Эксклюзив
20 февраля 2014
5778

Александр Волеводз: Настало время установления уголовной ответственности за международный терроризм

События последних дней в Украине, где террористы из среды националистических формирований ведут активные боевые действия против государства, сил правопорядка, запугивая мирное и законопослушное население, при моральной и, как отмечают эксперты, иной поддержке представителей иностранных государств, требуют обратиться к проблеме, которая постоянно находится на слуху, но до сих пор не получила надлежащего правового закрепления в отечественном законодательстве. Это проблема установления уголовной ответственности за международный терроризм.

В Государственной Думе близится "активная" фаза второго и третьего чтений проекта федерального закона N 428889-6 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (в части совершенствования противодействия терроризму).

Законопроект предусматривает внесение в законодательство Российской Федерации комплексных изменений, направленных на совершенствование системы противодействия терроризму, в том числе на уточнение:
- полномочий органов Федеральной службы безопасности;
- последствий совершения преступлений террористической направленности;
- организации противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма;
- содержания понятия террористического акта;
- полномочий высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) в области организации противодействия терроризму.

Законопроект предусматривает усиление ответственности за преступления и правонарушения террористической направленности.
Одновременно им планируется дополнение Федерального закона от 6 марта 2006 года N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" новой статьей 51 "Полномочия органов исполнительных власти субъектов Российской Федерации в области противодействия терроризму".
Предлагается также установить административную ответственность за административные правонарушения в области финансирования терроризма (статья 15.271 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), а также за невыполнение требования, содержащегося в решении коллегиального органа, координирующего и организующего деятельность по противодействию терроризму (статья 19.51 Кодекса).
Cодержит он и новые положения о правилах установления административного наказания за указанные административные правонарушения, подведомственность дел о них, а также полномочия по составлению протоколов об указанных административных правонарушениях.

На наш взгляд, законопроект важный и нужный, в силу чего после должной доработки и устранения замечаний, уже высказанных профильными комитетами в соответствующих заключениях, безусловно будет принят. И сыграет позитивную роль в дальнейшем усилении и совершенствовании противодействия терроризму.

Почему необходим новый закон

Несмотря на принимаемые меры и несовершенство современной статистики объективно отмечается абсолютный и относительный прирост террористической преступности. Так, по данным Главного информационно-аналитического центра МВД России, в 2013 г. на территории России зарегистрировано 661 (+3,8% к 2012 г.) преступление террористического характера, из которых 579 совершены в Северо-Кавказском федеральном округе. Непосредственно террористических актов зарегистрировано 31 (+29,2%), часть из которых совершены террористами-смертниками и повлекла за собой значительные человеческие жертвы среди мирного населения и сотрудников правоохранительных органов. Наибольшее количество террористических актов (13) совершено на территории Приволжского федерального округа, а также в Северо-Кавказском федеральном округе (9), который по-прежнему является основным источником террористических угроз безопасности Российской Федерации.

По данным Международной организации уголовной полиции - Интерпола аналогичные тенденции характерны и для других регионов террористической активности. Например, в 2012 г. на территории только 7 стран-членов Европейского союза осуществлено 219 террористических актов (+26% к 2011 г.), в которых погибли 17 человек и 46 человек получили ранения. Большинство террористических атак пришлось на Францию (125) и Испанию (54), где все они совершены под сепаратистскими лозунгами.

Повсеместно отмечается рост терроризма, обусловленного религиозными идеями. Например, в 2012 г. на территории Евросоюза религиозные фанатики совершили 6 терактов (в 2011 г. - 0). Такие преступления носят все более жестокий характер, рассчитаны на широкий общественный резонанс (именно к их числу относятся убийство в Лондоне местными исламистами британского военнослужащего Ли Ригби, взрыв у посольства Франции в столице Ливии, теракты в Волгограде).

Что не учтено в законопроекте N 428889-6

На рубеже XX - XXI веков наряду с абсолютным и относительным ростом терроризма, одной из его тенденций является то, что представители меньшинств в союзе с неправительственными организациями и другими международными структурами могут осуществлять гораздо более мощные акции и силовые воздействия, в том числе террористического характера. На этой основе создаются сетевые структуры - диаспорные, радикально-фундаменталистские или криминальные коалиции, которые ныне играют все большую роль в политике.

Сегодня главными акторами, вовлеченными в подготовку, финансирование и совершение террористических актов, становятся группировки и организации, объединяющие представителей различных стран мира, формально являющиеся негосударственными организациями и группами. В основном они осуществляют свою деятельность на территории нескольких государств и располагают достаточно развитой инфраструктурой, включающей органы управления, финансовые инструменты, лагеря подготовки боевиков и т.д. За последние полтора десятилетия между отдельными террористическими организациями налажено постоянное взаимодействие и даже сотрудничество. Все больше расширяется практика оказания террористическими организациями и группами взаимной помощи друг другу кадровым составом, опытом, военно-техническими средствами и т.п.

В силу этого конкретные террористические акты, совершенные на территории России, в большом числе случаев не обходятся ныне без т.н. "иностранного элемента". И по своей природе являются актами международного терроризма. Наличие такого "иностранного элемента" может быть как прямым (участие иностранцев в совершении терактов, финансирование их из-за рубежа и т.д.), так и косвенным - определяемым главной целью современного международного терроризма, которой является переустройство мира на иных, более справедливых, по мнению террористов, началах, в силу чего теракты, совершаемые на территории одного государства, представляют угрозу международному правопорядку и безопасности, что всегда наносит ущерб нескольким государствам.

Примером тому могут служить и инициировавшие названный выше законопроект теракты в Волгограде, которые по мнению ряда специалистов и исследователей в числе иного имели своей целью продемонстрировать мировому сообществу ненадлежащий уровень обеспечения безопасности в России в преддверии Олимпийских игр в Сочи.
Однако законодатель данного обстоятельства в законопроекте не учел - в нем нет проектируемых норм об ответственности за международный терроризм. Хотя настоятельная необходимость этого для России назрела, а политические решения об этом, по-существу, приняты уже давно.

Российская политика противодействия международному терроризму

Согласно Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденной указом Президента РФ от 12.05.2009 N 537, Российская Федерация при обеспечении национальной безопасности в сфере государственной и общественной безопасности на долгосрочную перспективу исходит из необходимости постоянного совершенствования правоохранительных мер по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию актов терроризма, экстремизма, других преступных посягательств на права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественную безопасность , конституционный строй Российской Федерации (п. 36). А к основным источникам угроз национальной безопасности в сфере государственной и общественной безопасности отнесены, в силе иного, деятельность террористических организаций, группировок и отдельных лиц, направленная на насильственное изменение основ конституционного строя Российской Федерации, дезорганизацию нормального функционирования органов государственной власти (включая насильственные действия в отношении государственных, политических и общественных деятелей); деятельность транснациональных преступных организаций и группировок ...; сохраняющийся рост преступных посягательств, направленных против личности, собственности, государственной власти, общественной и экономической безопасности ... (п. 37).

Утвержденная Президентом Российской Федерации 5 октября 2009 г. Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации, определяя терроризм как угрозу национальной безопасности страны, отмечает среди его современных тенденций: расширение географии терроризма, интернациональный характер террористических организаций, использование международными террористическими организациями этнорелигиозного фактора; усиление взаимосвязи терроризма и организованной преступности, в том числе транснациональной; попытки использования терроризма как инструмента вмешательства во внутренние дела государств.

Согласно Концепции, основными внешними факторами, способствующими возникновению и распространению терроризма в Российской Федерации, являются:
а) попытки проникновения международных террористических организаций в отдельные регионы Российской Федерации;
б) наличие очагов террористической активности вблизи государственной границы Российской Федерации и границ ее союзников;
в) наличие в иностранных государствах лагерей подготовки боевиков для международных террористических и экстремистских организаций, в том числе антироссийской направленности, а также теологических учебных заведений, распространяющих идеологию религиозного экстремизма;
г) финансовая поддержка террористических и экстремистских организаций, действующих на территории Российской Федерации, со стороны международных террористических и экстремистских организаций;
д) стремление ряда иностранных государств, в том числе в рамках осуществления антитеррористической деятельности, ослабить Российскую Федерацию и ее позицию в мире, установить свое политическое, экономическое или иное влияние в отдельных субъектах Российской Федерации;
е) распространение идей терроризма и экстремизма через информационно-телекоммуникационную сеть Интернет и средства массовой информации;
ж) заинтересованность субъектов террористической деятельности в широком освещении своей деятельности в средствах массовой информации в целях получения наибольшего общественного резонанса;
з) отсутствие в международном сообществе единого подхода к определению причин возникновения и распространения терроризма и его движущих сил, наличие двойных стандартов в правоприменительной практике в области борьбы с терроризмом;
и) отсутствие единого антитеррористического информационного пространства на международном и национальном уровнях.
Отмечая международный характер современного терроризма Концепция к числу основных задач по его предупреждению (профилактике) относит укрепление международного сотрудничества в области противодействия терроризму.

В Совместном заявлении России - Европейского союза от 28 января 2014 года, стороны отметили "что терроризм, несмотря на имевшиеся в последние годы успехи в борьбе с этим вызовом, продолжает оставаться одной из серьезнейших и постоянно эволюционирующих угроз глобальному миру и безопасности. В контексте набирающей темпы глобализации и расширяющегося использования передовых технологий терроризм быстро развивается, распространяется на все новые регионы мира, расширяется диапазон деятельности его сторонников". Стороны отметили, что "борьба с терроризмом является долгосрочным процессом, который требует от международного сообщества комплексного подхода и объединенных усилий для противодействия террористам, стремящимся навязать свою волю государствам как на национальном, так и на региональном и международном уровнях".

Признавая международную составляющую современного терроризма, данные документы содержат его политическую оценку и устанавливают, что правовое обеспечение противодействия терроризму включает в себя не только постоянный мониторинг и анализ терроризма как явления, проблем в организации деятельности субъектов противодействия терроризму, но и законодательства Российской Федерации и международного опыта в данной области, подготовку и принятие соответствующих правовых актов, направленных на повышение эффективности противодействия терроризму.

Международный опыт

Криминализация терроризма как преступления по международному праву (преступления международного характера) осуществлена в большом числе международных антитеррористических договоров универсального и регионального характера. Ныне подпосано 40 "антитеррористических" международных договоров - 18 универсальных в рамках ООН (14 документов и 4 поправки к ним) и 22 региональных. Практически все они сводятся к закреплению обязательств государств:
- по криминализации и пенализации во внутригосударственном праве отдельных преступлений террористического характера (фактически описывая объективные признаки конкретных составов преступлений);
- по формированию правовых основ отдельных аспектов международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства по делам о терроризме.
При этом ни в одном из ныне действующих международных договоров как универсального, так и регионального характера нет дефиниции "международный терроризм". Все они оперируют определениями конкретных видов террористических актов (захват заложников и др.), терроризма или террористических преступлений.

Нет такого определения и в единственном международном договоре, который в своем названии содержит этот термин - в Конвенции Организации Исламская конференция о борьбе с международным терроризмом (Уагадугу, 01.07.1999 г.), согласно которой:
- терроризм означает любой акт насилия или угрозу такого акта, независимо от его побудительных причин или намерений, который совершается ради осуществления единоличного или коллективного преступного плана с целью запугивания людей или угрозы нанесения им вреда, либо создания опасности для их жизни, чести, свободы, безопасности или прав, либо создания угрозы для окружающей среды или для любого объекта или любой государственной или частной собственности, либо завладения ими или их захвата, либо создания угрозы для отдельного вида национальных ресурсов или для международных объектов, либо создания угрозы для стабильности, территориальной целостности, политического единства или суверенитета независимых государств;
- террористическое преступление означает любое преступление, которое было совершено, начато или в котором приняли участие ради достижения террористической цели в каком-либо из Договаривающихся Государств либо против его граждан, имущества или интересов или иностранных объектов и граждан, находящихся на его территории, и которое влечет за собой наказание согласно его внутреннему законодательству; а так же преступления, предусмотренные в антитеррористических конвенциях ООН, за исключением тех, которые исключаются на основе законодательства Договаривающихся Государств или государств, не ратифицировавших их.

Фактически в действующих международных договорах даны разнообразные дефиниции, относящиеся к т.н. "внутригосударственному терроризму". А разработанные определения использованы государствами-участниками для криминализации терроризма в национальном уголовном законодательстве в качестве общеуголовных преступлений, отнесенных, как правило, по своему родовому объекту к преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка, что является составной частью внутригосударственного правопорядка.

Разница разработанных государствами в национальном законодательстве дефиниций объективно создает препятствия для международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства по уголовным делам о терроризме. Преодолеть эти трудности возможно в случае выработки общепризнанного определения понятия "международный терроризм" и придания ему юридически обязательной силы международным договором универсального характера.

Именно поэтому Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 51/210 от 17.12.1996 г. был сформирован Специальный комитет для разработки на первом этапе проектов международных конвенций о борьбе с бомбовым терроризмом и с актами ядерного терроризма. С 2000 г. он приступил к разработке и обсуждению проекта Всеобъемлющей конвенции о международном терроризме. Достигнутый при этом прогресс позволяет заключить, что выработка общепризнанного определения международный терроризм в принципе возможна. Именно поэтому, несмотря на незавершенность разработки Проекта, упомянутый Специальный комитет по поручению Генассамблеи ООН приступил к подготовке созыва дипломатической конференции высокого уровня для обсуждения вопроса о противодействии международному терроризму.

Национальный опыт

Осознание потребностей противодействия именно международному терроризму повлекло за собой то, что отдельные государства приступили к формированию законодательства об уголовной ответственности за него не дожидаясь результатов международных усилий по выработке общепризнанного определения этого явления. Данный шаг вполне объясним, если учесть, что подготовка и согласование международных договоров, в особенности глобального уровня, занимают длительное время.

К настоящему времени уголовная ответственность за международный терроризм установлена небольшим числом стран (США, Македония, Черногория, Армения, Белоруссия). Но и их опыт весьма поучителен, поскольку формулировки данного состава преступления в праве разных стран существенно различаются.

Так, согласно ? 2331 Титула 18 Свода законов США "термин "международныи? терроризм" означает деятельность, которая
(A) включает акты насилия или акты, представляющие угрозу человеческои? жизни, которые являются нарушением уголовных законов Соединенных Штатов или какого-либо штата, либо которые являлись бы уголовно наказуемым деянием, если были бы совершены в пределах юрисдикции Соединенных Штатов или какого-либо штата;
(B) выглядит направленнои? (i) на запугивание или принуждение гражданского населения; (ii) на оказание влияния на политику какого-либо правительства посредством запугивания или принуждения; либо (iii) на оказание воздеи?ствия на деи?ствия какого-либо правительства посредством массового поражения, убии?ства государственного деятеля или его похищения; и
(C) имеет место преимущественно вне территориальнои? юрисдикции Соединенных Штатов или осуществляется с пересечением государственных границ в смысле используемых для ее осуществления средств, лиц, избранных объектами запугивания или принуждения, либо места, в котором деи?ствуют или ищут себе убежище нарушители".

Статья 447 УК Черногории "Международный терроризм" гласит:
"1) Лицо, которое, руководствуясь намерением причинить вред иностранному государству или организации, совершает похищение человека или иной акт насилия, устраивает взрыв или пожар или совершает иные в целом опасные действия либо угрожает применением ядерных, химических, бактериологических или иных опасных средств, наказывается тюремным заключением на срок от трех до 15 лет.
2) Если преступление, упомянутое в пункте 1 настоящей статьи, приводит к смерти одного или нескольких человек, исполнитель преступления наказывается тюремным заключением на срок от пяти до 15 лет.
3) Если при совершении преступления, упомянутого в пункте 1 настоящей статьи, исполнитель совершает умышленное убийство, исполнитель преступления подлежит тюремному заключению на минимальный срок в 10 лет либо тюремному заключению на срок в 30 лет".

Аналогичное определение содержит ст. 419 УК Македонии.

В статье 389 УК Армении под международным терроризмом понимается "организация или осуществление на территории иностранного государства взрыва или поджога либо иных действий, направленных на уничтожение людей или причинение им телесных повреждений, уничтожение или повреждение зданий, сооружений, дорог и коммуникаций, средств связи или иного имущества, совершенные в целях разжигания международных осложнений или войны либо дестабилизации внутренней обстановки иностранного государства".

По УК Белоруссии (ст. 126) объективную сторону международного терроризма также образуют "убийство или причинение телесных повреждений государственным или общественным деятелям иностранного государства, либо причинение вреда их имуществу" .

В отечественном законодательстве термин "международный терроризм" пока не используется. Вместе с тем в п. 3 ст. 3 Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" сформулировано иное понятие - "международная террористическая деятельность", которая определяется как "террористическая деятельность, осуществляемая:
а) террористом или террористическои? организациеи? на территории более чем одного государства или наносящая значительныи? материальныи? ущерб интересам более чем одного государства;
б) гражданами одного государства в отношении граждан другого государства или на территории другого государства;
в) в случае, когда как террорист, так и жертва терроризма являются гражданами одного и того же государства или разных государств, но преступление террористического характера совершено за пределами территории? этих государств".
Однако эти деяния не получили криминализации в УК РФ ни как самостоятельный состав преступления, ни как одно из обстоятельств, отягчающих ответственность террористов.

Изложенное позволяет констатировать серьезную дефектность национальных (внутригосударственных) правовых основ международного сотрудничества в борьбе с терроризмом. И во многом это связано с тем, что пока можно говорить лишь об условном, собирательном понятии международного терроризма, содержащем признаки ряда преступлений, которые мировое сообщество относит к таковым посредством международных договоров. Но не о юридически выверенном и точном его определении и установлении уголовной ответственности за него в УК РФ.

Что делать

Учитывая прогресс в разработке на международном уровне дефиниции "международный терроризм", а также уже начавшийся процесс установление в уголовном законодательстве зарубежных стран уголовной ответственности за преступление международного терроризма, отечественному законодателю вряд ли стоит оставаться в стороне от криминализации и пенализации этого преступления в отечественном уголовном праве. С учетом доктринальных положений и принимая во внимание вовлеченность в террористическую деятельность на территории нашей страны "иностранного элемента", есть основания для рассмотрения по существу вопроса о дополнении УК РФ нормами об уголовной ответственности именно за международный терроризм.

При этом представляется важным, чтобы ответственность за это преступление в УК РФ была установлена не только по территориальному признаку, подобно нормам уголовного законодательства указанных выше стран (как за преступление, совершенное на территории иностранного государства и/или против его интересов), а в развитие норм п. 3 ст. 3 Федерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму". С тем, чтобы за преступления терроризма с любым т.н. "иностранным" элементом, совершенным не только за рубежом, но и на территории России, виновные лица несли уголовную ответственность за международный терроризм.

При этом законодателю следует понимать, что объектом международного терроризма как преступления в первую очередь являются внутригосударственные правоотношения и правопорядок, мир и безопасность. Данное понимание станет отражением достигнутого по этой проблеме консенсуса, который нашел свое выражение в преамбуле проекта Всеобъемлющей конвенции о международном терроризме, где указано, что "акты, методы и практика терроризма представляют собой грубое пренебрежение целями и принципами Организации Объединенных Наций, что может угрожать международному миру и безопасности, ставить под угрозу дружественные отношения между государствами, препятствовать международному сотрудничеству и вести к подрыву прав человека, основных свобод и демократических основ общества".

Возможные возражения на такую постановку проблемы, связанные с отсутствием пока общепризнанного определения международного терроризма, вряд ли могут считаться серьезным доводом против его криминализации в отечественном уголовном законодательстве. Ибо, как учит история борьбы с терроризмом, первые национальные законы об уголовной ответственности за него появились в мире задолго до признаваемой большинством государств дефиниции (первым специальным актом в этой области стал Указ Временного государственного совета Государства Израиль о пресечении терроризма 1948 г.) и, по крайней мере, за 15 лет до рождения первой антитеррористической конвенции ООН - Конвенции о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов 1963 года.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован