Эксклюзив
31 июля 2013
13106

Коррупция - больное место российской государственности

Ильин А.Н.

В статье высказывается крайне критичная точка зрения в отношении деятельности современного российского правительства. Описываются факты коррупции, дается оценка развития данного явления в среде чиновников, и высказывается вывод о невозможности никакой модернизации в глубоко коррумпированной стране.
Ключевые слова: коррупция, чиновники, власть, модернизация.

In clause the extremely critical point of view expresses concerning activity of modern Russian government. The facts of corruption are described, the estimation of development of the given phenomenon in environment of the officials is given, and conclusion about impossibility of any modernization in deeply corrupt country.
Key words: corruption, officials, authority, modernization.

Проблема коррупции в России на сегодняшний день является проблемой N1, и ее осмысление с неизбежностью отсылает нас к изучению современных властных структур. Чиновничий аппарат занят не только общественно бесполезным, а даже социально вредным трудом. Он руководит эксплуатацией, прикрывают преступную деятельность государства, оказывает манипуляционное медиа-влияние на народ, способствует повышению уровня коррупции. Данный труд, по большей части, не производителен, а паразитарен: он расширяет сферу угнетения, а не производства. Меньшинство управляет большинством - это вполне нормально, так как любая форма власти пирамидальна (хотя нормально ли само явление власти как таковое - это вопрос), но когда меньшинство присваивает 80-90 % богатства страны - это явно ненормально. В России полно природных ресурсов и много умных людей, способных найти эффективное общественное (именно общественное!) применение этим ресурсам, что позволило бы вернуть бесплатное образование, бесплатную медицину, доступность жилья и т.д. Россия - страна, самообеспеченная для интенсивного развития. Природа России позволяет реализовать все это, а закон позволяет каждому гражданину получать одинаковый доступ к природным богатствам, которые принадлежат всему народу. Только правительство этого не позволяет...

По словам А.А. Зиновьева, нынешний управленческий аппарат России по своей численности превышает управленческий аппарат всего Советского Союза . С.А. Батчиков, сравнивая численность нынешнего госаппарата с госаппаратом СССР, приводит более конкретные данные: "В государственном аппарате управления СССР было занято 16 млн. человек. Около 80 % его усилий было направлено на управление народным хозяйством. Сегодня в госаппарате России 17 млн. чиновников. Хозяйством они теперь не управляют (90 % его приватизировано), а населения в РФ вдвое меньше, чем в СССР. В результате реформы произошло десятикратное (!) "разбухание" чиновничества относительно его функций. И процесс превращения государства во "внешнего управляющего" скрыт от постороннего глаза, но многие косвенные признаки говорят, что масштабы его весьма велики" . Бюрократический корпус имеет тенденцию к самотиражированию, к разрастанию, в соответствии с которым чиновник множит чиновников и чиновник множит коррупцию. Конечно, тезис о самотиражировании бюрократии еще не доказывает обязательный рост коррупции, но его доказывает, например, разоблачающая деятельность проекта А. Навального "Роспил". Тем не менее, чиновничий аппарат пронизывает все общество в целом - от самого верха до самого низа, укрепляя власть своей множественностью и всепроникаемостью. Эта множественность одновременно ударяет по производству, поскольку рост числа людей, занятых управленческим трудом, ведет к снижению числа людей, занятых производительным трудом; вспоминается знаменитая повесть М.Е. Салтыкова-Щедрина, где на одного мастеровитого мужика пришлось два голодных генерала. А если еще управленцы множат коррупцию, то сила удара по производству значительно возрастает, и вместе с тем возрастает взяточничество в среде населения, которое в целом относится с высокой долей терпимости к коррупции. "... с одной стороны, формируется своего рода социальный заказ населения на правовую деформацию сознания работников органов государственной власти, с другой стороны, искаженные правовые установки, правовой нигилизм государственных служащих усугубляют деформации правового сознания и правового поведения населения" . Право граждан на доступ к информации о коррумпированности чиновников не реализуется, равно как совершенно не реализуется гражданское участие в правоприменительной деятельности.
Вот другой пример вредного разбухания номенклатуры. На Круглом столе, посвященном проблемам современной элиты, Ю.В. Рубцов привел следующие данные: нынешняя армия, которая примерно в пять раз меньше советской, по количеству высшего командного состава, по числу генералов превышает советскую армию; раньше не было такого количества многозвездных военных в пропорциональном отношении к численности вооруженных сил . От количества мишуры и звезд армейская боеспособность и сила не возрастает. Армия скорее кормится, чем финансируется; и кормится не армия как таковая, а лишь командный состав. Если так дело будет продолжаться, то вскоре придется пожинать плоды бесплодной политики. Тот, кто не желает финансировать свою армию, рискует в скором будущем финансировать чужую.
Данные С.А. Батчикова и Ю.В. Рубцова говорят о многом. Олигархическая бюрократизация достигла просто немыслимых размеров. Жить только сегодняшним днем, набивая карманы сейчас, будучи уверенным в завтрашнем самопроцветании (а не процветании страны), - стратегия двоечника, недальновидного политика. Стремление пожертвовать своим народом ради процветания своего класса - стратегия преступника. Сиюминутность и меркантилизм в управлении страной убивают ее будущее.

Причем проблема малого финансирования армии - всего лишь одна из проблем, выражающая количественный аспект. Вместе с тем, есть еще качественный аспект, указывающий на формы деятельности армейского персонала: дедовщина, плавно перерастающая в изнасилования и убийства солдат - и все это умело прикрывается министрами обороны, встающими грудью за армейских преступников. Недаром говорят; если виновен офицер, виновным все равно сделают солдата. Так что юношеское нежелание служить в ТАКОЙ армии вполне нормально, и не стоит драматизировать по поводу многочисленных "откосов" от военной службы, драматизировать стоит по поводу причин этих откосов.
Для представителей народа путь во власть закрыт. Органы правопорядка и защиты защищают власть от этой интервенции, а не народ от антинародной власти. Они защищают те больные властные силы, который разрушают правопорядок, и противодействуют внегосударственным (по-настоящему оппозиционным) здоровым силам, направленным на установление порядка. Общественно-позитивное дезорганизуется, а общественно-негативное организуется, и эта (нелегальная и аморальная) организация находит свое воплощение во всех сферах жизни - экономической, социальной, культурной. Вместо нормального баланса интересов устойчивость кривого зеркала российской политической системы обеспечивает властная вертикальность. "Попустительство и безнаказанность выдаются за демократический, взвешенный и гуманный юридический подход к правонарушителям в европейском стиле, а преследование тех, кто оказал преступникам сопротивление, преподносится как справедливый карающий меч демократии. В итоге вор, укравший миллионы, давится от икры и смеха, а порядочный человек, дерзнувший постоять за свою честь и честь своих близких, в худшем случае давится тюремной баландой, а в лучшем - страдает от унижения и сознания бессилия что-либо изменить в своей стране" . Судя по всему, именно такая трагичная инверсия произошла с С. Магнитским. Он обвинил в коррупции ряд сотрудников российских силовых структур, после чего... был помещен в СИЗО, в котором скончался. Режим дошел до того, что стал сажать (и убивать?) тех, кто разоблачает его функционеров в преступлениях. Действительно, рожденный ползать летать не может.

В сегодняшней России все наизнанку. Неудивительно, что ценности личных достижений (прежде всего трудолюбие и высокая квалификация) давно уже не являются преобладающими в общественном сознании. Реальность показывает, что этих ценностей явно недостаточно для достижения высокого карьерного роста, обретения социального положения и материального достатка. Мало того, факторы связей и знакомств, а также раболепного послушания, обладают большей функциональностью, чем трудолюбие и высокая квалификация. И пока так обстоит дело, ни о какой модернизации и ни о каком высокоэффективном производстве и речи идти не может. Чтобы людей заставить хорошо работать, необходимо им доказать, что хорошая работа приведет к личному успеху. Чтобы сформировать у людей ценность высокого образования, необходимо им доказать, что образование и квалификация имеют неоспоримый вес. Поляризация, блат и неисправность социального лифта (отсутствие возможности честному труженику из народа подняться "вверх") доказывают совершенно обратное. Успешность карьерного роста обеспечивается не честностью, квалификацией, образованием и профессионализмом, а раболепием, льстивостью, связями с нужными людьми и прочими сомнительными или откровенно мерзкими качествами. При таких условиях не стоит удивляться, что каждое новое поколение менее квалифицированно, профессионально и нравственно, чем предыдущее. Неоткуда проявиться модернизация при подобном государственно санкционируемом падении как моральных, так и профессиональных нравов.
Плюс ко всему без реанимирования общественной ценности и престижности учителей, врачей и других социально-незащищенных профессиональных групп святотатственно говорить о модернизации. Как отмечается, деловая активность и общественная деятельность граждан требуют освобождения от бюрократического давления властной вертикали; в ином случае технико-экономическая модернизация окажется безрезультатной. Во-вторых, поскольку модернизация строится на человеческом капитале, необходимо повышать квалификацию работников, что требует воспроизводства системы образования и поддержания работника системой здравоохранения и пенсионного обеспечения. В-третьих, риск проиграть модернизацию снижен именно в демократических условиях, когда наличествует согласование государственных решений с обществом . Но именно такая модернизация власти не нужна. Она испытывает потребность, наоборот, в антимодернизации, в обогащении не путем возрождения производства и трансформации политической системы, а путем продажи ресурсов - в основном нефтяных. То, что на деле связано в первую очередь с проеданием ресурсов, на словах связывают с осовремениванием и прогрессом.
"А ведь Путин не просто встал в список партии люто ненавидимой народом бюрократии, не просто пополнил собой шеренгу персонажей, которые по той самой простоте, которая хуже воровства, считают, что "парламент не место для дискуссий", и не имеют личного мнения, пока Сам им его не сообщит, не просто сделал себя частью прогорклой идеологии былых секретарей сельских райкомов" . Вот только далеко не вся общественность, доверяющая Путину и ненавидящая бюрократию, осознает, что Путин от бюрократии неотделим. Б. Немцов так характеризует три основных "достижения" Путина: 1) разгул коррупции на всех уровнях государственного управления, 2) укрепление бюрократии, которая выросла на 500 тысяч человек, 3) полное уничтожение свободной прессы и расцвет лживого телевидения .

Вызывает иронию концепт "консервативная модернизация", сформулированный партией власти. Модернизация не может быть консервативной, так как она на то и модернизация, что ведет вперед, а не к консервации. Концепт "консервативная модернизация" скорее относится к той категории бессмысленных понятий, к какой принадлежит, например, понятие "круглый квадрат" или тоже выдуманный единороссами перл "суверенная демократия", посредством которого они, как бы говоря языком демократии, скрывают серьезное отклонение от демократического курса. Как "суверенная демократия", так и "однополярный мир" - языковые диверсии, идеологические монстры, подрывающие логическое мышление. И хотя единороссы связывают консерватизм с достигнутой ими политической стабильностью, на самом деле этот аргумент является тем же мифом, что и демократия, о которой вещают с высоких трибун. Стабильность есть, но она выгодна лишь тем, кто ее устанавливал. И что же нам консервировать-то? Какими же достоинствами обладает современная Россия, чтобы говорить о консервации? Разбазарено все что можно, принципиально новых и ценных национальных проектов реализовано не было. Соответственно, кроме коррупции, кратно снижающей возможности социальных программ, больше консервировать нечего.

Как это ни парадоксально, к власти в основном приходят не герои, а антигерои, использующие богатый арсенал тяжелой артиллерии - черный пиар, подкупы, рейдерство, убийства, теракты. Именно коррупционеры, угодливые хамелеоны, лицемеры-перевертыши получают "заслуженный" respect. Герои современности - не "верхи" спецслужб типа генералов Здановича и Патрушева, не Путин и Медведев, не толпы послушных и угодливых рабов, готовых ради своего счастья и успеха пойти по головам. Герои - как раз те, у кого находятся силы и смелость противостоять им.
Сила власти заключена в том, что она производит влияние посредством рождения у масс желания, желания этой власти. На производство желания работает все - от имиджмейкеров, придающих Медведеву и Путину облик компетентных, добрых, серьезных, рассудительных и решительных людей до разного рода телевизионных ток-шоу и рекламы. Но от этого заигрывания с массами сущность власти не изменилась, власть не стала более гуманной. Насилие осталось, но в мимикрированном виде. И, соответственно, есть часть населения, которая верит в легитимность этой власти. К ней относится, помимо народных масс, значительная доля чиновничьего состава, которая демонстрирует свою преданность не только из-за страха перед властью, на также из-за веры в ее легитимность. Легитимность-то отдельный человек предпочитает мерить по себе; если мне хорошо от функционирования системы, значит система легитимна. Режим действительно легитимен для чиновников, так как дает им право пользоваться своим должностным положением и позволяет им разводить огромного масштаба коррупцию, - это и есть реализация принципа справедливости лишь для некоторых, но не для всех. Любому преступному лидеру необходимо руководствоваться этим принципом для того, чтобы удержать банду. Любому диктатору нужны не только боящиеся, но и преданные подчиненные, преданность которых формируется благодаря идее, оправдывающей именно эту власть. Хотя это не значит, что легитимность должна устанавливаться для большинства, ее хватит лишь для ключевых фигур, которые способны держать под контролем общественные чувства, настроения и действия. "Нехватка легитимности среди населения в целом не говорит о кризисе легитимности режима, если эта нехватка не начинает инфицировать элиту, связанную с самим режимом, особенно тех, кто держит монополию на власть; например, правящую партию, вооруженные силы и полицию. Когда мы говорим о кризисе легитимности в авторитарной системе, мы говорим о кризисе в тех элитах, сплоченность которых только и позволяет режиму функционировать" .

Однако власть хочет добиться признания со стороны всех, так как ей ни к чему ненавистники даже в лоне простого люда, от которых собственно мало что зависит. Для этого она идет на различного рода манипуляции и ухищрения - не на помощь народу, не на службу ему, а на включение мегамашины убеждения людей в том, что власть им подчиняется и помогает. Высокий уровень легитимности для чиновников оборачивается низким уровнем легитимности для народа. Власть работает не на заслужение реальной легитимности, а на создание лишь ее образа. И во многих случаях эти попытки увенчиваются успехом. Власть, способная управлять мыслями, способна также создавать легитимный образ самой себя. У нее есть необходимый кредит доверия, располагая которым, в случае идеологической и моральной шаткости своего положения она склонна вместо самоуничтожения отдать на съедение волкообразным массам какого-нибудь чиновника, олигарха или псевдоолигарха (вспоминается М. Ходорковский), предварительно указав пальцем на вину якобы только его. Конечно, если эта шаткость проявляется в максимально серьезном смысле, уже недостаточно отправить кого-то в отставку, а кого-то посадить. Но именно для предупреждения этого, ради профилактики исчезновения легитимного образа власти пускаются в ход разного рода манипуляции.

Если в Китае губернатор ловится на взятке, в лучшем для него случае его увольняют, а в худшем - расстреливают. Если в Китае какой-нибудь генерал сбивает бабушку на дороге, его сажают в тюрьму или расстреливают. Если это происходит в Белоруссии, исход для чиновника будет практически такой же, как если бы он жил в Китае; несмотря на самодержавие, неприятие свободной прессы и прочие грехи, свойственные классическим формам авторитаризма, Лукашенко не допускает такой круговой поруки, которой сплочена наша власть, не страдающая процессами циркуляции элит, но страдающая излишней кристаллизацией, до патологичности твердо-сплоченным на лизоблюдстве и "свойскости" агрегатным состоянием, собственно корпоративностью.

У нас же не только против виновного не возбуждается уголовного дела, но оно вполне может возбудиться против убиенной бабушки, которая "сама виновата". Мы не пытаемся оправдать высшую меру наказания, но лишь говорим о том, что наказание должно преследовать всех виновных - независимо от их цвета кожи и глаз, национальности, статуса и партийной принадлежности. В Китае власть становится на сторону жалобщика, свидетельствующего против местных властей. В России жалобы на местную власть, именуемые государственным преступлением, караются. Да, в Китае нет демократии, но там есть хотя бы относительная справедливость. В России же нет ни того, ни другого. В Китае власть дает народу хоть что-то, а в России власть дает чиновникам многое, а народу - практически ничего. В Китае власть думает о стране, а в России власть думает о себе. Неудивительно, если в недалеком будущем мы проиграем Китаю не только нашу экономику, но и территорию. И при этом у нас речь идет о какой-то модернизации. В Китае население настроено на инновации хотя бы потому, что у них власть, видимо, не настолько оторвана от народа, вследствие чего модернизационный процесс там реализуется. И не тот модернизационный процесс, который декларируется в России и который необходим только властной верхушке, а тот, в котором общественность испытывает нужду.

Представим, что произошел народный переворот, но вместе с тем модель вертикали власти все равно сохранилась. И даже если на самом верху восседает Человек с большой буквы, который не упивается своим статусом, а действительно всячески заботится о нуждах народа, это мало что изменит для самого народа. В чем же парадокс? Если начальник - человек хороший, это совсем не значит, что его подчиненные - такие же гуманисты. И получается следующее: царь заботится о люде, но его забота до люда не доходит, так как она оседает в карманах чиновников на местах; а у заботы есть такое свойство - попадать в карман не адресата, а посредника. Поэтому царю мало быть хорошим человеком, но также надо быть отменным управленцем, отлично разбирающимся в кадрах. Но ведь нельзя, управляя такой большой страной, знать лично всех, кто сидит на высоких постах, чтобы эффективно пресекать коррупционные деяния с их стороны. И даже если существуют специальные правоохранительные органы, чья основная функция - отслеживание темных дел чиновников, - не факт, что внутри самого этого органа не приютится червь коррупции и корень зла. Так что любая система, с какими бы добрыми намерениями она ни была выстроена, все равно имеет свои сбои. Каждой системе присущи как ее функциональные особенности, для реализации которых она и была создана, так и дисфункциональные проявления. Разница состоит в том, действительно ли система всеми силами борется с дисфункциональностью или же она внегласно поддерживает реализуемую инверсию. В первом случаи будут наблюдаться системные сбои, которые в принципе устранимы, а во втором случаи эти сбои обернутся своей неустранимостью, поскольку являются самой сутью функционирования системы.

Открытость системы, ее полная подотчетность и прозрачность - одно из важных условий ее функциональности и, соответственно, пресечения дисфункциональных прецедентов. А если говорить о бюрократической закрытой системе, подобно господствующей сейчас, то именно она - из-за своей закрытости - в наибольшей степени подвержена коррупции. Коррумпированная чиновничья часть развращает еще здоровую часть государственной элиты с такой быстрой скоростью, что исчезает всякая надежда на излечение раковой опухоли, уже давшей метастазы. Зараза захватывает не только органы государственной власти, но и большую часть общества, тем самым выставляя продажность на святой пост нравственных норм. Коррупция становится самовоспроизводящейся системой, направленной на подкуп и подчинение тех органов и инстанций, которые могут обеспечить ее безопасность и развитие и автоматически элиминировать те инстанции, которые угрожают этой безопасности и развитию. Так возникает организованная преступность на самых высших уровнях социума. Сегодня она стала не только широко распространенной во властных кругах, но и почти легитимной. "Коррупция стала тормозом для ускоренной динамики развития страны, угрозой национальной безопасности, ведущим фактором низких темпов развития экономики, углубления социальной дифференциации общества" . Что бы там ни говорили единороссы о преувеличенных оценках коррупции, они кривят душой. Это доказывает следующий факт: я сам, как и многие другие не занимающие никаких высоких постов люди, не раз сталкивался с коррупцией на местах, на нижних уровнях иерархии общественных институтов. И размах этой местечковой коррупции не мал. Это говорит о доминировании соответствующего типа культуры, а также о нежелании власти пресекать деяния, связанные со взяточничеством и другими проявлениями избыточности полномочий. А если на местах уровень коррупции высок, значит, не стоит питать иллюзий в отношении высоких уровней; не может быть чистого верха при прогнившем низе. Поэтому смешно выглядят масс-медийные уверения представителей федеральной власти об их борьбе со взяточничеством и бескультурьем. Как можно верить тем, кто сам погряз в коррупции и закрывает глаза на захлестнувшую телеэкран бездуховность и пошлятину, в борьбе с этими проявлениями зла?
Будь нынешняя система более демократичной, прозрачность, свойственная демократии, стала бы серьезным барьером для коррупции, бюрократии и прочих аспектов теневой экономики; когда расходы и доходы подотчетны, когда осуществляется общественный контроль за властью, когда журналисты позволяют себе описывать реальную обстановку, есть все основания для пресечения обогащения власти за счет народа. Это привело бы не только к воцарению политических свобод, но к росту производства и повышению зарплат рабочим. Ради борьбы с коррупцией полезно было бы провести аналог американской операции "Шейх", заключающейся в массированном предложении агентами спецслужб взяток чиновникам с реализацией неизбежных санкций в адрес поддавшихся на провокацию. Но некому надеть такой намордник на чиновничью пасть, если власть в этом не заинтересована.

Интересно то, что в 2003 году была отменена конфискация как вид наказания, что поставило непреодолимый барьер в деле возвращения на родину украденных денег. А в 2008 году в соответствии с Указом Президента России в структуре МВД были фактически ликвидированы подразделения по борьбе с организованной преступностью . Зачем? Просто борьба с организованной преступностью стала представляться властям не настолько актуальной, как борьба с так называемым экстремизмом. Поэтому подразделения по борьбе с оргпреступностью целесообразней было преобразовать в подразделения по противодействию экстремизму. В результате многие крупные преступные сообщества остаются застрахованными от серьезных преследований, и вместе с тем ни один законопослушный гражданин не застрахован от обвинения в экстремистской деятельности.

За последние годы никаких санкций против реальных коррупционеров, злоупотребляющих своими властными полномочиями, осуществлено не было, а вот против честных граждан - их просто не счесть. Недаром Ю.Ю. Болдырев смело заявляет, что в России присутствует не та или иная степень коррупции в государственном аппарате, "а практически нескрываемая коррумпированность всей высшей государственной власти, всех ее ветвей", при этом "основная логика функционирования власти заключается сегодня не в попытках созидания, а исключительно в передаче своим тех или иных еще оставшихся кусков и в создании особых, льготных, исключительных условий опять же для своих" . Кто дружит с властью, тот получает от нее благодать и манну небесную, а кто не дружит, получает большое НИЧТО. Власть контролируется сама по себе, без народного вмешательства, и этот самоконтроль обеспечивает безнаказанный разгул коррупции. Создана уникальная в своем роде коррупционная мегамашина. В ней вращаются и спокойно процветают взяточники, вымогатели, убийцы и прочие. Самое страшное то, что большинство этих людей носят погоны и изначально призваны защищать общество. Надежда и опора режима - не честные управленцы, а позабывшие о своем гражданском и моральном долге люди, получившие право на преступления в обмен на то, что они этот режим будут поддерживать.

Как вообще можно объяснить президентскую преемственность, факт которой очевиден каждому: Путин - ставленник Ельцина, Медведев - ставленник Путина? Передача бразд правления из рук в руки, от одного "помазанника божьего" к другому, настоящая монархия, сословный, а не классовый строй. Поставили, кого хотели, а народ спросить забыли. Факт, что Путин изначально был выдвинут коррумпированной ельцинской группировкой, которая называлась "Семья", настолько же интересен, насколько и очевиден. Этой группировке было необходимо выдвижение "своего" человека в качестве гарантии от возможного возбуждения против нее уголовных расследований. Послушный исполнительный Путин оказался лучшим вариантом. Ельцин передал Путину бразды правления, а новоявленный президент в обмен должен был обеспечить полную неприкосновенность "семьи". Это был наилучший вариант для ельцинских близких избежать уголовного преследования за их преступления против народа.

Преемственность, о которой идет речь, совершенно не означает, что Путин продолжил политику Ельцина. Вектора их политической деятельности в некоторых аспектах чуть ли не антагонистичны. Однако несмотря на существующее тогда многомыслие, ельцинская администрация, опасаясь за себя, не посчитала нужным учесть мнение народа относительно будущего президента и поставила на пост главы правительства того, кто был необходимым именно ей, но не народу. То же самое сделал Путин, выдвинув мало кому известного Медведева, который раболепно продолжил дело своего предшественника.

Политически ангажированные масс-медиа создают огромный пласт гиперреальности, внутри которого от реального остается лишь малая часть. Под видом просвещенческих программ популяризируются правительственные проекты, куда вкладываются огромные финансы. Журналисты описывают социальную важность нанотехнологий и других разработок, которые власть не обошла своим вниманием, и это описание подается в духе научного просветительства общественности, хотя на самом деле преследуется рекламная цель - объяснение, оправдание, восхваление действий правительства. При этом те научные сферы, которые не интересуют власть, если не критикуются, то не освещаются настолько широко. Да и возникает вопрос относительно того, насколько наноразработки интересуют власть. И если интересуют, то чем же поддерживается сей интерес - вряд ли простой и чистой заботой о населении и о стране. Вполне возможно, что под ширмой модернизации и финансирования нанотехнологий скрывается махровый процесс выведения финансов из бюджета. Представим себе чубайсовскую "Роснано", де юре состоящую из десятков или даже сотен лабораторий, в которых проводятся дорогостоящие эксперименты для прорыва страны вперед в области нанотехники, а де факто, к примеру, представляющую собой одну-две реально функционирующие лаборатории, которым достается минимальный процент средств от финансового потока, выделяемого для "Роснано". Остальные средства попадают невесть куда, но только не в обеспечение модернизационного процесса. Неизвестно, так ли обстоят дела, но, глядя на масштаб коррупции, можно предположить, что такой сценарий событий более чем просто возможен в компании типа "Роснано".
Очень показательный пример коррумпированности власти - дело против главы Серпуховского района А. Шестуна, который обратился к президенту с просьбой принять меры в отношении взяточничества и вымогательства, процветающих среди прокуроров района. А. Шестун указывает в своем обращении вопиющие факты и называет фамилии целого клана опорочивших себя прокуроров, которые вымогали у него крупную сумму денег и требовали поставить своего человека на должность одного из районных руководителей. И результат... В ноябре 2009 года уголовное дело возбуждено в отношении самого Шестуна! Причем обвинителем выступил криминальный авторитет . Такое происшествие сколь парадоксально, столь и трагично. Криминалитет и власть сливаются в единый организм. Хотел человек добиться справедливости, но не в почете у нынешней номенклатуры правдорубы. И система оборачивается против тех, кто отстаивает правду. В этом и заключено их преступление. Перед законом не все равны, и не на всех закон распространяется, несмотря на то, что в Конституции написано: "Все равны перед законом и судом" (ст. 19). Уголовные дела возбуждаются не ради восстановления истины, а, наоборот, ради ее сокрытия. Принцип симметрии вины и наказания утерян, несмотря на декларирование справедливости с высоких трибун. Есть те, кто равнее других перед ликом закона. Впору вспомнить ленинское замечание об определении эффективности закона не жестокостью наказания, а его неотвратимостью. Неотвратимостью, которой сейчас нет.

М. Фуко из понятия государственного разума извлекает следующую идею. Государство - это цель в самом себе, оно направлено на укрепление, развитие и усиление самого себя; индивиды для правительства рассматриваются просто как средства или как препятствия для реализации цели, они интересуют правительство лишь в той мере, в какой они хоть что-то могут сделать для его могущества . Это действительно так - любым государством общество рассматривается только с позиции политической полезности. Заботиться нужно о тех, кто вносит свою лепту в укрепление государства, а наказывать имеет смысл тех, чья деятельность угрожает подрывом государственной системы. В этой простой идее заложен государственный разум. Разница между государственными машинами заключена лишь в степени ожесточенности преследования своих противников. Разум государственной машины проявляет себя в настолько вышлифованном и до идеальности выкристаллизованном виде, что его блеск заставляет ужаснуться и склонить голову перед его монументальностью и гегемонностью.

Внешэкономбанку были выделены средства (якобы на погашение внешнего долга), в котором Путин является председателем попечительского совета. Путин хвалил себя в прессе в 2008 г. за приток капитала в Россию, но не сказал о том, что отток капитала, в котором виновато правительство, еще более огромен. События, которое не было освещено в прессе, просто нет. Есть только те события, которые выгодны властям. Так что четвертая власть под названием "пресса" работает на единство первых трех властей, которые сливаются в один флакон этатизма. Тем самым пресса превращается в проводника государственно-санкционированного идеологического монизма. Она - внегласный институт осуществления политико-идеологического насилия, которое благодаря широкому распространению и мимикрии под новостные или какие-нибудь развлекательные передачи проникает наиболее глубоко в массовое сознание. Ее закрытый характер и почти полная подвластность знаменуют собой конец журналистики. Интересно не то, что говорит пресса, а то, о чем она многозначительно молчит. Хоть настоящей свободы слова нет ни в одной стране, все-таки относительную свободу способно поддерживать само гражданское общество, оказывающее давление на власть, а также корпоративная культура журналистов. В России очевидна как слабость гражданственности, так и отсутствие корпоративной журналистской этики.

Вообще, современное российское государство во многом зиждется на бизнесе, на слиянии бизнеса и бюрократии, власти и собственности. Точнее говоря, на слиянии бизнеса, политики и криминала. По закону, чиновник не имеет права заниматься бизнесом. В реальности все наоборот; именно крупным чиновникам принадлежит крупный бизнес, именно государство монополизирует сферу крупного предпринимательства с вытекающим в том числе отсюда ростом цен. А одна из основных причин коррупции - усиление частных интересов государственных деятелей в области экономики. Оказывая давление на мелкий и средний бизнес, власть руководствуется принципами игры с нулевой суммой: чем больше отнимем у "них", тем больше достанется "нам". Недаром указывается на то, что крайний разгул рейдерства (корпоративный захват собственности) в виде враждебных бизнес-поглощений и нецивилизованного перераспределения российской собственности характерен для путинского времени, а само рейдерство покрывается властными структурами .

Путин ограничивает свободу некоторым олигархам, скрываясь за лозунгом борьбы с коррупцией. И он это делает не потому, что они разворовывают страну, а потому, что они являются его политическими оппонентами. Кто выходит из специально построенного барака, внутрь которого почти не проникает свет, того - этих "врагов народа" - бьют идеологически выверенными камнями. В общем, власть расписывается в автократизме и при этом самым лицемерным образом пытается избежать ответственности, замалчивая свои деяния и запрещая говорить о них вслух.
После прихода Путина к власти увеличилось как количество миллиардеров, так и степень имущественного расслоения в стране. "С 1999 года Владимир Путин сделал очень много вещей, - замечает Ю. Латынина. - Посадил Ходорковского, раскулачил ЮКОС, раздал друзьям нефть, газ, "Автоваз", самолетостроение, машиностроение, судостроение, нанотехнологии и т.д. Однако за эти десять лет Владимир Путин не поймал Ачемеза Гочияева. А теперь выясняется, что за теракты у нас отвечает "все общество". Как-то странно, ребята. За теракты у нас отвечает все общество, а за нефть, газ и бабло у нас отвечают друзья Путина" . Да и сам товарищ бывший и уже нынешний президент умело поспевает за ними, становясь все богачей и богачей - за счет народа - живой поленницы дров в топке чужого счастья. По данным польской газеты "Политика", еще в 1998 году, то есть до президентства, Путин входил в список 600 самых богатых людей в мире, а сейчас за счет крупных долей в нефтяных и газовых компаниях его богатство превышает 40 миллиардов долларов . Откуда такие привилегии? Конечно, его высокие посты гарантировали, мягко говоря, безбедное существование, но ведь не настолько! А во всех СМИ трубят, что Путин-де человек честный, воюющий с олигархами, террористов "замочить в сортире" обещает. Наверное, тех "олигархов" и "террористов" (в первую очередь выходцев из народа), которые пытаются его разоблачать. Выдвинутый Путиным приоритет - побороть бедность - реализуется на все 100%. Только бедность побороли не народную, а чиновничью. Происходит убыль населения, число беспризорных детей растет. У нас самая богатая страна, но это богатство невидимо, так как оно неравномерно и совершенно несправедливо распределяется. Накопленные бандитом или чиновником (что часто одно и то же) огромные финансы, а также проявляемый конформизм, позволяют войти во власть, а полученная власть дает возможность еще больше обогатиться - замкнутый круг, работающий против итак уже обобранного до ниточки народа, состояние которого следует охарактеризовать как "жизнь после смерти".
Единороссы с экранов телевизоров активно убеждали народ в том, что кризис в стране не настолько уж ощутим, умалчивая о том, что по многим предприятиям он ударил довольно сильно и что безработица в стране достигла огромных масштабов (но несмотря на это зарплаты работников проправительственного Газпрома были по-прежнему велики). Также они говорили о том, что никакой девальвации рубля не будет, хотя она неуклонно происходит - пусть не резко, а медленными шагами. То есть это была очередная ложь. Путин призывал граждан покупать акции российских компаний, таких, как "Роснефть", после чего стоимость этих акций снизилась, и вкладчики остались в убытке. То же самое произошло с акциями Сбербанка и ВТБ, за приобретение которых правительство агитировало народ (причем финансовую помощь оказывают только "своим" банкам и предприятиям). Сотни тысяч людей поверили, а их обманули. Огромные суммы были выданы банкам, а не реальному сектору производства, банки не стали кредитовать предприятия, что привело к остановке строек, перевозок и работы предприятий, а значит к безработице. При этом Путин предложил снизить налоги на нефтяные компании (бизнес олигархов) и увеличение ЕСН (налог на итак сокращающиеся зарплаты). Вместо повышения зарплат людям активно финансируются олигархи, многие из которых являются друзьями президента: Дерипаска, Сечин и Богданчиков, Абрамович, Чемезов, Миллер, Тимченко, братья Ротенберги. Повышение пошлин на иномарки и введение запретительных пошлин на подержанные машины направлено на расцвет бизнеса Чемезова и Дерипаски и против народа. На руку олигархам также решение Путина поднять тарифы на электроэнергию и на газ, что увеличивает коммунальные платежи. За народные деньги спасается бизнес олигархов, в чем заключена стратегическая линия партии, ориентированная на поддержание неконкурентоспособности экономики . Причем вышеперечисленные лица пользуются привилегиями, а М. Ходорковский топчет тюремную землицу; топчет потому, что полез во власть, да еще и оппозицию спонсировал. Денежные средства кидаются в черные дыры российской экономики - в олигархический бизнес, а повышать налог для богатых и снижать для бедных никто и не думает. Здесь мы находим некоторые интересные сведения, указывающие на хищения власти - и не просто хищения, а коррупцию грандиозного масштаба, учиненную деятельностью "Транснефти". И ни одна из антикризисных мер не была реализована!!! И ни один национальный проект из всех, обещанных Путиным и его компанией, не реализовался!!! А их было много. Удвоить ВВП, развить сельское хозяйство, заняться освоением космоса (и это после позорного затопления станции "Мир"), догнать Португалию, побороть коррупцию и т.д. Все эти обещания в силу своей утопичности сравнимы с обещанием Хрущева построить коммунизм. Однако хрущевское правительство, в отличие от современного, не было олигархическим, и не стягивало львиную долю национального продукта в карманы высшего класса. Поэтому согласимся с А.И. Фурсовым, который отмечает необходимость введения опричнины, ориентированной на решение национальных проблем, а не на обогащение узкой группы "узаконенного ворья" ; она должна сводиться к раскулачиванию олигархата и передачи их капиталов национальному производству.
С 1999 по 2007 годы государственный бюджет вырос в десять раз, но этот инновационный рост не ощутим для обычного рабочего - его зарплаты инновации не коснулись, зато коснулся кризис. Одним из признаков государства, помимо наличия идеологии, является обеспечение финансовой безопасности страны. Обеспечение финансовой безопасности себя нашим правительством реализуется в полной мере, а вот до страны эта безопасность не доходит. Так, из опрашиваемых директоров промышленных предприятий никто не оценил промышленную государственную политику эффективной .
Ссылаясь на расследования А. Навального, добавим, что строительство "Транснефтью" нефтепровода сопряжено с огромным коррупционным проектом, в ходе которого было украдено не менее 4 миллиардов долларов. Вместо осуществления оперативно-розыскной деятельности в отношении руководства "Транснефти" службы безопасности стали оказывать давление на А. Навального, на сотрудников его проекта "Роспил", а также на тех людей, которые перечисляли ему деньги. Забавно то, что единороссы, нашисты, транснефтчики и прочие обвиняют Навального и многих других деятелей оппозиции в том, что они якобы работают на американские спецслужбы и, раскачивая лодку российской государственности, реализуют вражеские интересы . Видимо, это последнее обвинение, которое могут сделать государственники в условиях, когда их прижали к стенке и когда у них уже нет аргументов для доказательства собственной невиновности. Доказал Навальный причастность многих высокопоставленных персон к коррупции, а они в ответ ему говорят, мол, мы ничего тебе объяснять не будем, потому что ты американский шпион. Не проводя внятной и эффективной экономической и социальной политики, они умудряются еще и спекулировать на этаком антиглобалистском дискурсе, навешивая ярлыки на тех, кто изобличает их самих. Ход интересный и наглый, но нисколько неубедительный, демонстрирующий не непричастность к преступлениям, а вполне сознательную проекцию, согласно которой преступник называет преступником того, кто его разоблачает. Конечно, можно допустить, что существующие в России либеральные (и не только) оппозиционные движения финансируются из-за океана, но не надо валить с больной головы на здоровую, обвиняя тех, кто борется с антинародным режимом, в борьбе с российским народом. Вполне возможно, что Навальный сознательно или бессознательно действует в интересах Запада, но если он нашел убедительные доказательства коррупции в эшелонах власти, да еще публично выступил с обвинительной речью, представители власти обязаны найти более вразумительный ответ (если он есть), чем просто выдвинуть контробвинение и по-детски глупо отказаться вести разговор дальше "со шпионом". Тем более Навальный - шпион он или нет - гражданин России, имеющий право знать.

В правящих кругах существует влиятельное сырьевое лобби, имеющее акции в сырьевых компаниях, которому модернизация не нужна. Поэтому согласимся с М.К. Горшковым в том, что главным тормозом модернизационного прорыва является государственный аппарат в лице прежде всего коррумпированной части чиновников . "... нам предлагается проект имитационной модернизации, при сохранении той модели властно-административных отношений, которая характеризуется ригидностью, высокой коррупционностью, сужением демократических практик" . Конечно, модернизация будет имитационная, игрушечная, если реализация социальных программ тоже носит "пластмассовый" характер в системе, где нормой является одну половину выделенных на тот или иной общественный проект средств класть в карман, а на другую имитировать реализацию данного проекта. При остром дефиците модернизационных проектов наблюдается профицит воровских.

Никакая модернизация невозможна в условиях тотальной коррупции. Если власть имущим выгодно состояние экономической неэффективности, то вряд ли оно сменится состоянием эффективности. "... олигархи, владеющие почти всеми природными ресурсами страны, не заинтересованы в ее модернизации, - пишет А.А. Дробышев. - Их сверхдоходы обеспечиваются выкачиванием и распродажей природных богатств, а рисковать своими капиталами во имя модернизации они не хотят" . Под олигархами здесь следует понимать не только тех магнатов, деятельность которых локализована прежде всего в сфере экономики, а не политики, но, в первую очередь, тех, кто занимает высокие должности и диктует правила игры не только в дискурсе чистой экономики, но и в дискурсе политики.

С одной стороны, деятельность нынешней власти более гуманна, чем деяния тех политических функционеров, которые за свои ужасные преступления перед человечеством превратились в кровавые пятна истории двадцатого века. Однако есть одно "но"... При некоторых создателях тоталитарных закрытых обществ не наблюдалось такой коррупции, как при нынешних. Под коррупцией здесь подразумевается не банальное взяточничество, а масштабный процесс передачи ресурсов страны, а заодно и бразд правления, в руки олигархам, в том числе иностранным. Поэтому, в свете глобализационных тенденций российский режим может выглядеть как худший вариант отправления политической власти. Он обеспечил нашему обществу закрытость (в терминологии К. Поппера), а нашей стране - максимальную открытость для внешнего мира.

Рамки статьи не позволяют дать полное описание случаев коррупции и самой наглой преступности, в том числе в среде милицейского начальства, которые во времена путинского режима набирают все большие обороты и становятся социальной нормой. Потому отсылаем искушенного читателя к текстам Ю. Латыниной, описывающей конкретные случаи милицейского произвола, взращенного и прикрываемого властью .

Борьба с коррупцией и крышеванием при нынешнем режиме, при отсутствии попыток реформирования режима, принципиально невозможна. Режим - это система, созданная конкретными людьми с целью защиты и процветания конкретных людей, но при этом режим не сводится к конкретным людям; режим - это режим, а люди - это люди. Поэтому призывы к отставке того или иного государственного деятеля независимо от его статуса и поста по сути бессмысленны - корпорационная системность поставит на его место такого же.

Путину в начале своего президентства была необходима опора на влиятельный истеблишмент. И если бы Путин сразу объявил реальную войну коррупции, он бы лишился этой опоры, а значит, и своего положения. Высокоранговые единороссы, которые входили (и до сих пор входят) в партию только ради набивания собственных карманов, от такого решения в восторг не пришли бы. Однако Путин мог начать борьбу с коррупцией постепенно, по мере укрепления собственных позиций, но так и не начал. Следовательно, такой стратегической цели у него и не было.
Эгоизм, коррупция, государственное или олигархическое давление есть преступления как перед обществом, так и перед отдельным человеком. Не бывает преступлений перед личностью, не оказывающих негативного влияния на общественный уклад, равно как и наоборот.
_________________________________________________________
Постсоветизм. Лекция Александра Зиновьева // Полит. Ру, 31 августа 2011, http://www.polit.ru/lectures/2005/09/21/psizm.html#
Батчиков С.А. Глобализация - управляемый хаос // Электронный информационный портал "Русский интеллектуальный клуб", http://rikmosgu.ru/publications/3559/4069/
Каменский Е.Г., Боев Е.И., Абрамов А.П. Деформация ценностных установок личности в контексте проблем коррупционности российского общества // Вопросы культурологии 10/2011. С. 70.
Какая элита нужна России? // Электронный информационный портал "Русский интеллектуальный клуб", http://rikmosgu.ru/publications/3559/4160/
Гопко В.В. "Бархатная контрреволюция" (о социально-политической ситуации в стране) // Электронный информационный портал "Русский интеллектуальный клуб", http://rikmosgu.ru/publications/3559/4140/
Пипия И.А. Феминистская политическая теория как концептуальная основа исследования современных российских трансформаций в сфере политики // Сибирский научный журнал. Серия: Гуманитарные и социально-экономические проблемы развития современного общества / Под общей ред. д.ф.н., проф. В.П. Плосконосовой. - Омск: СибАДИ, 2011. С. 91-99.
Делягин М. Самоуничижение Путина // Ежедневный журнал, http://www.ej.ru/?a=note&id=7490
Немцов Б. Исповедь бунтаря. - М.: Партизан, 2007. - 318 с.
Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек. - М.: АСТ: Ермак, 2005. - 588, [4] с. - (Philosophy). С. 48.
Евстратьев В.Ю. Коррупция в России // Среднерусский вестник общественных наук N4, 2009. - Орел, изд-во "Аракс". С. 84.
См. Овчинский В.С. Российская организованная преступность (мафия) как форма социальной организации жизни// Электронный информационный портал "Русский интеллектуальный клуб", http://www.rikmosgu.ru/publications/3559/4452/
Болдырев Ю.Ю. Коррупция в России как элемент системы тотальной безнаказанности // Электронный информационный портал "Русский интеллектуальный клуб", http://rikmosgu.ru/publications/3559/4208/
См. http://serpregion.ru/
Фуко М. Политическая технология индивидов // Фуко М. Интеллектуалы и власть: Избранные политические статьи, выступления и интервью. - М.: Праксис, 2002. С. 360-382.
Староверов В.В. Рейдерство как фактор деформации российского предпринимательства // Социс 4, 2010. С. 54-65.
Латынина Ю. "Невский экспресс" и двухголовые телята // Ежедневный журнал, http://www.ej.ru/?a=note&id=9702
О материальном состоянии Путина см. http://proputina.by.ru/putinput.htm; Гардинг. Л. Путин, борьба за власть в Кремле и 40 млрд. долларов // http://pomnimvse.narod.ru/145pb.html
О путинской "антикризисной" политике см. Немцов Б., Милов В. Независимый экспертный доклад "Путин и кризис", http://www.nemtsov.ru/?id=705619
http://navalny.livejournal.com/526563.html; http://www.avtonom.org/node/14206.
Фурсов А.И. Опричнина и опричная идея: мифы и историческая действительность // Электронный информационный портал "Русский интеллектуальный клуб", http://www.rikmosgu.ru/publications/3559/4273/
См. Корель Л.В., Камбаров В.Ю. Директора предприятий о государственной промышленной политике (результаты экспертного опроса) // Социс 11, 2010. С. 26-34.
См., например, дебаты Навального с единороссом Е. Федоровым в программе "Сухой остаток" на радиостанции Finam.fm от 21 февраля 2011г.
Горшков М.К. Социальные факторы модернизации российского общества с позиций социологической науки // Социс 12, 2010. С. 28-41.
Великая Н.М. Модернизация как идеал; парадоксы современного политического дискурса // Интеллигенция и идеалы российского общества: Сб. статей / РГГУ. Социологический факультет. Центр социологических исследований. Под общей редакцией Ж.Т. Тощенко. М.: РГГУ, 2010. С. 350.
Дробышев А.А. Либерализм и будущее России // Омский научный вестник: приложение к выпуску девяносто четвертому. N1 (94) 2010 г. С. 102.
См. Латынина Ю. О плотской любви милиции к гражданам // Ежедневный журнал, http://www.ej.ru/?a=note&id=9712; Латынина Ю. Правдоискатель с гайкой на пальце // Ежедневный журнал, http://www.ej.ru/?a=note&id=9655; Латынина Ю. Оккупанты // Ежедневный журнал, http://www.ej.ru/?a=note&id=9893; Латынина Ю. Евсюков-2 // Ежедневный журнал, http://www.ej.ru/?a=note&id=9111; Латынина Ю. Майор Евсюков как путинская норма // Ежедневный журнал, http://www.ej.ru/?a=note&id=9080; Латынина Ю. Протест // Ежедневный журнал, http://www.ej.ru/?a=note&id=9967; Латынина Ю. Убийцы // Ежедневный журнал, http://www.ej.ru/?a=note&id=9993.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован