Эксклюзив
Гольдреер Михаил Маркович
06 ноября 2015
2517

Рассказы сафариста

Main morskaya cikada2

В самые поздние советские времена в заграничных фильмах и книгах замелькали беспечные герои, которые легко меняли перспективы карьерного и делового успеха на бесприютную свободу бесконечно наслаждаться курортными радостями тёплых морей,перебиваясь случайными заработками, случайными подругами, случайным кровом, палатками, шалашами, спальными мешками.
Прошло определённое время, и теперь уже россияне или другие жители бывшего СССР в одиночку, группами или целыми колониями прочно осели на жарких берегах, когда-то совершенно недоступных их родителям и дедам. Кто-то из этих "вечных курортников" увлёкся экзотическими религиозными практиками, кто-то подсел на дешёвую и доступную наркоту...
Но меня заинтересовали другие типажи. Те, что сродни бродягам Эрнеста Хемингуэя и Джека Керуака, но уже в нынешнем исполнении 21-го века. Вот их точечные портреты. Возраст от 23 до 40 лет. Физически крепкие и спортивно развитые, жизнерадостны. Почти все имеют серьёзное образование, часто из лучших университетов. Умеют хорошо работать руками, разбираются в технике, обладают массой всяких полезных навыков. Владеют иностранными языками, вообще хорошо обучаемы. Таковы эти мужчины и женщины. Личная жизнь их легка и разнообразна, даже если ими создана настоящая семья, но это - только до рождения детей. Если пошли дети, то начинают оседать и вить гнёзда. Так вот эту генерацию я бы назвал не курортниками, а сафаристами. Потому что их цель - охота за рискованными удовольствиями. Все они поголовно обожают серфинг, яхты, подводную охоту, подводное плавание и стараются не засиживаться подолгу на одном месте.
С одним таким "сафаристом" я познакомился в своём родном городе, уроженцем которого тот является.Сейчас ему 35 лет. В старших классах средней школы родители смогли отправить его доучиваться в одну из европейских стран, благо их сын уже отлично освоил английский язык и вообще был хорошим учеником. После школы парень легко поступил в престижный московский вуз, на третьем курсе начал ездить в Англию в университет, с которым этот вуз сотрудничал. Самые лучшие  студенты из Москвы имели право учиться полгода в Москве, полгода в Англии, а потом получить сразу два диплома; московский и английский. Получив диплом, наш выпускник устроился в Англии работать в международную турфирму, которая катала обеспеченных отпускников на своих яхтах по Средиземному и Красному морям. А наш герой  отлично водил парусно-моторную яхту, прошёл обучение по аквалангу, а на всяческой рыбалке и охоте был с детства помешан. Плюс к этому он умел водить все типы автомобилей и делать им мелкий ремонт. Яхты турфирмы базировались в Египте и Израиле. Проработав в этой фирме около двух лет, наш герой познакомился в Израиле с выходцем из Австралии, инженером-корабелом, который в его фирме инспектировал яхты после плановых ремонтов. Эти ремонты делались каждый год после закрытия туристического сезона, а яхты для этого перегонялись в Грецию. Мой земляк на пару с австралийцем предложил своей фирме делать плановые ремонты без перегона, прямо в Израиле. Фирма решилась на этот эксперимент, и он получился! Земляк и австралиец сколотили бригаду из украинских гастарбайтеров, и дело пошло так  удачно, что через три года землячок смог сам купить себе крупную парусно-моторную яхту!Он поставил её в израильской марине местного яхт-клуба и превратил в отличную трёхкомнатную квартиру-дачу.После чего уволился  с работы и полностью отдался своим увлечениям, подбирая временные приработки так, чтобы они были продолжением его развлечений. Попутно следует сообщить, что, помимо английского, он за это время свободно освоил иврит и весьма сносно - арабский разговорный. Когда земляк приезжал в родной город повидать своих родителей, то я мог подолгу выспрашивать и выслушивать рассказы о его странствиях, а теперь, с его разрешения, решил опубликовать некоторые из них в виде очерка от его лица. Итак.
Когда я решил подробно пообщаться с Красным морем, то приехал на израильский курорт Эйлат, на берегу залива Эйлат, берега которого принадлежат также Иордании и Египту. Это залив гигантской глубины, с отличными рифами вдоль берега и очень разнообразной фауной. Для заработка нанялся начальником команды (боцманом!) на французскую парусно-моторную шхуну, возящую туристов по заливу. В свободное время я плавал среди рифов в маске или акваланге, глазея на фауну. Очень хотелось чего-нибудь добывать, но в Эйлате мощная экологическая полиция, и всё запрещено. Помогли ребята из команды шхуны, они навострились иногда нарушать запреты. Так, однажды ночью, мы плавали возле шхуны на шлюпке, подсвечивая воду фонариком, и пару раз на нас выскакивали стайки летучей рыбы, часть из них попала в наш подсак, установленный на носу лодки. В другой раз ребята организовали ночную охоту на гигантского кальмара. Такие в Эйлате плавают на огромных глубинах, где почти арктический холод, который они любят. В полной темноте мы выехали на катерке на середину залива и опустили в воду снасть. Это был тонкий, но крепкий трос, на конце которого металлический груз с очень острыми крючьями, типа якорь-кошка. Над кошкой закрепили рыбину кило на три, над рыбиной установили мигающий фонарик. Всё это быстро спустили на глубину 400 метров и стали ждать... Через полчаса трос так рвануло, что катерок закачался! Тут же включили мотор лебёдки, и снасть пошла вверх. Когда подтянули уже саму кошку к поверхности, вода забурлила, на крючьях сидел настоящий монстр! Его подтащили к борту и выключили мотор лебёдки. Кальмар намертво присосался к борту катера, частично под водой, частично над... Я в недоумении спросил, чего дальше-то делать будут? Мне сказали, чтоб ждал. Кальмар бесился примерно минут сорок, снасть не давала ему сорваться и уплыть, опять же мучила разница в давлении между глубиной и поверхностью. В общем, постепенно спрут отключился и обвис. Тогда его и вытянули на палубу. Щупальца кальмара достигали почти двух метров длины, некоторые присоски на них были с хорошее блюдце. Все весело разглядывали добычу, стараяь фотографировать, несмотря на темноту ночи. Потом кальмара расчленили и спрятали в трюм. На берегу его принял хозяин магазина, который торговал рыболовными снастями  и наживкой для морской рыбалки. Неплохо, между прочим, заплатил...
В том же Эйлате есть пограничный пункт в Египет, на побережье Синая. Мне сказали, что там рифы побогаче будут, а строгостей почти никаких. Вот я и сорвался туда однажды на три дня. Прошёл пешком египетский КПП, взял местное такси и приехал на ближайшую стоянку для туристов. Побережье Синая это территория бедуинов, арабских "цыган", которые и взяли на себя все заботы о туристах. Прежде всего - их снабжение. То есть доставляют всё, что попросят туристы, только плати. Еду, напитки, одежду, лёгкие наркотики, а ещё бедуины ловят тут же в море рыбу и морепродукты на заказ. На моей стоянке туристы были, в основном, молодёжь из Европы:немцы, скандинавы, англичане. Полно отвязных девчонок, свободная, но вполне безопасная и культурная атмосфера. Кто-то снимал комнаты в гостиничных домиках, кто-то в шатрах, многие жили в своих палатках и спали в спальных мешках. Кафешки тоже были в бедуинских шатрах. Однажды мне очень понравилась на обеде жареная рыба-дудка. Это узкая хордовая рыбёха из Красного моря, костей нет, как у осетра, а на носу длиннючий нарост, похожий на дудку. Я хотел заказазть ещё порцию этой рыбы, но хозяин-бедуин сказал, что это возможно только к завтраку, надо ещё поймать. Тогда  я упросил его показать, как он ловит. Ночью мы с ним вышли на берег. Бедуин лёг лицом вниз на лёгкий плотик из тростника, отплыл от берега метра на три и начал мигать ручным фонариком. Через некоторое время он сделал свободной рукой несколько резких движений, и в ней забилась рыба-дудка, схваченная за нос! Я был в восторге и захотел проделать это сам... Бедуин мне растолковал что и как, после чего я также отплыл на плотике и начал мигать фонариком. Через некоторое время заметил, что рядом у поверхности закружила дудка. Тогда я начал мигать строго в одном месте и стараться, чтобы плот не шевелился. После это рыбина заплыла под плотик, и встала строго напротив того места, что освещал, мигая, фонарик. А её нос из-под плота выглядывал. Вот я его и цапнул резко свободной рукой! Всё получилось, рыбина потянула на полтора кило,  бедуин её радостно забрал в оплату моей экскурсии с ним. Не я один любил заказывать эту вкусноту у него.
Моя яхта стоит в марине города Ашдод, столицы "русского Израиля", там большинство населения русскоязычно. А в открытом море, километрах в пяти от берега, располагается единственная в мире рыборазводная ферма открытого моря. При штормах её садки опускают от поверхности ниже уровня волн. Другие такие фермы находятся в бухтах. На этой ферме разводят разновидность дорадо - морского карася, которого полно и на прилавках России, привозят из Турции и того же Израиля. Примерно год я проработал водолазом в фирме, которая владеет этой ашдодской рыбофермой. В задачу команды водолазов входило регулярное дежурство на судне возле садков, чтобы оперативно их чинить, когда они повреждались. А повреждались они часто! Сети садков сделаны из толстых синтетических нитей. И на них часто кидались местные акулы и прогрызали, чтобы добраться до рыбы внутри. Это были акулы-няньки, тигровые и голубые акулы. Все, в среднем, по два метра длиной. Когда такая тварь прогрызала сеть и прорывалась в садок, мы впятером в аквалангах вплывали за ней туда же, держа свою сетку, которую набрасывали на неё, после чего требовалось акулу зажать, перевернуть вниз спиной и удержать хоть полминуты. Тогда она обездвиживалась, её вытаскивали из садка судовой лебёдкой и отбрасывали подальше, пусть отходит. Промысел акул в Израиле запрещён. Достаточно легко было с голубыми и тигровыми акулами, они агрессивны, сами на нас бросались. А вот нянек приходилось подолгу окружать пока зажмёшь, они от нас удирали,кружа внутри садка. Возле садков всегда "тусовалось" много посторонней рыбы, поэтому мы от скуки на судне часто рыбачили, ловили рыб-игл, акулят,иногда рифовых окуней, или крупных вольных дорад. Эти дорады были гораздо крупнее морских карасей, раскрас имели не белый, а жёлто-зелёный,тушёные с овощами очень недурственны. Однажды мы обнаружили, что к садкам стал регулярно, хоть часы сверяй, приплывать огромный голубой тунец. Он просто задразнил нас своим беспечным присутствием. Вообще-то голубых тунцов в Израиле добывать можно только по специальной лицензии, но уж больно легкодоступен был этот нахал. И мы - решились. У меня имелось мощное гарпунное ружьё. К нему за 5000 шекелей (шекель - 10 рублей!) мы купили мощный поплавок из двух металлических понтонов, к которым прикрепили линь от ружейного гарпуна. И в одно прекрасное утро я нырнул, подплыл к тунцу, он даже не обратил на меня внимания, и всадил гарпун ему в голову. После этого наш катер примерно час медленно шёл за нашими понтонами, которые уплывали, то ныряя, то всплывая. Затем встали. Тогда мы подняли тунца на поверхность. В нём было сто килограмм. Ещё через час, по звонку от нас, к нам подплыл катерок хозяина ресторана, который и купил у нас рыбину для суши целиком. Мясо голубого тунца в Израиле ценят очень высоко; от 600 до 1000$ за килограмм. Уж как наш покупатель собирался отчитываться за свою покупку на берегу, тунец ведь незаконный, мы так и не узнали... Тоже, видать, коррупция! Но мы за свои усилия получили по 15 тысяч шекелей каждый. Было за что бороться!
 Однажды один из моих израильских приятелей предложил мне поехать с его компанией к реке Иордан, поохотиться на сомов(?!)... Предложение меня изумило! Зная, как "зверствует" в Израиле экологическая охрана, я сразу же спросил, мол, не влипнем ли на браконьерстве? И меня тут же просветили, хохоча...
В Израиле достаточно строго соблюдают религиозные требования в различных сферах жизни, в том числе и питании. А по их религии в пищу из воды можно употреблять только то, что покрыто чешуёй. Таким образом запрещаются все вкусности в виде ракообразных, моллюсков, сомов и даже осетров! Правда, во всех ресторанах можно свободно получить свежайшие морепродукты любого вида, но ведь это вроде бы предназначено для иностранных туристов, так что осуждению не подлежит. Как бы там ни было, сомы считаются несъедобными, их не ловят даже для ресторанов, спроса нет, и полиция просто не обращает внимания на тех, кто решил добыть пару-тройку этих рыбин, ибо вдруг это просто исследователи-биологи или коллекционеры-чучельники.
Мне до этого случая уже приходилось бывать на священном Иордане и озере Кинерет, куда эта река втекает, и где когда-то Христос встретил своих апостолов, местных рыбаков. Места эти - рыбные, водится, и обильно, более 20 видов. Наиболее известна рыба Святого Петра, которую когда-то готовили и подавали Иисусу Христу. Теперь её можно отведать в местных ресторанах. Это цихлидовая рыба, разновидность африканской тилапии, хороша запечённая в фольге с оливковым маслом и чесноком, отлично идёт под местное полусладкое шардоне.
По берегам Кинерета всегда полно людей с удочками, но если им попадается сомик, то не берут, отпускают. В некоторых местах там можно видеть стайки уже почти ручных сомов, которые подплывают к берегу, а туристы их кормят.
В общем, мы собрались и выехали на сомов на трёх машинах. Четыре парня и две молодки, жёны некоторых из них, все - выходцы из стран бывшего СССР. Был апрель-месяц, Иордан разлился после сезона дождей. Когда мы прибыли на место, которое находилось недалеко от впадения Иордана в Кинерет, то увидел громадный плоский луг, залитый везде водой по колено. В воде, кстати, густо плавали стайки разной рыбёхи...
И тут я начал внутренне удивляться! В своё время с отцом мне приходилось ловить сомов на Волге и Ахтубе, поэтому я знал, что это рыба придонная, на мелководье если и выходит, то на очень короткое время, быстро что-нибудь хапнуть и обратно в омут. Причём всегда старается, чтобы буквально рядом, на расстоянии одного броска, была спасительная глубина... А тут - сплошной "лягушатник" с травяным дном, хорошему сому и окунуться толком некуда.
Но было не до вопросов. Мы выгрузились, наши дамы начали обустраивать бивуак, а мы - готовиться к охоте. Надели шорты, старые кроссовки и бейсболки от солнца. Затем наш вожак вытащил свою острогу. Она была из нержавейки. Древко свинчивалось из двух колен, наконечник в виде трезубца, только зубов - пять. После чего нам был дан подробный инструктаж, и вожак начал охоту. Он взял острогу и вошёл в воду, передвигался медленно, вглядываясь, мы молча следили с берега. Зайдя довольно далеко и побродив почти полчаса, он вдруг встал, осторожно выпрямился и начал делать нам руками знаки, о которых сообщил на инструктаже.  По этим знакам мы вошли в воду цепью, осторожно прошли по ней ещё дальше вожака и встали возле ориентиров, которые были нам указаны. После этого он взял острогу в боевое положение, то есть двумя руками, концом к воде и подавал нам сигналы уже кивками головы. Мы стали осторожно приближаться к нему от одного ориентира к другому, сжимая полукольцо. Через какое-то время получили приказ стоять, затем по сигналу вожака то один, то другой делали небольшие всплески ногами. Наконец охотник ударил в воду своей острогой! И она закипела! Тут уж мы побежали к вожаку. Острога прижимала ко дну мощную рыбину, бившую хвостом-плесом во все стороны, вода краснела кровью, но сом не сдавался. Однако ребята быстро спеленали его имевшейся у них сетью.
На берегу я разглядел наш трофей подробно. Весил он почти 70 кг. По виду и окрасу почти как наши сомы, только усов - восемь штук, ну и в строении морды небольшие отличия. Далее охота пошла так; всё то же самое, только выискивать сомов должны были уже мы, а не вожак. Всего мы добыли трёх штук, все по весу такие же здоровяки. Последним вызвался искать "дичь" я. Медленно я пошёл в том же направлении, что наш вожак и искатель, работавший передо мной. Мне объяснили, что эти сомы ходят стаей, и где был один, там и другие неподалёку. Всё сошлось, я обнаружил своего красавца метрах в пятнадцати от того места, где был пойман наш первый трофей. Мой усатый лениво шевелил плавниками возле небольшого куста в стайке мелких рыб. Я увидел его на расстоянии метров пяти-семи от себя. Тут же сделал соответствующий сигнал партнёрам. Вожак с острогой двинулся ко мне , а остальные к ориентирам, которые были мною указаны. Когда охотник встал возле меня, то я ушёл к месту, которое было мне предназначено. Далее всё произошло, как уже описывал, то есть мы подогнали рыбину к охотнику на расстояние броска, и он ударил.Затем у нас был часа на два пикник с шашлыками из индейки, за которым я узнал много интересного. Сомы в Иордане это клариевые сомы, родственники африканских. От европейских сомов отличаются тем, что не боятся мелководья, любят сбиваться в стаи и даже способны передвигаться по суше из водоёма в водоём наподобие угрей. А вот быстро двигаться подолгу не любят, как и наши, европейские усачи. То есть хватают добычу с одного короткого броска, не гоняясь за ней подолгу, вроде щуки. Так же и от опасности уходят короткими перебежками, поэтому их и можно подогнать к охотнику на  расстояние удара , слегка подпугивая с нужных сторон.
Когда возвратились и поделили добычу, то я согласился взять не более 5 кг, но и получил одну из самых мясистых частей. Жирны эти сомы необыкновенно! От этого - мясо - нежнейшее. Большую часть я пустил на котлеты, а примерно полтора кило присолил, разрезав толстыми ломтями, потом развесил ночью над палубой своей яхты в бухте Средиземного моря, и на ночном бризе к утру ломти покрылись сухой корочкой. После этого я их завернул в хлопковые тряпицы, положив на месяц в нижние ящики холодильника по рецепту моей бабушки. Через месяц извлёк, пригласил друзей по давешней охоте и угостил под пиво. Восторгам не было конца! Сначала они решили, что я привёз из России какой-то необыкновенный балык из осетрины,а как узнали что к чему, то тут же решили снова как можно скорее выловить и себе иорданского сома. Вот только Иордан уже вошёл после разлива в свои обычные берега.
В мае 2013 года один мой старый знакомый предложил мне совершить на его яхте переход по внешним греческим островам;  Кипр, Родос, Карпатос, Касос, Крит. Поскольку его вес и здоровье уже не позволяли ему осуществить это в качестве капитана, то на эту роль он пригласил  меня.Мы вышли из израильской Хайфы на парусно-моторной пятнадцатиметровой яхте в сторону Кипра в составе 4-х человек,   на этот переход к нам присоединился еще один знакомый со своим 10-летним сыном. Все время до Кипра мы шли на моторе против волны и ветра, что очень нас утомило.Этот переход занял 36 часов.
По прибытии на Кипр мы заправились горючим и отправились в город Ларнаку, где видели розовое солёное озеро, которое наполняется водой только в зимнее время, когда на него прилетают стаи фламинго. Затем побывали в городе  Пафос, где быстренько осмотрели какие-то древнегреческие развалины. После чего отплыли непосредственно в Грецию, в направлении острова Крит. По пути туда мы вынуждены были укрыться от шторма у берегов острова Карпатос, где пришлось бросить якорь под берегом, на который выходила взлётная полоса местного аэродрома. А это запрещено местными законами. Мы просто не смогли зайти из-за шторма в порт, но полиция с этим не посчиталась и арестовала нашу яхту на неделю. Пока стояли под арестом вынуждены были снабжаться с помощью местных рыбаков, покупая у них хлеб, овощи и свежую рыбу. Рыба была похожа на нашего леща, только очень разноцветная и яркая, а ещё мы брали у них моллюсков, похожих на устриц, которых и ели также, живыми с лимоном. Там же, у этих рыбаков я впервые увидел крупных ракообразных, похожих телом на лангустов с очень интересным строением головы, которая была без усов и клешней. Рыбаки не продавали этих существ, а сдавали по контракту перекупщикам для ресторанов. А ещё я научился у этих рыбаков ловить местных осьминогов. Люблю делать из них супы. Снасть делалась просто. На конец лески привязывались пара тройных крючков якорьком, на ними грузик, над грузиком ленты белого полиэтилена, так чтобы напоминали мелкого осьминожку. Всё это на глубину метров в двадцать и подёргивать. Осьминоги оказывается большие каннибалы и любят хватать собратьев меньшего размера. Из осьминогов я готовлю "сиреневый" суп, потому что их чернильный мешок отчистить до конца невозможно, вот они и красят бульон. Зато во многих прибрежных тавернах Греции очень популярен суп из каракатиц, сваренных в собственных чернилах!
Следующим нашим островом был Касос, там тоже укрывались от шторма ещё три дня, вынужденно любуясь его старыми мельницами,когда-то на этом острове мололи муку для половины Греции. А ещё там полно диких овец, которые пасутся сами по себе, а туземцы их отстреливают, если нуждаются в мясе. В тихую погоду мне удалось понырять у берегов Касоса и Карпатоса и сравнить фауну севера Средиземного моря с его южным берегом. Разница была разительной. У греческих берегов на дне целые поля водорослей, полных живности, особенно много осьминогов, а также ракообразных, похожих на креветки, есть много морских губок. А вот у южных берегов дно песчаное, много крабов и мало водорослей, осьминоги довольно редки, но много каратиц.
После Касоса наконец попали на Крит.Там я увидел существо, которое называют "морской ангел". У поверхности моря на небольшой глубине медленно выплыло что-то треугольное и разноцветное, практически без хвоста. Вернее хвост был одним из углов треугольника, два других угла двигались на манер крыльев, а между ними была голова, похожая на голову тритона. Этот "ангел" удивил своей безбоязненностью и каким-то дружелюбием. К нему можно было приблизиться, погладить, почесать низ головы, после чего существо спокойно уплыло дальше. Когда до него дотрагивашься, то оно очень интересно меняет свои цвета, переливается ими. На Крите в городе Аджос-Николаос пошёл в местный ресторан и там на витрине с колотым льдом, среди других свежих морепродуктов, увидел те ракообразные существа, что были у карпатосских рыбаков. Рыбаки и работники ресторана называли их "каравеллами". Я заказал приготовить себе две небольших "каравеллы" в сливочно-чесночном соусе с местным пивом "Кали", которое очень светлое, почти белое с большим количеством хмеля. Эта "каравелла" была недёшева, но стоила своих денег. На вкус она была похожа на свежую королевскую креветку, но гораздо нежнее, сочнее и насыщенней. Разумеется, "каравелла" была ещё и значительно больше королевской креветки.
На Крите мы оставили яхту и несколько дней поездили по Греции с обычными экскурсиями.Потом вернулись и поплыли восвояси. На этот раз погода была за нас. Три дня на парусах шли до Кипра, а оттуда уже напрямую к месту назначения, в Хайфу.
Между Критом и Кипром наконец удалось порыбачить на спиннинг, поймали двух тунцов по 10 кг каждый. В одну из ночей яхта вспугнула стаю летучей рыбы, она взлетела, несколько рыбок ударились о паруса и упали на палубу. До этого я ловил и видел летучих рыб Индийского океана, которые белого цвета с маленькими головами. Средиземноморские оказались черны и большеголовы. Но не менее вкусны в жареном виде. Однажды днём, за триста миль от ближайшего берега, на яхту залетела птичка,похожая на синицу, но с более коротким хвостом. Посидела на поручне, а после впорхнула в салон, села на край стакана с холодным чаем и напилась из него, не обращая внимания на моего партнёра,который сидел тут же, за столом, перед этим своим стаканом. Напившись, птаха радостно улетела с яхты. В другой день яхту облепила огромная стая здоровенных стрекоз, похоже их занесло в море штормовым ветром. Они сидели у нас часа три, потом снялись и полетели в сторону берега.От Кипра до Хайфы добрались без приключений.
И только уже в России я увидел по телевизору то существо, которое в Греции звали "каравелла". Однако теперь специалист разъяснил, что на самом деле это - "морская цикада", больше всего её обитает в Адриатическом море у берегов Греции и бывшей Югославии, и она действительно один из самых ценимых морских деликатесов.

     

Михаил Гольдреер г. Волжский Волгоградская область

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован