достоинство ценились у определенных социальных классов нередко дороже жизни.

В настоящее время в иерархии ценностей, охраняемых уголовным правом, честь и достоинство стоят далеко не на первом месте, тем не менее, они по-прежнему остаются важнейшим жизненным благом, права на которое гарантируются основополагающими международно-правовыми актами и конституциями государств.
В подавляющем большинстве стран мира честь и достоинство личности выделяются в качестве самостоятельного объекта преступного посягательства. Исключение составляют лишь УК отдельных стран (например, Казахстана, КНР). Основными преступлениями против чести и достоинства являются оскорбление и клевета (диффамация), которые предусмотрены уголовным законодательством почти всех государств мира. В уголовном законодательстве ряда государств имеются специальные нормы о клевете в отношении даже умерших лиц (УК Боливии, Германии, Дании, Индонезии, Нидерландов, Швеции, Швейцарии, Японии). Во многих странах имеются специальные нормы об уголовной ответственности за оскорбление и клевету в отношении главы государства, судей и других представителей власти, а также за оскорбление национальных, расовых и т.п. групп и даже за оскорбление нации и государства.
Вместе с тем, в целом в современном праве отчетливо наметилась тенденция к ослаблению уголовно-правовой охраны чести и достоинства личности. Под предлогом обеспечения гарантий свободы слова в некоторых государствах происходит процесс частичной или даже полной декриминализации общих составов клеветы и оскорбления. Смягчаются и наказания.

Отказ от уголовного преследования за оскорбления и клевету в пользу исключительно гражданско-правовых санкций (но не административных, как это произошло в России в связи с принятием упомянутого нами Федерального закона от 07.12.2011 г. N 420-ФЗ) является ярким проявлением современной философии уголовного права государств англо-американской правовой семьи (системы общего права). В ней все больше общественно опасных деяний получают денежную оценку, а честь, достоинство и репутация все чаще воспринимаются как предмет товарно-денежных отношений. Хотя и здесь не все так просто. Например, английскому праву известно два вида оскорбления: 1) libel - позорящее сочинение, письмо, картина и т.п., другими словами, опозорение в какой-либо форме, сохраняющейся длительное время; 2) slander - устное оскорбление. Последнее, по общему правилу, может влечь за собой только гражданско-правовые последствия, если доказан причиненный оскорблением убыток. А libel - уголовно-наказуемое деяние.

Но нигде в мире оскорбление и клевета на практике не остаются безнаказанными. Более того, в уголовном праве абсолютного большинства государств признается повышенная общественная опасность квалифицированных видов клеветы, а именно:
- с использованием средств массовой информации или в публичном порядке (Австрия, Албания, Армения, Беларусь, Болгария, Босния и Герцеговина, Юразилия, Венглия, Испания, Италия, Казахстан, Кыргызстан, Латвия, Литва, Польша, Словения, Таджикистан, Туркменистан и др.);
- соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (государства СНГ и Балтии);
- повлекшая за собой тяжкие последствия, причинившая крупный ущерб интересам (Англия, Венгрия, США, Швеция и др.);
- против должностных лиц в связи с исполнением их полномочий (Болгария, Бразилия, Франция и др.).
С учетом этого, предложенный законопроект о дополнении УК РФ новой статьей 129 "Клевета", с установлением повышенных санкции, а также новых квалифицирующие признаков по сравнению с ранее действующей аналогичной статьей, в целом соответствует основным тенденциям развития уголовного права абсолютного большинства стран мира.
Если же говорить о частностях, отметим, что наряду с неквалифицированным составом преступления (ч. 1 проектной ст. 129 УК РФ предусматривает ответственность за клевету, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию), законопроект предусматривает и квалифицированные составы этого преступления, а именно:
- клевету, содержащуюся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации (ч. 2);
- клевету с использованием своего служебного положения (ч. 3);
- клевету о болезни, вызывающей отвращение, а равно соединенную с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера (ч. 4);
- клевету, соединенную с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 5).
Странным в этом перечне представляется неизвестное отечественному и зарубежному праву понятие "болезни, вызывающей отвращение" и явно противоречащее юридической технике разделение фактически одного и того же квалифицирующего признака (клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления) между ч.ч. 4 и 5 предлагаемой ст. 129 УК РФ.

Кроме того, непонятно почему законодатель, дважды за короткий срок возвращаясь к данному составу преступления (изначально декриминализуя его, а сейчас восстанавливая в УК) не считает возможным закрепить в законе исчерпывающий перечень квалифицированных составов клеветы.

Так, наверное, каждому известны случаи, когда клеветнические измышления непоправимо разрушали семейную, личную жизнь человека, его профессиональную карьеру, приводили к потере здоровья как самого потерпевшего, так и его близких. Более того известно немало случаев, когда клеветническая травля приводила к психическим заболеваниям и даже смерти подвергшегося нападкам человека (например, в результате инфаркта или самоубийства). На наш взгляд это требует дополнения законопроекта нормой об ответственности за клевету, повлекшую за собой тяжкие последствия, а равно причинившую крупный ущерб интересам.

Отечественное чиновничество и должностные лица различных юридических лиц - не ангелы. Но в них работает множество людей преданных делу, исполняющих свои обязанности не за страх, а за совесть, следуя духу и букве закона. К сожалению, многие из них становятся жертвами клеветы со стороны просто недовольных служебной деятельностью таких лиц. Ныне службы обеспечения собственной безопасности и кадровые органы многих ведомств вынуждены "перемалывать" огромное количество различного рода пасквилей в отношении своих работников, которые на поверку оказываются просто-напросто клеветническими. В этой сфере тоже нужно наводить порядок, чему могло бы поспособствовать установление в новом законе ответственности за клевету против должностных лиц в связи с исполнением их полномочий.

II) В спорах, развернувшихся вокруг законопроекта N 106999-6, не учитывается то, что декриминализация в России клеветы, фактически привела к тому, что это деяние на практике вообще оказалось в сфере безнаказанности.
Хотя нормы статей 5.60 и 5.61 КоАП РФ практически полностью воспроизвели прежнюю редакцию статей 129 и 130 УК РФ, предусматривавших уголовную ответственность за клевету и оскорбление, с момента отнесения именно к административным правонарушениям их применение на практике привело к резкому снижению эффективности правовой защиты чести, достоинства и репутации граждан, которая стала весьма невысокой, если не сказать - никакой.

Это обусловлено дефектами правового регулирования административного процесса, которые не были устранены законодателем при введении административной ответственности за оскорбление и клевету.

Во-первых, административные дела о правонарушениях, предусмотренных статьей 5.60 КоАП РФ, могут быть возбуждены исключительно на основании мотивированного постановления прокурора (ч.1 ст. 28.4 КоАП). Между тем, граждане зачастую обращаются за защитой своих прав не к прокурору, а в полицию. И если в заявлении содержится просьба о возбуждении уголовного дела по факту клеветы, то сотрудники полиции в соответствии с ч. 1 ст. 24 УПК РФ обоснованно отказывают в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии события преступления, о чем выносят мотивированное постановление. Лишь если в заявлении содержится просьба о привлечении гражданина к административной ответственности, то из полиции в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 12 ФЗ "О полиции" материалы передаются по подведомственности прокурору.

Во-вторых, согласно ч. 2 ст. 28.4 КоАП РФ постановление прокурора о возбуждении административного дела должно содержать сведения и быть принято в сроки, предусмотренные для протокола об административном правонарушении (статьи 28.2 и 28.5 КоАП РФ) - немедленно после выявления совершенного административного правонарушения, а в случае, если требуется дополнительное выяснение обстоятельств дела либо данных о физическом лице или сведений о юридическом лице, в отношении которых возбуждается дело об административном правонарушении - в течение двух суток с момента выявления административного правонарушения. На практике, двое суток для решения вопроса о наличии в деянии признаков клеветы - недостаточный срок для этого. Хотя статьей 28.1 КоАП РФ и предусмотрена возможность проведения административного расследования по некоторым административным делам в месячный срок, клевета к ним не относится.

Данные сложности не встречались практике тогда, когда клевета была уголовно-наказуемым деянием, поскольку разрешение заявлений и расследование дел осуществлялось в рамках уголовного судопроизводства, предоставляющего сторонам процесса более длительные процессуальные сроки.

В-третьих, дела о клевете рассматриваются мировыми судьями (ст. 23.1 КоАП РФ) в двухмесячный срок со дня получения материалов административного дела (ч. 1.1 ст. 29.6 КоАП РФ). Этот срок может быть продлен судьей в случае поступления ходатайств от участников производства по делу об административном правонарушении либо в случае необходимости в дополнительном выяснении обстоятельств дела, но не более чем на один месяц (ч. 2 ст. 29.6 КоАП РФ). Одновременно мировой судья обязан соблюдать срок давности привлечения к административной ответственности, который составляет всего три месяца со дня совершения административного правонарушения. В данный срок подлежит включению и время затраченное для вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, для пересылки и т.д.

Хотя ч. 4 ст. 4.5 КоАП РФ и предусмотрено, что срок давности исчисляется со дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении (т.е. "непроизводительные" затраты времени по идее должны исключаться из общего срока давности), Постановлением Конституционного Суда РФ от 13.07.2010 N 15-П эта норма признана не соответствующей Конституции РФ в той мере, в какой позволяет исчислять срок давности привлечения к административной ответственности со дня принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении. Иными словами срок давности привлечения к административной ответственности за клевету со дня ее совершения (обнаружения) ни при каких обстоятельствах не может составлять более трех месяцев.

Поскольку на практике заявления о клевете, как правило, не сразу, а лишь после длительных размышлений инициаторов направляются в органы полиции, откуда после проверочных мероприятий пересылаются в органы прокуратуры, либо по ним дается отрицательный ответ и разъяснения, после которых потерпевшие повторно самостоятельно обращаются, но уже в органы прокуратуры, и лишь затем материалы направляются мировому судье, который в двухмесячный срок рассматривает их, - постольку в большинстве случаев такие административные производства завершаются без привлечения к ответственности клеветников вследствие истечения сроков давности привлечения к административной ответственности. И все это - совершенно законно и обоснованно.

К сожалению, привести полные статистические данные, которые дополнили бы изложенное, пока не представляется возможным, поскольку Судебным департаментом при Верховном Суде РФ еще не опубликована статистика по результатам работы мировых судей в I полугодии текущего года.
Некоторое представление о том, что отмеченные проблемы практикой не разрешены дает информация, опубликованная на Портале единого информационного пространства мировых судей города Москвы (URL: http://mos-sud.ru/ ). Согласно его данным, мировыми судьями г. Москвы в текущем 2012 году вынесено лишь 1 (!!!) решение по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 5.60 КоАП РФ. И это решение о прекращении производства по делу N 5-30/2012 г. об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 5.60 КоАП РФ (клевете), именно за истечением срока давности привлечения к административной ответственности.
III) Возвращаясь к спорам вокруг законопроекта N 106999-6, напомним о том, что еще почти 200 лет назад родилась крылатая фраза "злые языки страшнее пистолета".

А ныне противники законопроекта предлагают:
- не принимать его, продолжая считать клевету административным правонарушением, либо
- решить вопрос по иному: потерпевшим получать денежную компенсацию за поруганные честь и достоинство в соответствии с их "рыночной стоимостью" в порядке гражданского судопроизводства.
В случае реализации любого из этих предложений клевета получит мощный стимул для безнаказанности на территории Российской Федерации. О сложностях административного производства мы сказали выше. А если крупная денежная компенсация в порядке гражданского судопроизводства будет признана адекватной санкцией за унижение чести и достоинства, то возможность ее получения окажется весьма призрачной. Ведь не секрет, что наиболее опасные клеветники - это озлобленные неудачники, у которых за душой - пустота. Кроме того, гражданско-правовая процедура потребует от потерпевших значительных затрат материальных средств на оплату адвоката для ведения гражданского дела о клевете, а также длительного времени на получение компенсации - вследствие особенностей исполнительного производства.

А в совокупности это означает легко просчитываемую в перспективе резкую дифференциацию защищенности граждан России от клеветы по признаку материального благополучия, что вряд ли соответствует провозглашенным Конституцией Российской Федерации принципам равенства всех перед законом и судом (ст. 19) и государственной охраны достоинства личности (ст. 21), а также гарантиям судебной защиты прав и свобод граждан (ст. 46).

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован